Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Михаил Федотов подает в отставку с поста министра печати

5 октября 1993 года министром назначен Владимир Шумейко.

Фото: Черединцев Валентин/Фотохроника ТАСС.

Министр уходит с должности «по политическим мотивам», объясняя это тем, что парламент не принял замечаний президента к Закону РФ «О внесении изменений и дополнений к Закону РФ «О средствах массовой информации» » (см. 15 июля). 23 августа президент подписывает указ № 1315, которым министр освобождается от должности «в связи с переходом на другую работу». 22 сентября он назначен представителем России при ЮНЕСКО.

«Федотов заявил, что не желает принимать участия в удушении свободы печати и «быть ее могильщиком», – отмечает в те дни журналист «Общей газеты» Елена Дикун. – Но многие полагают, что на самом деле он лишь опередил события – дескать, его и так в ближайшие дни должны были попросить с занимаемого поста, освободив место для Михаила Полторанина. Не дожидаясь, Федотов решил уйти красиво». Сам Федотов в интервью газете, отмечая, что в последний раз с президентом встречался за год до отставки, говорит о ней так: «Впервые слова о моем «отстранении» прозвучали 12 августа из уст руководителей телерадиокомпаний на совещании в Доме Российской прессы. Я – человек компромиссов, гибких решений, спокойный, я думаю, что это не всех устраивает. Есть определенные силы, которые считают, что на моем месте должен быть более крутой, более соответствующий политическому моменту руководитель. Однако, если помните, на том совещании 12 августа президент ни слова не сказал в мой адрес, тем самым дав понять, что я могу работать спокойно. То же самое мне сказал премьер-министр. <…> Что касается того, что я «спасовал»перед депутатами, то это был мой нравственный выбор, дело чести, если хотите. В создавшейся ситуации не вижу более смысла оставаться министром печати и информации: ведь, по сути, я становлюсь главным цензором, наступаю на горло собственной песне – любимому детищу «Закону о средствах массовой информации» (так закон «О средствах массовой информации» назван в оригинале статьи Н.Р.). Зато теперь, когда я не скован определенными правовыми и моральными нормами, вытекающими из статуса министра, могу действовать свободно – например, собираюсь организовать Всероссийскую стачку телерадиожурналистов».

«Коммерсант» отмечает, что отставка выгодна обеим сторонам длящегося политического конфликта – и Верховному Совету, и президенту. «Отставка Федотова, которая вряд ли вызовет слезы в парламенте, парадоксальным образом устраивает и президентскую сторону, – пишет газета. – Парадокс объясняется более чем просто: Михаил Федотов должен освободить место для Михаила Полторанина, который после упразднения Федерального центра информации остается безработным. Случай с Михаилом Федотовым свидетельствует о том, что «коллективный Распутин» далеко не так единодушен, как это кажется парламенту, и для успеха обещанного «осеннего наступления» требуется, по крайней мере, повысить сплоченность наступающей стороны».

Федотов также открыто говорит о конфликте с Полтораниным, который возглавляет Федеральный информационный центр, ликвидированный де-юре, но существующий де-факто. «Полторанин прекрасно понимает, что на этом шатком стуле долго не усидеть, – говорит он. – Единственная ниша, которая ему подходит, – Министерство печати. И он недвусмысленно дал мне понять в разговоре, что намерен вернуться в это кресло, ссылаясь на то, что я не оправдал его высокого доверия. В свое время он предложил мою кандидатуру на этот пост Ельцину и Черномырдину. Как я понимаю, Михаил Никифорович рассчитывал на то, что я буду карманным министром, исполнителем всех его указаний, той шляпой, которую он положил на стул, выходя покурить, а потом, возвращаясь, снимает ее и занимает место. <…> Однако на роль шляпы я не подхожу. <…> С первого же момента я оказался под прессингом полторанинских полков, которые требовали, чтобы я был либо радикалом, либо освободил место для такого. Не случайно, первый вопрос, который я задал Черномырдину через несколько дней после своего назначения, касался взаимоотношений между ФИЦем и Мининформпечати. Попросил объяснить, министром «чего»я являюсь. На что Виктор Степанович сказал: «ФИЦ это ФИЦ, а вы отвечаете за все, что творится в сфере печати и информации». Но для того, чтобы «отвечать», мне нужно иметь какие-то рычаги управления, в частности, в отношении всех телерадиокомпаний, в том числе «Останкино»и Петербургской. Однако все это было передано в ведение Федерального информационного центра. Так же, как информационные агентства, я имею в виду ИТАР-ТАСС и РИА-Новости. Поэтому на том совещании 12 августа я, человек, повторяю, неконфликтный, не любящий ни с кем ссориться, тем более со своими друзьями, поставил вопрос ребром: или ФИЦ, или Мининформпечати. Или Федотов, или Полторанин. Двоевластие в сфере государственного управления средствами массовой информации больше не может продолжаться. Нельзя, чтобы было два министра печати». Он допускает вероятность, что ему предложат забрать заявление, и тогда обещает поставить «обязательным условием» исчезновение ФИЦ. «У меня даже есть проект создания на его базе информационно-аналитического центра при президенте, который займется пропагандой президентских инициатив, акций и предложений, то есть тем, что изначально было декларировано, приписано ФИЦу, но без функций государственного контроля».

  1. Без подписи. «Что было на неделе», «Коммерсант», 21 августа 1993.
  2. Дикун, Елена. «Михаил Федотов: Полторанин рассчитывал, что я буду карманным министром». «Общая газета».
Ранее:
Журналисты CNN награждены медалью "Защитнику свободной России"
Далее:
Президент вновь утверждает Олега Попцова и Анатолия Лысенко руководителями ВГТРК

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: