Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

«Слухи о нашей смерти сильно преувеличены»

Война между президентом и Верховным Советом, которая началась в 1992 году и которая приведет к кровавой развязке в октябре, продолжается весь 1993 год.

Большое значение в этой войне придается обладанию СМИ (подробнее о борьбе за «Известия» см. эту ссылку, а о борьбе оппозиции за доступ к эфирувот эту). На стороне Верховного Совета – коммунистические и имперские газеты «Правда», «День», «Советская Россия», а также бывшая ранее на стороне оппозиционера Ельцина «Российская газета». На стороне действующего президента Ельцина – большинство мейнстримовых, демократических СМИ, включая два национальных телеканала и газету «Известия».

Фото Сергея Кузнецова.

Впрочем, даже среди подчиняющихся президенту телеканалов, идет межвидовая борьба. В январе президент подписывает указ (см. текст указа от 19 января), благодаря которому второй канал, РТВ, входящий во Всероссийскую государственную теле- и радиокомпанию, получает больше полномочий и становится статусом выше «Останкино», а именно – «общегосударственной компанией». «Останкино» же в это время остается «российской». Кроме того, компании ВГТРК передается частота четвертой кнопки.

Катастрофой называет этот указ генеральный директор «Останкино» Игорь Малашенко, напоминая в «Независимой газете» об указе от 27 декабря 1991 года, – он определял «Останкино» как российскую компанию, и она в статусе была равна ВГТРК.1 По его логике, «Останкино» станет теперь восприниматься как «ущербное, второстепенное и в конце концов окажется на задворках Российского ТВ», потеряв аудиторию, рекламодателей и закрыв ряд программ. Решение по четвертому каналу он называет «прямым нарушением правовых норм», так как канал уже зарегистрирован как СМИ и имеет свидетельство, которое может быть аннулировано только судом. (Малашенко подаст в отставку всего через месяц, см. 23 февраля, и, по иронии судьбы, именно он станет во главе канала НТВ, который и займет ту самую «четвертую кнопку».)

Социолог Всеволод Вильчек говорит «Независимой газете», что Минсвязи может исполнить указ, только перекоммутировав каналы, а четвертый канал передают Олегу Попцову «бессмысленно и безграмотно».2 А глава Авторского телевидения Анатолий Малкин, имеющий часы вещания на четвертом канале,  рассказал газете (со ссылкой на Михаила Полторанина, прибывшего на совет директоров «Останкино»), как именно был подписан указ. «В то время, когда Полторанин вместе с Филатовым обсуждали проблемы кадровых перемещений в президентском окружении, — рассказывает он, — Попцов пробрался к Ельцину, подсунул ему этот указ, на котором каким-то образом появилась виза Федотова, и президент его подписал. Совет директоров «Останкино» на экстренной встрече с Брагиным и Полтораниным 20 января, занял очень жесткую позицию, потребовав дезавуировать отдельные пункты указа и объявив, что часть коллектива готова к забастовке».3

А вот коллега председателя ВГТРК Олега Попцова, генеральный директор компании Анатолий Лысенко разговоры о перекоммутации каналов и попытках отобрать технику называет «провокационной глупостью». «Коллектив «Останкина» для чего-то подогревают, взвинчивают слухами, в которых нет ни доли правды», замечает он. В договоре двух президентов – Ельцина и Горбачева, в 91-м году было решено передать 4-й канал на переходный период в пользование обеих компаний, а теперь этот этап завершен. «Если нам предложат интересные программы в русле нашей концепции, — говорит он, — мы с удовольствием пойдем на сотрудничество, в том числе с «Останкиным». Точно так же речь в указе идет не об исключительном, а о совместном с «Останкиным» использовании системы «Москва-Глобальная». Указ появился не с бухты-барахты: на нем стоят визы 11 или 12 министерств и ведомств. Все разговоры о том, что указ президенту подсунули, та же провокационная глупость». 

Любопытно, что проект этого указа президента был опубликован в «Независимой газете» еще в конце ноября 1992 года, сразу после увольнения с должности председателя телекомпании «Останкино» Егора Яковлева (подробно об отставке см. предыдущий выпуск YeltsinMedia). Отзыв Яковлева на проект указа был жестким, он написал президенту Борису Ельцину и министру печати Михаилу Полторанину письмо – в ответ, как он пишет, на поручение от 12 ноября 1992 года. И это письмо – рядом с проектом указа – опубликовал главный редактор «Независимой» Виталий Третьяков. С тех пор так и осталось неразгаданной загадкой, была ли критика этого указа Яковлевым одной из скрытых от публики причин отставки.

Яковлев, оценивая проект указа, называет его «очередной, в ряду многих других, попыткой захватить эфир и технические средства телерадиокомпании «Останкино», не считаясь ни с интересами аудитории, ни с уже существующими нормативными документами».4 «Авторам проекта явно не дает покоя тот факт, что РГТРК «Останкино» подчиняется Президенту России, и они стремятся усилить за ее счет позиции ВГТРК, находящейся под контролем Верховного Совета, — пишет Яковлев. — Весь смысл проекта Указа сводится к попытке подменить творческую конкуренцию в телеэфире предоставлением политических преимуществ одной из телерадиокомпаний России. Намерения авторов Указа прямо противоречат курсу руководства Российской Федерации на недопущение монополизации телерадиовещания. Так предоставление ВГТРК как одной из российских компаний прав на проведение единой научно-технической политики означало бы предоставление этой компании возможностей проводить недобросовестную конкуренцию по отношению к другим телеорганизациям».

Яковлев критически оценивает и пункт, где «априорно декларируется важность распространения телепрограмм ВГТРК», и идею передачи IV канала в ведение ВГТРК, и попытку ВГТРК «прибрать к рукам проект [«Москва-Глобальная»], к разработке которого эта компания никакого отношения не имела», и обвинения главы ВГТРК Олега Попцова, высказанные в письме в Совет безопасности России, где тот обвинял «Останкино» «в попытке подорвать безопасность России, действуя рука об руку с международным империализмом».

Какую реакцию вызвало это письмо у адресатов, осталось тайной, но Яковлев вскоре после него был отправлен в отставку, текст указа в пользу ВГТРК вышел в свет с незначительными изменениями, а, значит, глава ВГТРК Олег Попцов в этот момент выиграл аппаратную борьбу за расширение своих ресурсов. И все это – несмотря на то, что за полгода до этого Ельцин намеревался уволить обоих телевизионных руководителей (см. 3 июля 1992), а за месяц до этой угрозы выражал претензию лично Попцову — о том, что «Российское телевидение более зло комментирует действия президента, ситуацию в России, чем это делает первый канал», а ведь президента должно «немножко любить» (см. 10 июня).

Той же весной Министерство печати России пытается закрыть оппозиционные газеты. В один и тот же день, 19 марта, оно подает два иска – за злоупотребления свободой печати. Первый – в Свердловский народный суд Москвы, к «Советской России». По данным «Коммерсанта», Министерство напоминает в иске о своих предыдущих официальных предупреждениях, которые были вынесены за две статьи об акциях протеста оппозиции у «Останкино» летом 1992 года (статьи «Останкино. 22 июня, 4.30 утра…» и «Сына убили на глазах матери»), за публикацию обращения Фронта национального спасения к гражданам России в октябре 1992 года, за статьи «Не забывайте о русских», «Аргументы каменного века» и майскую статью 1993 года «Обед с Бурбулисом».5

По мнению экспертов министерства, эти публикации нарушали ст. 4 закона о СМИ (недопустимость разжигания социальной нетерпимости, ст. 74 УК России (нарушение национального и расового равноправия) и порочили российский кабинет министров.

С иском к газете «День» министерство обращается в Дзержинский районный народный суд, обвиняя ее в призывах к свержению конституционного строя и разжигании социальной розни и имея в виду официальные предупреждения, вынесенные 2 ноября 1992 года, 1 и 9 марта 1993 года. «В качестве примеров нарушений в исковом заявлении названы статьи «Преступник Ельцин должен уйти», «Козырев — враг России номер 2» и фраза «Так поведут демократов», помещенная под фотографией, изображающей пленных солдат и офицеров Вермахта, под конвоем шествующих по улицам Москвы», — сообщает «Коммерсант».6 Представители министерства требуют закрыть и эту газету.

Главный редактор газеты «День» Александр Проханов 12 мая 1993 года, после заседания по иску Мининформпечати Российской Федерации о прекращении деятельности газеты «День» в Дзержинском районном народном суде Москвы. Нетелев Роберт/ Фотохроника ТАСС.

Газета «Правда» между тем возмущена газетой правительства России «Российские вести»: «В статье об исках Минпечати к оппозиционным изданиям, — пишет старейшая газета коммунистов, — «Российские вести» добавляют: «Недалеко ушла от них и «Правда». Что это? Провокационная рекомендация руководству Мининформпечати, за кого браться далее? Или отзвук неких «прямых указаний», которыми за последние полтора года правдистам грозили не раз? В ответ же мы неизменно повторяли слова классика: слухи о нашей смерти сильно преувеличены».7 Последние слова газета выносит в заголовок новости, которая стоит рядом с «шапкой».

17 мая суд отклоняет иск о закрытии «Советской России», а 10 июня – иск о закрытии газеты «День». По заключенному мировому соглашению министерство отказывается от требования закрыть «День», а редакция признает нарушение закона о СМИ и обещает воздерживаться от нарушений в дальнейшем.

Начальник правового департамента министерства Иван Близнец говорит «Интерфаксу», что суд проигнорировал нормы закона о СМИ и фактически пришел к выводу о том, что, прежде чем вынести газете предупреждение за публикации, нарушающие 4-ю статью Закона о СМИ, необходимо дождаться осуждения авторов этих публикаций или главного редактора по соответствующей статье Уголовного кодекса.8 По словам Близнеца, такое решение суда может открыть путь к вседозволенности для средств массовой информации — любое издание сможет печатать что угодно и призывать к чему угодно, а Министерство печати будет бессильно воспрепятствовать этому.

«Я очень скептически отношусь к сегодняшнему режиму, но суд у нас действительно становится гарантом законности», — говорит Александр Проханов после суда. «Разумеется, оправдание деятельности одиозной газеты, занимающей откровенно экстремистскую, поджигательную позицию, можно отнести на счет некомпетентности людей, которые в суде поддерживали иск министерства, — комментируют решение суда «Московские новости». — Они не сумели свои представления о преступной деятельности газеты облечь в четкие юридические формулы, не учли, что перед ними противник, искушенный в натяжках и передержках. Но давайте посмотри на процесс «Дня» в контексте других событий: в подземных переходах открыто продают фашистские листки, на демонстрациях Фронта национального спасения, других массовых собраниях высоко подняты плакаты со свастикой. Между тем любые попытки использовать силу и авторитет закона неизменно терпят неудачу.  <…> Что касается журналистов «Дня» и других подобных газет, в раскачивании государственного корабля они видят для себя единственный способ удержаться на плаву. При мирном, нормальном плавании они — никто».9

Между тем президент и парламент продолжают свою войну.

Группа журналистов и читателей газет «Правда», «Советская Россия», «Гласность» во время пикета 25 марта 1992 года за соблюдение указа Президента России Б. Н. Ельцина о дотировании прессы. Кузьмин Валентин/ Фотохроника ТАСС.

Той же весной вспыхивает очередной этап борьбы Верховного Совета с президентом, один из значительных элементов которой — доступ сторон к СМИ. В ответ на указы Бориса Ельцина  (см. 20 марта), которые оппозиция расценивает как цензуру, VII съезд во главе с Русланом  Хасбулатовым принимает свое постановление, которое как цензуру расценивает демократическая печать. В числе мер, которые предлагает парламент, – упразднение Федерального информационного центра, созданного во главе с соратником Ельцина Михаилом Полтораниным (см. ссылку о создании ФИЦ). Постановление Верховного Совета запрещает органам исполнительной власти учреждать государственные телерадиовещательные компании и информационные службы (их полномочия, по постановлению, переходят к представительным органам власти и местного самоуправления). Предлагается создание наблюдательных советов по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании представительными органами власти, изменение процедуры назначения и освобождения руководителей государственных СМИ – через Федеральный наблюдательный совет и с согласия Верховного Совета Российской Федерации. В мае, проанализировав это постановление, свое заключение по нему дает Конституционный суд.

«Трудовая Россия» вновь пикетирует «Останкино», требуя эфира для себя. «События прошлого лета, когда Анпилов в течение двух недель изводил тогдашнего председателя телерадиокомпании «Останкино» Егора Яковлева, продемонстрировали, что лидер «Трудовой России» в состоянии поставить под ружье, которое ему давно снится, максимум несколько десятков человек, подавляющее большинство которых, впрочем, забраковала бы медкомиссия любого военкомата: по состоянию либо физического здоровья, либо психического, — издевательски пишут об акции протеста «Московские новости». — Через год внешне благоприятные обстоятельства углубляющегося экономического кризиса не бросили, однако, в объятия Анпилова новых сочувствующих. А ряды старых даже и поредели».10

 

Читать другие лонгриды проекта.

Читать интервью проекта.

Читать интервью автора в других СМИ.

  1. Петровская, Ирина. «Президент постановил: считать «Россию» «Останкином», а «Останкино» — «Россией». «Независимая газета», 23 января 1993.
  2. Там же.
  3. Там же.
  4. Без подписи. «Телераспри в Москве. Продолжается ведомственная борьба за контроль над эфиром». «Независимая газета», 27 ноября 1992.
  5. Соковнин, Алексей. «’Советская Россия’ не будет закрыта». «Коммерсант», 18 мая 1993.
  6. Брантов, Петр. «Суд над газетой «День». Выпуск органа духовной оппозиции приостановлен не будет». «Коммерсант», 13 мая 1993.
  7. Кожемяко, Виктор. «Слухи о нашей смерти сильно преувеличены». «Правда», 23 марта 1993.
  8. Без подписи. «Следствие/приговоры». «Коммерсант», 19 июня 1993.
  9. Без подписи. «Цитата». «Московские новости», 20 июня 1993.
  10. Без подписи. «Главное, что их не становится больше». «Московские новости», 20 июня 1993.
Ранее:
"Прообраз того, что может случиться со всеми нами": Борис Ельцин увольняет Егора Яковлева
Далее:
В эфир выходит ТВ-6 Эдуарда Сагалаева

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: