Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Президент встречается с руководителями СМИ

В Доме Российской прессы открылось совещание руководителей государственных телекомпаний.

Президент РФ Борис Ельцин и руководитель ФИЦ Михаил Полторанин во время встречи с руководителями СМИ 12 августа 1993 года. Фото Александра Чумичева /ИТАР-ТАСС/.

Председатель «Останкино» Вячеслав Брагин накануне совещания рассказывает газете «Известия» в интервью, что это — инициатива местных телекомпаний, так как «на местах быстрее и острее почувствовали угрозу создания ФНС (Федеральных наблюдательных советов, предложенных парламентом в поправках к закону о СМИ 15 июля), который по своей вертикальной системе повторяет все худшее, что было в структурах бывшего Гостелерадио СССР: сверху спускается директива, обязательная для неукоснительного исполнения. <…> Действия Верховного Совета по наступлению на печать, радио, телевидение приобретают характер совершенно реакционный, махрово-антидемократический. <…> Со стороны Верховного Совета и в самом деле исходят действия на монопольный захват телевидения. Другая, президентская, сторона, с моей точки зрения, лишь отстаивает идеи свободы и независимой прессы».1

Брагин рассказывает, что на днях встретился с Борисом Ельциным, и ему «удалось донести до президента нашу тревогу перед натиском агрессивных нападок на телевидение, передать обеспокоенность состоянием материально-технической базы компании, уровнем жизни и социальными условиями наших журналистов, режиссеров, операторов, редакторов». Любопытно, что отрицая мнение «многих, даже демократически изданий» о том, что «между исполнительной и законодательной властями как борьбу за захват, установление диктата над СМИ», Брагин чистосердечно рассказывает, что на встрече с Ельциным убедился, что «журналисты могут рассчитывать на поддержку президента России», что уже в ходе разговора с Брагиным Ельцин «давал четкие поручения Министерству финансов по финансовой поддержке компании, Министерству внутренних дел по ее охране и защите, по обеспечению безопасности журналистов». Он предположил, что президент может наложить вето на поправки в закон о СМИ, принятые Верховным Советом.

Как отмечают «Известия», занимающие сторону президента в политическом противостоянии между президентом и Верховным Советом, совещание было созвано «в связи с непрекращающимися посягательствами Верховного Совета на свободу и независимость прессы», а, по словам председателя Федерального информационного центра Михаила Полторанина, Верховный Совет «начал мстительную тактику выжженной земли, желая установить контроль сначала над телевидением, а затем и над всей прессой».2 (О том, как Верховный Совет принимает поправки в закон о СМИ см. 15 июля, а о том, как президент и Верховный Совет боролись за обладание самими «Известиями» см. этот материал.)

В свою очередь «Правда», поддерживающая оппозицию против Ельцина, отмечает, что Полторанин «своим вступительным словом задал нужный тон» и «недвусмысленно предупредил, что если парламенту удастся взять под контроль телевидение и радио, то завтра эта же участь постигнет газеты и журналы, и прощай, четвертая власть». А «Председатель Совета руководителей российских государственных телерадиокомпаний В. Тольский подхватил ту же политическую ноту: пугая собравшихся и президента близкой гибелью телевидения, он заявил, что Конституционное совещание не оправдало надежд, новая Конституция в ближайшее время не будет принята, а оппозиция использует недовольство и укрепляет свои ряды. Решения Верховного Совета о создании наблюдательных советов, о финансировании за счет местных бюджетов разрушают единое информационное пространство». «Российская газета», также занимающая сторону Верховного Совета, отмечает, что у руководителей телерадиокомпаний есть много причин для недовольства системой государственного вещания, и называет их: «Появилась реальная угроза развала единого пространства России. Госканалы покупают коммерческие структуры. Нет концепции сохранения и развития системы гостелерадиовещания. За телекомпаниями не закреплено юридически право владения, распоряжения и пользования имуществом. В последние месяцы не обеспечивается стабильное финансирование компаний даже в минимально необходимых пределах». «И кто же этому беспределу главный виновник? – иронизирует автор газеты Евгений Скукин. – Не догадаетесь. Верховный Совет, совершивший, по словам первого вице-премьера Владимира Шумейко, «классический спокойный заговор». По его мнению, нет у нас сейчас государства, а есть лишь борьба двух политических систем, которая переросла в открытую войну».

«В пресс-релизе, распространенном перед началом совещания, — пишет телекритик «Независимой газеты» Ирина Петровская, — были коротко изложены основные тезисы для обсуждения: финансирование телекомпаний под угрозой; растет давление на радио и ТВ со стороны Верховного и местных Советов, а также Министерства связи; полное безразличие к проблемам местных компаний со стороны Министерства информации и печати РФ ставят под угрозу сам факт существования системы государственного вещания. <…> Общий пафос выступлений: или поддерживайте нас и защищайте, Борис Николаевич, или мы вас переизберем. «Но это будут уже третьи выборы», — пошутил президент, вызвав смех в зале».3

Президент Ельцин в свою очередь «призвал руководителей федеральных и региональных телерадиокомпаний в решении своих финансовых трудностей смелее использовать внебюджетные источники финансирования в виде акционирования, приватизации, иной деятельности – то есть в виде всего того, что телерадиокомпаниям сейчас решением Верховного Совета делать запрещено». «Для смягчения финансового кризиса средств массовой информации предполагается временно освободить все издания, кроме коммерческих и рекламных, от всех видов налогов, — отмечает журналист «Известий» Валерий Туровский. — А что касается поправок и дополнений к Закону о печати, принятых Верховным Советом и превративших этот закон в свою противоположность, то президент твердо заверил: «Я такой закон не подпишу»».

«Вопреки всем прогнозам, не состоялась даже отставка нынешнего министра информации, чего ожидали очень многие», — отмечает автор «Независимой» Юлий Лебедев. 4 На министра печати Михаила Федотова жаловались многие выступавшие, предлагая вернуть на эту должность Полторанина. По данным «Правды», Тольский «обрушился с критикой в адрес Министерства печати и информации. Причем критика была, что называется, на уничтожение: министра снять, министерство распустить!». А председатель «Останкино» Вячеслав Брагин заявил (цитата – по Петровской): «В отличие от оппозиции наши президентские структуры, допустив серьезную ошибку – ослабление и дисквалификацию Федерального информационного центра, который тем не менее остается нашей единственной опорой, — пока не выработали систему на поддержку нашего ТВ… Министерство печати и информации, лично министр Федотов, шумно провозгласив своей главной целью свободу прессы, легко оставили это пустым звуком. Мы не только не чувствуем какой-либо поддержки министерств, но, наоборот, резко ощущаем его равнодушие и даже беспринципность при рассмотрении проблем, связанных с жизненными интересами компаний». А Бэлла Куркова в свою очередь сказала (цитата – по Петровской): «Министерство печати вообще нами не занимается…». «Самым удивительным многим показалось то, что Михаил Александрович вместе со всеми аплодировал выступившим, — добавляет от себя Петровская, — а приглашенный народ, сбиваясь в группы во время перерыва, обсуждал: это – новая практика публичных отставок, сопровождаемых показательной поркой, или попытка придать готовому решению «сверху» вид инициативы «снизу»?».

«Выступивший после руководителей ТВ президент России не стал касаться столь щекотливого вопроса, как замена министра печати, особо отметив (чем в немалой степени успокоил собравшихся), что подготовленный парламентом проект закона о теле- и радиовещании он «вернул» не подписав и никогда его, в таком виде, не подпишет, — отмечает корреспондент «Коммерсанта» Александр Воробьев.5 — Михаил Федотов в интервью корреспонденту Ъ заявил, что это собрание является пропагандистским шагом со стороны Михаила Полторанина, который с упразднением Федерального информационного центра поставлен перед перспективой ухода с политической арены. Г-н Федотов также сообщил, что рассматривает возможность самостоятельно подать в отставку, но в данный момент его как раз сдерживают обязательства, связанные с противостоянием прессы и парламента. Претензии по поводу бездействия г-н Федотов назвал смешными, так как ‘президентское вето на проект закона уже наложено 6 августа, и текст его готовил лично министр печати и информации'». (20 августа Федотов подаст в отставку.)

«Правда», говоря о выступлении Брагина, отмечает: «Заговорил он и как профессионал: телеоборудование изношено, амортизация составляет от 50 до 80 процентов, утрачен всякий контроль за «пиратами телеэфира», и на экран ринулась «левая» реклама, а к российскому ТВ уже подбираются магнаты зарубежного капитала». Автор газеты Василий Фартышев пишет: Брагин «развивая тезис о том, что оппозиция делает все, чтобы (цитирую дословно) «вырвать в свою пользу телеэкран», призвал установить «прочный и колючий забор» против «реакционеров из Верховного Совета», его «агрессивной политики». В общем, окружить «Белый дом» колючей проволокой! А «идеологическое басурманство», которое начнется, если агрессор завладеет телевидением, приведет ни много ни мало – к падению нынешнего режима!» 6 По сообщению, «Коммерсанта», председатель ВГТРК Олег Попцов «призвал в случае дальнейшего наступления законодательной власти на средства массовой информации создать всероссийский стачечный комитет».7 

Кроме того, Куркова сказала президенту следующее: «Ваш аппарат – пятая колонна в вашей жизни как президента России». «Люди из окружения президента, по мнению выступавшей, не доводят до сведения Ельцина всей информации о том, что происходит в стране, — пишет Петровская, — а в Орле, например, вовсю поднимает голову партноменклатура, в открытую снимая с должности тех людей, которые поддерживают президента. «Я был в Орле, ничего подобного там ни один не заявил», — парировал президент. «А вы почитайте, журналисты иногда знают больше», — бесстрашно, глядя прямо в глаза Борису Николаевичу, отвечала Куркова».

ИТАР-ТАСС, пересказывая слова президента, отмечал, что он признал множество проблем СМИ. «К сожалению, общество сегодня далеко не всегда получает из газетных статей, передач радио и телевидения адекватную картину того, что происходит, — сообщало агентство. — Борьба властей выдается иногда чуть ли не за гражданскую войну всех против всех. Остановившись на тяжелом положении, особенно финансовом, большинства средств массовой информации, Президент предложил на какой-то период освободить средства массовой информации, за исключением рекламно-коммерческих и некоторых специализированных, от всех видов налогов. Поправки к Закону о средствах массовой информации Борис Ельцин категорически отвергает».8

Борис Ельцин во время совещания представителей государственных телерадиокомпаний РФ и руководителей СМИ 12 августа 1993 года. Фото Александра Чумичева /ИТАР-ТАСС/.

В другой своей статье «Российская газета» отмечает, что стержнем выступления Ельцина «стала дискредитация Верховного Совета, критика деятельности парламента». Президент говорил о «продуманных и скоординированных частью руководства Верховного Совета мерах по дискредитации и разрушению не только исполнительных, но и представительных органов власти», о нанесении удара за ударом по приватизации и принятии гипердефицитного бюджета.9

(Подробнее о политическом аспекте выступления президента читайте в лонгриде этого выпуска.)

По оценке Ирины Петровской, «совещание, которое должно было, если верить его повестке, не только обсудить кризис в системе государственного телевидения, но и наметить пути выхода из него, по сути, свелось лишь к очередной констатации проблем».10  «Единственным его позитивным результатом можно считать прозвучавшее в первый день в речи вице-премьера В. Шумейко утверждение, что государству не под силу содержать государственное вещание в сегодняшнем объеме, — писала она. — А это значит, что в ближайшем будущем (ждать особенно некогда – к середине сентября из-за нехватки денег вещание может быть сокращено или вовсе прекращено) будет проведена реформа системы ТВ России, о необходимости которой давно твердят аналитики, социологи, экономисты и сами работники ТВ».

С тем, что собрание не ответило на самые острые вопросы, стоящие перед вещательными компаниями, был согласен и автор «Правды». «Уж коль и руководители телерадиокомпаний, и правительство признали состояние средств массовой информации кризисным, — писал он, — то была хорошая возможность обсудить все стороны этого кризиса, не только политическую. Но даже слова президента о том, что по вине СМИ общество не получает адекватной объективной картины происходящего, даже признания в том, что эфир все больше подпадает под контроль предпринимательских и мафиозных структур, не побудили участников к этому. Разочарованные журналисты, уходя, обменивались недоуменными вопросами: что же это было? Партийное собрание?11

Годы спустя советники Ельцина, подготовившие о нем книгу «Эпоха Ельцина», вспоминали, что за три дня до встречи президент встречался отдельно и с Вячеславом Брагиным, и обе встречи готовились, «поскольку речь шла о сохранении и укреплении позиций на информационном поле».12 В своем выступлении на совещании Ельцин открыто сказал о встрече с главой «Останкино». «Всеми силами раздувается тема здоровья президента, — возмущался он (цитата – по «Правде»). — Не без Брагина. Я ему лично сказал. Мы встречались вчера… Есть такая программа «Времечко». Да? Кто ее придумал, не знаю. Но в общем-то ситуация такая: каждый может позвонить, его слышно, и сказать: на атомной станции пожар. Все, вся Россия слышит. Так, кто-то позвонил и говорит: «Президент болен». Все газеты растиражировали: президент болен… Может быть, Хасбулатов позвонил».13

«Цель [встречи] формулировалась так: подтвердить и укрепить солидарность и взаимодействие Президента и средств массовой информации, дать оценку действиям Верховного Совета по введению политического контроля над СМИ, – говорится в книге советников. – Встреча Б. Ельцина с руководителями СМИ вышла далеко за рамки информационной политики как таковой. Фактически Президент объявил на ней об ужесточении своей позиции в отношениях с Верховным Советом и о начале осеннего политического наступления. Вспоминается такой нюанс: из зала Ельцину передали среди прочих короткую записку от Валерии Новодворской, которую радикальные демократы хотели бы поставить перед Президентом: «Борис Николаевич! Когда же наконец Вы разгоните Советы? Мы не предадим Вас и пойдем с Вами даже на смерть». Анализ ситуации, который дал на встрече с представителями СМИ Президент, в целом соответствовал общему радикальному настрою его кремлевской команды: больше не отступать. В какой-то мере Ельцин даже превзошел ожидания своего окружения. Было очевидно, что его терпению наступил предел. Он понял, что изнурительная тактика компромиссов и уступок, которую он продолжал и после апрельского референдума 1993 года, ведет к утере власти. <…> Он говорил: «Полным ходом идут хорошо продуманные и скоординированные частью руководства Верховного Совета меры по дискредитации и разрушению не только исполнительных, но и представительных органов власти. <…>»Выступление Президента перед видными представителями СМИ было не столько апелляцией к журналистской общественности, в поддержке которой он был достаточно уверен, сколько обращением к депутатам и угрозой в адрес Верховного Совета. Ударный абзац речи Президента в какой-то степени раскрывал его замыслы: «По всему видно, что настоящая политическая схватка наступит в сентябре. Август – время артподготовки, в том числе и для средств массовой информации»».14

Однако проблемы СМИ, которые формально были заявлены на встрече, оказались для президента только поводом в политической борьбе с Верховным Советом. «Конфронтационный тон совещанию задал, как известно, Президент, призвавший руководителей телерадиокомпаний начать «артподготовку» перед сентябрьской решающей схваткой, — отмечает «Российская газета». — И хотя большинство старались уйти от политики и больше говорить о собственных нуждах, их упорно возвращали на тропу войны. Во время состоявшейся в конце дня пресс-конференции на вопрос одного из журналистов, почему вместо Михаила Федотова «на министерство» ставят Полторанина, который для оппозиции как красная тряпица для быка, председатель совета руководителей гостелеорганизаций Тольский ответил предельно просто: «Мы сделали свой выбор».15

  1. Туровский, Валерий. «Телевидение будет отстаивать свободу слова и свою независимость. Председатель телерадиокомпании «Останкино» Вячеслав Брагин отвечает на вопросы обозревателя «Известий» Валерия Туровского». «Известия», 12 августа 1993.
  2. Туровский, Валерий. «Президент сам готов принять решение о досрочных выборах». «Известия», 13 августа 1993.
  3. Петровская, Ирина. «В борьбе обретешь ты право свое. Вчерашнее выступление Бориса Ельцина доказывает, что этот эсеровский девиз может украсить президентский герб. Используя военную терминологию, Ельцин вновь продемонстрировал, что рассчитывает просто убрать нынешний парламент с политической сцены». «Независимая газета», 13 августа 1993.
  4. Лебедев, Юлий. Мнение. «Независимая газета», 13 августа 1993.
  5. Воробьев, Александр. «Совещание руководителей ТВ России». «Коммерсант», 13 августа 1993.
  6. Фартышев, Василий. «От безвластья до бесхлебья один шаг. Артиллеристы, Ельцин дал приказ». «Правда», 13 августа 1993.
  7. Янаев, Евгений. «Встреча Бориса Ельцина с прессой. Президент пообещал назначить выборы на осень». «Коммерсант», 13 августа 1993. 
  8. По сообщениям ИТАР-ТАСС. «Борис Ельцин: Выборы – нынешней осенью». «Культура», 14 августа 1993.
  9. Без подписи. «Все о парламенте, слегка о себе и немного о прессе». «Российская газета», 14 августа 1993.
  10. Петровская, Ирина. «Подайте бывшему советскому телевидению! Государство не может содержать общенациональное ТВ, но по-прежнему хочет им управлять». «Независимая газета», 14 августа 1993.
  11. Фартышев, Василий. «От безвластья до бесхлебья один шаг. Артиллеристы, Ельцин дал приказ». «Правда», 13 августа 1993.
  12. Батурин Ю. М., Ильин А. Л., Кадацкий В. Ф. и др. «Эпоха Ельцина. Очерки политической истории». «Вагриус», 2001.
  13. Без подписи. «Президент сказал…». «Правда», 13 августа 1993.
  14. Батурин Ю. М., Ильин А. Л., Кадацкий В. Ф. и др. «Эпоха Ельцина. Очерки политической истории». «Вагриус», 2001. 
  15. Скукин, Евгений. Пришел Полторанин – жди беды. «Российская газета», 13 августа 1993.
Ранее:
Юрий Лужков выигрывает иск о защите чести и достоинства
Далее:
Руслан Хасбулатов обращается к согражданам

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: