Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Парламент принимает поправки в закон о СМИ. Против выступают пропрезидентские руководители СМИ и министр печати

Верховный Совет вводит Федеральные наблюдательные советы на телевидении, чтобы иметь возможность быть представленным там со своими взглядами.

Парламент вносит изменения и дополнения в закон о СМИ, благодаря которым телевизионные Наблюдательные советы имеют право утверждать и освобождать от должности телевизионных руководителей. Верховный Совет не устраивают пропрезидентские начальники каналов — Вячеслав Брагин («Останкино»), Олег Попцов («РТВ», Российское телевидение) и Белла Куркова (петербургский пятый канал). По схеме, предложенной Верховным Советом, советы на телевидении должны формироваться так: два представителя президента, президиума Верховного Совета, Союза журналистов и по одному представителю от каждой из 14 фракций Верховного Совета.

«Российской прессе, телевидению и радио власти, похоже, не скоро дадут превратится из средств массовой пропаганды в средства массовой информации, — замечает «Коммерсант», рассказывая о первых парламентских слушаниях на этот счет. — Борьба в верхах за право контролировать их не ослабевает. <…> Хасбулатов, говоря о возможности проведения референдума по новой Конституции, обещает хорошо к нему подготовиться, обеспечив пропаганду через «электронные средства». А в президентских структурах подготовлен указ о Российской информационной корпорации, которая придет на смену Федеральному информационному центру, признанному неконституционным. Федеральный наблюдательный совет <…> создается представительной властью, как сказано в преамбуле документа, «в целях недопущения цензуры, политического монополизма на общероссийском государственном телерадиовещании, деидеологизации государственного телерадиовещания и защиты от неконституционного вмешательства в его деятельность». Между тем, его противники предполагают, что этот совет создается для того, чтобы поставить под контроль ВС федеральные электронные средства массовой информации. Кроме прав, которые получают входящие в него «наблюдатели» (в частности, право назначать руководителей телерадиокомпаний), опасения у политиков и журналистов вызывает и то, что совет предполагается формировать только из представителей парламентских фракций».

Парламент «ввел понятие «государственный держатель лицензии», под которое подпадают все государственные телерадиокомпании, действующие на территории России, – отмечает издание в другой публикации. – Отныне, по замыслу депутатов, деятельность держателя лицензии — от назначения руководителя и до корректировки программной политики — будет полностью регламентироваться Федеральным советом по обеспечению свободы слова».

Задача совета, в свою очередь замечает «Правда», – «дать возможность представителям разных политических, культурных, религиозных и иных точек зрения свободно и в равной степени выражать в эфире свои взгляды». «Закон, представлявшийся, без всякой иронии, одним из самых прогрессивных, вдруг стал пробуксовывать, – отмечает автор «Правды» Юрий Гонтарь. – Достаточно вспомнить, что иные газеты стали рассадником сводничества, «чернухи» и «порнухи», а телевидение, обслуживая пропрезидентские силы, выполняет порой подстрекательскую роль. <…> Суть [поправок] сводится к строгому государственному лицензированию права на телерадиовещание и, соответственно, к усилению государственного контроля за ним. Особенно за теми телерадиовещательными организациями, которые либо финансируются из госбюджета, либо учреждены федеральными властями, либо ведут вещание на территории Российской Федерации. Особый контроль распространится на электронные средства массовой информации, воздействующие на предельно большие слои населения. Думается, правильно, когда государство берет под свой присмотр содержание передач, которые способны формировать или, напротив, подрывать мораль, нравственность, милосердие, патриотизм».

После принятия закона в Доме российской прессы была созвана пресс-конференция, в которой приняли участие и. о. председателя «Останкино» Кирилл Игнатьев и его заместитель Валентин Лазуткин, председатель ВГТРК Олег Попцов и президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов. Участники пресс-конференции, по свидетельству газеты «Правда», «дружно уверили журналистов, что поправки к закону <…> фактически дезавуируют его, а наблюдательные советы – это «партия цензуры»». «А. Симонов справедливо заметил, – продолжает газета, – что ни одному государству в мире не под силу финансировать 3 государственных канала и 89 региональных компаний»; а Валентин Лазуткин стал единственным, кто признал, что наблюдательный совет мог бы быть необходим, если бы «в него вошли не только депутаты, а люди, независимые от партий, с высоким творческим потенциалом и гражданским чувством». Он же, по данным «Коммерсанта», признал, что «некоторый контроль над вещательной деятельностью в России все-таки нужен, однако не в такой форме, как предложено парламентом, — да и не контроль вовсе, а скорее попечительство».

В свою очередь Кирилл Игнатьев спрогнозировал, что «отсутствие государственных дотаций приведет к значительному сокращению объема вещания телерадиокомпаний России, что, соответственно, вызовет народное недовольство и, в свою очередь, откроет путь к монополизации электронных средств массовой информации парламентом». «Если обобщить эмоциональные выступления руководителей телевидения, можно сказать, что обе компании вполне способны решать любые проблемы, в том числе и финансовые, самостоятельно — главное, чтобы им никто не мешал», – заключает коммерсантовец Александр Воробьев, в то время как у его коллеги из «Правды» Василия Фартышева остается другое впечатление: «в борьбе за «четвертую власть» вполне может разгореться нешуточный конфликт». «Тем более что Министерство связи уже предлагает сократить объем вещания на 40 процентов из-за неплатежей, – пишет он в заключение. – Сегодня из 106 миллиардов, необходимых телекомпаниям, выделяется из госбюджета лишь половина, и к сентябрю может также назреть серьезный финансовый кризис. <…> Не раз звучали и ссылки на зарубежный опыт, на цивилизованные страны. Но в какой еще стране можно найти столь нецивилизованное телевидение, где комментаторы позволяют себе хамство и выражение личных пристрастныхпозиций, где общенациональное достояние – эфир – часами вдалбливает «да-да-нет-да»,  и при полном обнищании народа ему денно и нощно внушают, что жить стало лучше?»

Против поправок выступает и министр печати Михаил Федотов. На другой созванной им пресс-конференции он, по свидетельству «Коммерсанта», «перечислил ряд нарушений законов и Конституции, которые, по его мнению, допустил парламент, приняв поправки к Закону о средствах массовой информации». «Например, министр считает, – продолжает журналист Валерий Погорелый, – что теперь можно будет легко заблокировать доступ к информации и ее свободное распространение, поскольку поправки предоставляют возможность ограничить это конституционное право в любом законе, даже не имеющем прямого отношения к прессе. Как считает г-н Федотов, поправки приняты большинством ВС не в интересах свободы слова, а для собственной самозащиты. Изменения закона можно трактовать настолько широко, что, как считает министр, риторическую фразу в публикации «Электрик, отключи депутатам свет!» можно расценивать как призыв к воспрепятствованию деятельности конституционных органов власти, после чего может последовать закрытие издания. Министр уверен в том, что Федеральный совет за обеспечением свободы слова на государственном ТВ и радио, образующийся в соответствии с решением ВС, станет инструментом политической цензуры в руках парламентского большинства. Этот орган, по сути дела, дает возможность представительной власти монополизировать электронные средства массовой информации. Поскольку в состав совета будут входить преимущественно представители депутатских фракций, Михаил Федотов считает несостоятельными ссылки на зарубежный опыт. Он сообщил, что в европейских странах в состав подобных организаций, которые являются в большинстве случаев общественными, входят отставные политики и деятели культуры, имеющие высокий нравственный авторитет в обществе, а не действующие депутаты, как это предполагается у нас».

Через месяц Федотов уйдет в отставку,объяснивее тем, что парламент не принял замечаний президента к Закону РФ «О внесении изменений и дополнений к Закону РФ «О средствах массовой информации»» (см. 20 августа).

В начале сентября, перед очередным рассмотрением поправок, возвращенных президентом в Верховный Совет на повторное рассмотрение, Борис Ельцин высказал свое отношение к «попытке введения цензуры». «Его пресс-секретарь Вячеслав Костиков сообщил, что Борис Ельцин не намерен посылать своих представителей в наблюдательный совет по свободе слова, — отмечает «Коммерсант». — Возможно, это заявление можно расценивать как очередной шаг президента в его «осеннем наступлении» на парламент. <…> Заявление г-на Костикова, вероятно, не заставит ВС пересмотреть свою позицию, но депутаты окажутся в затруднительном положении — ведь прошлое рассмотрение закона отложено из-за отсутствия официальных полномочий на представление интересов президента у замминистра печати Давида Цабрия. Наверняка и на этот раз президент не станет направлять в ВС своего официального представителя».

  1. Воробьев, Александр. «Пресс-конференция руководства ТВ России. Телерадиокомпании недовольны решением парламента». «Коммерсант», 20 июля 1993.
  2. Гонтарь, Юрий. «Пусть слово будет многогласным». «Правда», 20 июля 1993.
  3. Погорелый, Валерий. «Пресс-конференция министра печати. Михаил Федотов просит помощи у прессы». «Коммерсант», 22 июля 1993.
  4. Сидоров, Михаил. «Михаил Полторанин не будет министром печати». «Коммерсант», 9 июня 1993
  5. Фартышев, Василий. «Никто не хочет терять «четвертую власть«». «Правда», 20 июля 1993.
  6. Шистерин, Олег. «Борис Ельцин не признал наблюдательный совет. Президент о цензуре в средствах массовой информации». «Коммерсант», 3 сентября 1993.

 

Ранее:
Принят закон об авторском праве
Далее:
"Известия" публикуют проект Конституции

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: