Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Борис Ельцин дает интервью «Известиям» и Российскому телевидению

Председатель Всероссийской ГТРК Олег Попцов и главный редактор газеты «Известия» Игорь Голембиовский интервьюируют президента. Фото Александра Чумичева /ИТАР-ТАСС.

10 июня президент встретился в Кремле с председателем Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании Олегом Попцовым и главным редактором газеты «Известия» Игорем Голембиовским. При разговоре присутствовал пресс-секретарь президента Вячеслав Костиков.

Накануне Дня свободной России президент вспоминает о путче 1991 года, который позволил «открыться возможности — стать независимым Российским государством с независимой внутренней и внешней политикой». «У нас открылась возможность, которую семь лет не могли использовать — начать экономическую и политическую реформы, начать переход к демократическому, правовому обществу, к рыночной экономике. Что мы сделали 2 января этого года», — говорит он и обещает к концу года стабилизацию экономики, начало снижения цен и улучшение жизни людей. «Когда меня обвиняют в том, что я – виновник распада Союза, не могу согласиться и взять вину на себя, — добавляет при этом Ельцин. — Это надо предъявить путчистам. Да и, наверное, руководству бывшего Союза».

Он заявляет, что не будет баллотироваться на следующий срок, потому что «еще раз отрубает еще один рубеж, чтобы не оглядываться на рейтинг популярности». «Не ради этого надо реформу проводить, а ради самой реформы, — объясняет он, — а если уж работать только на популярность, то столько мы сегодня наработаем, что из ямы, в которую попали, совсем не выбраться». А непопулярные меры будут продолжаться. «Отступлений по реформам я не допущу ни в коем случае, — обещает он. — Как не допущу своего смещения с поста президента России. Кто-то наивно считает, что, собрав несколько подписей, можно поставить президента под импичмент. По Конституции возможны только три варианта. Сам подал в отставку. Я этого не сделаю. Совершил преступление. И болен настолько, что не в состоянии руководить государством. <…> Последнее медицинское обследование показало, что я здоров».

На вопрос об оппозиции он отвечает, что не будет создавать президентскую партию, хотя ему это и советуют, потому что иначе появится вторая КПСС. Высказывается в пользу многопартийной системы: «пусть будет 20-30 партий». «Пусть развиваются, — говорит он, — и я, как президент, должен иметь с ними контакты, иметь определенные отношения, если, конечно, не доходит до оскорблений и дестабилизации в обществе. Но если президента оскорбляют, то я считаю это мелким и потому с такой партией просто не хочу иметь дела. Если же президента критикуют, глубоко анализируя его работу, я прислушиваюсь, считаю это необходимым со стороны оппозиции при условии, что критика конструктивна и несет в себе деловой заряд. Но бывает огульная критика, это, конечно, неприятно, я такой же человек, как и все, и чувствительно к этому отношусь. А сейчас информация дается у нас настолько свободно, что президента могут как угодно изобразить. Обидно, иногда это стоит бессонных ночей».

Впрочем, для работы с оппозицией есть и предел, а именно — «призыв к свержению конституционных органов власти». «Если возникнет такой призыв, то его авторами должна заняться прокуратура, — поясняет он. — Строго в соответствии с законом, с Конституцией».

Президент также рассказывает, что «имеет семь источников информации, не связанных между собой». «Они разные, но есть такие, которые мне говорят весьма неприятные вещи, скажу больше, отбирают для меня эту информацию, — говорит он. — Хуже, чем в печати и на телевидении. Хотя черная краска в печати и на телевидении несколько преобладает, и, по-моему, это не очень хорошо действует на психологию людей, им и так тяжело, а тут все время такой прессинг: все плохо, уже выхода нет и т.д. и т.п. Не совсем, это, по-моему, правильно. Но что же делать, печать мы не контролируем, цензуры нет, так что это уж вы смотрите сами… Как говорится, это — на совести каждой газеты и каждого канала телевидения. Хотя именно Российское телевидение более зло комментирует действия президента, ситуацию в России, чем это делает первый канал. Вот это мне иногда не понятно, Олег Максимович. Президента вы немножко должны любить…»

«Мы его уважаем, мы его ценим», — отвечает на эту реплику Олег Попцов.

 

Без подписи. «Вера, надежда и терпение спасут свободную Россию. Интервью Бориса Ельцина «Известиям» и Российскому телевидению». «Известия», 11 июня 1992.

Ранее:
Пресс-секретарь президента Ельцина критикует Горбачева
Далее:
Опубликована статья "Страх" Юрия Щекочихина

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: