Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

НТВ: Президент подписывает указ «Об эксплуатации восьмого частотного канала телевидения (г. Москва)», но сразу же приостанавливает его действие

По этому указу, телекомпания НТВ получает право вещания на четвертом канале. (Исторически канал назывался и продолжает называться четвертым, хотя формально он занимал частоту восьмого канала.)

Заключив договор с петербургским пятым каналом 16 сентября, НТВ выпускает в его эфир первую программу канала — «Итоги» Евгения Киселева. Это происходит через неделю после начала вооруженных столкновений в Москве, 10 октября. А уже через полтора месяца канал добивается подписания указа президентом о предоставлении ему новой частоты, однако в  день подписания документа его действие приостановлено. Как сообщает «Коммерсант» со ссылкой на пресс-службу президента, — «до окончательного согласования интересов вовлеченных сторон».

«Указ знаменовал собой начало нового действия в занудной пьесе под названием «Развитие негосударственного телевидения в России», — пишет в те дни журналист «Коммерсанта» Наталия Осипова. — Сотрудничество и взаимопонимание государственной власти и независимой коммерческой телекомпании до сих пор не имело прецедентов. Впервые независимая коммерческая телекомпания, генетически и структурно не связанная с государственной, получает эфир на канале с широким диапазоном распространения, вещание на котором не требует дополнительных технических усилий. (Заботы Эдуарда Сагалаева по техническому обеспечению вещания ТВ-6 послужили хорошим уроком.) НТВ не только становится обладателем небывалого объема эфирного времени (с 18.00 до окончания программ ежедневно; общий объем вещания — 58 часов в неделю), но, по сути, получает в свое полное финансовое распоряжение канал, потеснив (чего прежде не бывало) крупнейшего телевизионного монополиста ВГТРК «Останкино». Столкновение интересов и вызвало приостановление указа — «в связи с множеством противоречивых обстоятельств, связанных с возможностью его реализации». <…> Генеральный директор НТВ Игорь Малашенко намерен реализовать новую для российского телевидения идею западного коммерческого канала, сочетающего собственные информационные и спортивные программы с художественными фильмами».1

Именно на этом канале, о котором выходит указ, уже некоторое время выходят программы телекомпании АТВ. Годы спустя, в интервью автору этих строк Кира Прошутинская рассказывала, что этот «бывший учебный канал фактически принадлежал АТВ».2 «Тогда там работали Ваня Кононов, Дима Дибров, — вспоминала она. — «Времечко» появилось именно там. Это был канал, который потом у нас отобрали в пользу НТВ. <…> Это была жуткая трагедия, когда сто человек остались без работы, без перспективы. Канал был уже раскрученный, прикормленный, «Времечко» смотрели все. И эта программа, новости о маленьком человеке, могла бы еще годы и годы идти» (читать интервью полностью).

За пару месяцев до указа президента глава АТВ и директор четвертого канала Анатолий Малкин говорит в интервью «Независимой газете»: «Я убежден, что отдавать канал в руки одной группы коммерческих банков нельзя и неправильно. На мой взгляд, телевидение должно акционироваться большой компанией: в него должны войти ТТЦ (телевизионные технические центрыН.Р.) с одной стороны, с другой стороны — журналисты и режиссеры, творческим потенциалом, интеллектуальной собственностью которых делается телевидение. Должны стать акционерами нового канала независимые компании, областные телерадиокомитеты или телепередающие компании, которые должны быть распространителями нашего сигнала на своей территории, и уже в последнюю очередь — собственно банки, которые должны оказывать только финансовую поддержку и не контролировать вещание. <…> Но все-таки я убежден, что никто в этой стране не даст даже очень богатому Мост-банку, если только что-нибудь не случится, завладеть информационным стволом. Если Малашенко с помощью Мост-банка получит это, значит он выражает конкретные политические устремления определенной группы людей, имеющих вес в высшем эшелоне власти и желающих иметь свой информационный выход. В противовес этому существуют точно такие же ходы у других групп людей. Я уверен, что все бои вокруг четвертого канала завершатся созданием дочерней компании «Останкино» и ВГТРК, будет создана мощная компания на 100 часов вещания. Безусловно, банковский капитал войдет в число учредителей нового канала, но с тем, чтобы он не диктовал условия, а способствовал созданию нового национального канала».3 На его взгляд, схема владения могла бы быть такой: контрольный пакет акций — у телекомпании «Останкино», а АТВ отчисляло бы 50% от прибыли в централизованный фонд. Отвечая на вопрос, на каком уровне обсуждается этот вопрос с Игорем Малашенко, Малкин отвечает: «На уровне интриг, если прямо сказать. Если руководство НТВ придет к нам со своими идеями, мы с удовольствием их рассмотрим, разместим на нашем канале, если все это будет сделано нормально. Но сейчас ведь делаются попытки просто отнять, не входя ни в какие контакты, интригуя в верхних эшелонах власти».

Однако надеждам Малкина не было суждено сбыться. По свидетельству Наталии Геворкян, тогда — журналиста «Московских новостей», указ об этой частоте был подписан «в обход юридических советников президента, в обход Государственного правового управления, в обход ряда людей, которые в соответствии с этой процедурой должны завизировать документ». «Эти люди, — писала она в декабре 1993 года, — с изумлением узнали о подписанном указе из сообщения ИТАР-ТАСС. Впрочем, оттуда же, уже окончательно отказываясь что-либо понимать, они узнали и о его приостановке. Об этом ни Миткова, ни газета «Сегодня», ни Киселев не рассказывают, потому что такая картина событий делает их справедливый гнев малоуместным».4 Примечательно, что в интервью газете, в том же номере «Московских новостей», Татьяна Миткова отвечает на вопрос журналиста о четвертом канале. «У нас это не обсуждается, — говорит она. — Если вы мне не верите, поговорите с ребятами. Все настолько заняты ежедневной работой, что некогда думать об отдаленных планах. Это кажется чем-то нереальным: свой канал, шесть часов вещания. Может быть, это не очень убедительно звучит, но это так. Я вам больше скажу: идея получить этот канал нас даже пугает — возникает проблема сохранения профессиональной планки при резком увеличении вещания».5 На дополнительный вопрос, не станет ли она отрицать, что они все же этого хотят, она добавляет: «В перспективе хотим. Это нормально, если один из немногочисленных государственных каналов станет негосударственным».

О том, как подписывался тогда указ, в интервью YeltsinMedia спустя годы рассказывал один из создателей НТВ Сергей Зверев. «Мы сначала начали выходить вечером, а потом указ о передаче нам этого дела завизировал [председатель ВГТРК] Олег Максимович Попцов, — говорил он. — Мы сидели у него пару часов, наверное, и я убеждал его, что история его не забудет, если он даст возможность развиваться новому телевидению. Очень долго я убеждал его завизировать этот указ. Потом я ехал визировать указ к [вице-премьеру, министру печати и информации Владимиру] Шумейко, а мне звонят и говорят — ты газету «Сегодня» читал? Я говорю — нет. Остановись и почитай. Я остановился, а там передовица — Михаила Владимировича Леонтьева, который просто по полной программе этого Шумейко… Можете себе представить, да, Мишу Леонтьева? Приезжаю к Шумейко, а перед ним газета «Сегодня», и он говорит: «Подожди секундочку, дело закончу одно». И тонко очерченным карандашом подчеркивает текст. А я сижу напротив него. Он так долго, внимательно читал, подчеркивал, положил карандаши сказал: «Так ты чего пришел?» Ну, завизировал в результате. Несмотря ни на что, он завизировал указ».

При этом, по его словам, противодействие указу было очень большим. «Я привел Женю Киселева на интервью с Андреем Макаровым, а напротив был кабинет Шамиля Тарпищева, — вспоминает он. — И черт меня дернул, и я подумал — надо зайти. Мы в коридоре встретили Тарпищева, зашли познакомиться… И тут вдруг выяснилось, что вот это и есть человек, который тормозит нам все. Если вы посмотрите на первый указ, то там написано очень много про спорт, что должно быть спортивное вещание. Тормозил это все Шамиль Анварович. <…> Он хотел спортивный канал делать. Спортивный канал — это вообще мечта российского истеблишмента, вот сколько российский истеблишмент существует, столько он мечтает о наличии спортивного канала в стране. Им все говорят, что это нерационально, невыгодно, неэкономично, он должен дотироваться, но тем не менее. Страна должна видеть спорт. Вместо того, чтобы заниматься спортом, она должна его смотреть».

Согласно указу, по договоренности между Национальным фондом спорта и телекомпанией НТВ на частоте выделяется два часа ежедневно «для пропаганды физической культуры и спорта».

Впрочем, после того, как канал стал вещать на четвертой частоте в январе 1994 года, спортивное вещание действительно занимало много места в эфирной сетке. «Самое большое место в сетке вещания (после информационных и кинематографических программ, разумеется) занимают спортивные передачи, — отмечал в статье об НТВ заведующий кафедрой телевидения Георгий Кузнецов. — Они выходят под разными рубриками:«Такова спортивная жизнь», «Футбольный клуб», «Теннис вполночь», «Автоспорт: высшие достижения», «Футбол планеты». Над их созданием работают известные спортивные тележурналисты А. Бурков, К. Кикнадзе, А. Дмитриева».6

Как рассказывал в свою очередь в интервью YeltsinMedia Игорь Малашенко, председатель ВГТРК Олег Попцов, в ведении которого был четвертый канал, завизировал указ, «к изумлению» тех, кто к нему тогда обратился. «Попцов завизировал ельцинский указ, который был опубликован, — рассказывал он. — А потом он был отменен, потому что Ирена Лесневская побежала к Наине Иосифовне и пожаловалась, что канал отдали незнамо кому, а надо было отдать ей. И Наина Иосифовна, видимо, пошла к Ельцину, и указ отменили. Это все происходило где-то в октябре-ноябре, и нас послали договариваться с Лесневской. С нею, мол, договоритесь, и будет вам канал. Требованием Лесневской было, чтобы мы показывали ее программы, при этом ценники на этих программах стояли возмутительно высокие, но выбора у нас не было, мы договорились с Лесневской, после чего указ был вновь опубликован». (О том, как Наина Ельцина установила отношения с основательницей Ren-TV Лесневской, дав накануне апрельского референдума интервью Эльдару Рязанову, см. 22 апреля 1993.) 

Однако у Ирены Лесневской на этот счет есть немного другие воспоминания. Вот как она рассказала о трениях с НТВ специально для проекта YeltsinMedia:

— Я не знала, завизировал ли ельцинский указ Попцов, я этого не знаю сейчас и не знала тогда. Но, судя по всему, указ был остановлен после моего звонка, после моего разговора с Борисом Николаевичем. Но выглядело все совершенно иначе.

Мы снимали Бориса Николаевича, поехали к нему на дачу 7 ноября. (Эльдар Рязанов вместе с Иреной Лесневской снимали интервью с президентом, которое вышло в эфир первого канала «Останкино» 16 ноября.) А, когда сняли его, нас оставили ужинать, и у нас был долгий разговор не под камеру. Эльдар Александрович уехал, камеру увезли, но оператор и я остались. И я говорила Борису Николаевичу о том, что обязательно должен быть независимый канал, где объединятся все независимые телекомпании. Разные производители росли в то время как грибы, и появились уже и в регионах, и в Москве. Мы уже создали Ассоциацию независимых телепроизводителей (АНТ), в которую вошли ВИД, АТВ и REN-TV, туда же присоединились производители из двенадцати городов. Я Борису Николаевичу рассказывала тогда, каким может быть новый канал, что это будет отдушина, что он не будет принадлежать какому-нибудь хозяину, что разные производители будут присылать лучшую продукцию для этого канала… На этом разговор закончился.

Проходит какое-то время, и выходит этот указ. Я – в абсолютном шоке. Приезжают ребята из ВИДа, с АТВ, еще кто-то, и мы не понимаем, как к этому относиться. Мы знали, что по пятой программе шли «Итоги» Киселева, а тут им одним отдают весь канал… Я звоню Наине Иосифовне, говорю: «Мы же говорили совсем о другом! Не о том, что уйдет все в одни руки…»

Меня соединяют с Борисом Николаевичем, и он говорит вдруг: «Я ничего не понимаю, я думал, это ваш канал! Ко мне пришли, рассказывают про независимый канал, а ты же мне про него и говорила…» И – подписал указ. Отвечаю, что Гусинский, наверное, не пожалеет денег, найдет, чем заполнить эфир, но все производители останутся обиженные, в стороне. «Я все понял», — сказал. И вечером он приостанавливает действие указа, до согласования всех заинтересованных сторон. Но это не я одна такая нашлась заинтересованная, которая быстренько «побежала к Наине Иосифовне и пожаловалась, что канал отдали незнамо кому, а надо было отдать мне»…

Где-то в полдвенадцатого ночи звонит Малашенко: «Это правда, Ирена? Мы всю голову сломали, кто это сделал. Правда, что это сделала ты?». «Не знаю, может быть, и я, — говорю, — но действительно разговаривала, потому что считаю, что это несправедливо по отношению ко всем производителям, не менее талантливым и не менее известным».  Довольно резко я разговаривала. «Нет-нет, — говорит, — мы не будем ссориться, а приедем сейчас к тебе с Гусинским».

Приехали они вдвоем, был уже первый час ночи. Охрана Гусинского стояла в коридоре, а они вдвоем вошли в кабинет. Сидит Разбаш. Сидит Малкин. Сидит Златопольский, который тогда был гендиректором Ассоциации и работал еще на АТВ. «Какой маленький кабинет у тебя, — говорит Гусинский. – Хочешь большой канал, а кабинет – маленький. Ты кто такая? Откуда взялась? Я вообще твоей фамилии не знал. Ты знаешь, сколько месяцев я потратил? Ты знаешь, сколько денег? Ты знаешь, кто мне помогал, кто за этим стоит?» Малкин открыл рот. Мы все сидели с открытыми ртами. А он мне выговаривал.

«Ну, если вы меня не знаете по REN, — говорю, — то это ваша проблема, не моя. Мы вместе с сыном сделали телекомпанию, такие-то программы делаем». «Тебе надо думать уже о сыне, — отвечает, — на 101 километре под машину вдруг попадет. Или в аварию. Или кирпич упадет». «Вон из моего кабинета, — говорю. – Как вы смеете так со мной разговаривать и еще угрожать моему сыну?» Вот так он со мной разговаривал.

Малашенко вскочил: «Володя, успокойся, ты не понимаешь…». Он успокоился, извинился: «Ну, это образно говоря. Ты же понимаешь».

Спрашивает, что за ассоциация. Нам, говорит, будет принадлежать 51%. А у нас — ассоциация, не акционерное общество, создана без процентов, это – общественная организация, которую мы зарегистрировали как ассоциацию. И ни у кого нет особенной доли. Ну, хорошо. Написал заявление. А на следующий день позвонил Малашенко и сказал, что Гусинский не имел права подписывать эту бумагу, потому что только Малашенко мог, как гендиректор. Нам и в голову это не пришло! Но давай, говорит, встречаться и оговаривать, какие передачи будут.

Мы сидели часа три. И он нам тогда заказал «Характеры» с Доренко, была еще «Конюшня Роста». С ВИДом и АТВ они договаривались отдельно, а потом мы подписали общее соглашение. Подписали я, Малашенко, Разбаш, Малкин, еще кто-то. Отправили в администрацию президента, Илюшину. Но никаких «моих программ, с возмутительно высоким ценником» не было. Это все – вранье! Такое ощущение, что интервью давала Божена, — таким залихватским, хамским тоном по отношению и ко мне, и ко всем, кто принимал в этом участие…

Второй указ — «Об эксплуатации восьмого частного канала телевидения (г. Москва) и сети его распространения» за № 2259, был подписан президентом 22 декабря 1993 года. Он практически повторял положения указа от 22 ноября и содержал лишь незначительные стилистические изменения.

 

УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

«Об эксплуатации восьмого частотного канала телевидения (г.Москва)»

В целях повышения качества телевещания и развития негосударственного телевидения в России постановляю:

  1. Принять предложение телекомпании НТВ, согласованное с Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компанией, о начале с 1 января 1994г. в порядке эксперимента трансляции на восьмом частотном канале телевидения (г.Москва) программ телекомпании НТВ.

Рекомендовать Российской государственной телерадиокомпании «Останкино» войти в состав участников телекомпании НТВ.

Министерству связи Российской Федерации обеспечить с 1 января 1994 г. трансляцию программ телекомпании НТВ на восьмом частотном канале телевидения (г.Москва) с сохранением сети и условий его распространения.

 Министерству печати и информации Российской Федерации и Министерству связи Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации в месячный срок:

решить вопрос о закреплении восьмого частотного канала телевидения (г.Москва) и сети его распространения за телекомпанией НТВ (с 18 часов до окончания программ ежедневно, в общем объеме вещания 58 часов в неделю. Принять во внимание договоренность Национального фонда спорта и телекомпании НТВ о выделении ежедневно 2 часов вещания для пропаганды физической культуры и спорта);

закрепить утренние и дневные часы вещания (до 18 часов ежедневно) на восьмом частотном канале телевидения (г.Москва) за Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компанией для трансляции передач телеканала «Российские университеты» с целью показа культурно-просветительных, образовательных, научно-популярных программ, а также специализированных программ по проблемам предпринимательства, земельной реформы, приватизации, конверсии, налоговой системы, банковской и страховой деятельности.

  1. Признать утратившим силу пункт 4 Указа Президента Российской Федерации от 2 апреля 1993 года N 421 «О гарантиях информационной стабилизации в деятельности Российской государственной телерадиокомпании «Останкино».
  1. Настоящий Указ вступает в силу с момента его опубликования. 

Президент

Российской Федерации

Б. Ельцин

 

Москва, Кремль

22 ноября 1993 года

N 1975

  1. Осипова, Наталия. «НТВ переводится на другой канал. Преобразование четвертого канала пока отложено». «Коммерсант», 25 декабря 1993.
  2. Ростова, Наталия. «Телезвезды: Кира Прошутинская. Интервью телеведущей и создательницы ‘Авторского телевидения’». Meduza, 3 июня 2016. https://meduza.io/feature/2016/06/03/telezvezdy-kira-proshutinskaya
  3. Кураев, Дмитрий, «Постфактум» — специально для «НГ». «Банковский капитал не должен диктовать своих условий. Директор 4-го канала Анатолий Малкин отвергает критику своей продукции». «Независимая газета», 17 сентября 1993.
  4. Геворкян, Наталия. «Эфир из рук президента». «Московские новости», 5 декабря 1993.
  5. «Татьяна Миткова: ‘По-моему, в жизни я мягче…'». «Московские новости», 5 декабря 1993.
  6. Кузнецов, Г. «Новое? Независимое? Нет нормальное!»// Вартанов, А. С. «Актуальные проблемы телевизионного творчества: На телевизионных подмостках: Учебное пособие». Москва, КДУ, Высшая школа, 2003.
Ранее:
ВЫБОРЫ-1993: Старт и ход предвыборной кампании
Далее:
Збигнев Бжезинский предрекает России авторитарный путь

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: