Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Александр Коржаков дает первую пресс-конференцию

Его выступление показано в «Герое дня» на НТВ. Генерал был лишен должности директора Службы безопасности президента после летнего скандала с «коробкой из-под ксерокса». (Смотреть видео пресс-конференции.)

Позже журналист Артем Боровик признается в том, что помогал устроить эту пресс-конференцию.

Политический обозреватель газеты «Сегодня» Татьяна Малкина в конце 1996 года наблюдала за новостями с участием отставного генерала. Она писала о «формально первой в истории человечества пресс-конференции Александра Коржакова» так:  «По сведениям генерала, несколько дней назад на дне рождения Владимира Гусинского, отмечавшегося в той же гостинице ‘Рэдиссон-Славянская’, которая любезно предоставила свои стены под пресс-конференцию опального шефа охраны, Анатолий Чубайс, ‘выпивши, громогласно хвастался, что арестует Коржакова и посадит его’. Кроме того, по словам генерала, Борис Березовский и Владимир Гусинский его ‘заказали’ – ‘вы, видимо, понимаете, что означает этот термин’, — деликатно предположил бывший шеф СБП. Александр Коржаков объяснил, что не предлагал отменять президентские выборы, а добивался их переноса на 2-3 месяца, боясь за здоровье Бориса Ельцина. Однако, ему не вняли, а в результате, считает г-н Коржаков, ‘сегодня мы получили неконституционный институт регентства при живом президенте’. Последние указы главы государства, по его мнению, дают все больше полномочий администрации президента РФ, оставляя Борису Ельцину ‘все меньше рычагов влияния’, а ‘власть вроде бы легитимно перешла в руки тех, кто легитимно не избирался’».1 Читать о возросшей роли администрации президента.

В новой статье она назвала «войну компроматов» «довольно сдержанной, по московским стандартам, но от того не менее ожесточенной». Война разгорелась между Коржаковыми и «стороной, представленной сразу президентом, его семьей и администрацией, премьер-министром и его сторонниками». «Злые языки утверждают, — писала Малкина, — что война началась по вине г-на Коржакова, с подачи которого газета ‘Комсомольская правда’ опубликовала вполне житейскую, но неприятную для клана Ельциных историю о том, что обучающийся в Лондоне Борис Ельцин-младший – сын Татьяны Дьяченко произошел не от текущего, а от предыдущего брака. Не исключено, что перемирие, по слухам, заключенное между стороной и г-ном Коржаковым, генерал нарушил своим интервью журналу ‘Лица’, где запросто рассказал о том, что банкир Березовский просил его убить банкира Гусинского. Некоторые указывают на ‘коржаковский след’ в разоблачительном материале в газете ‘Советская Россия’, опубликовавшей несколько весьма деликатного свойства документов, проливающих свет, или клевещущих, на принципы финансирования предвыборной кампании Бориса Ельцина. Еще более злые языки утверждают, что мутная история с Борисом Федоровым, обвинившим Александра Коржакова в вымогательстве, напрямую связана с тем, что упорный генерал не оставил намерения занять место Александра Лебедя в Госдуме (вместе с пресловутой депутатской неприкосновенностью) и место в сердце самого не особо благонадежного, с точки зрения Кремля, г-на Лебедя».2

В конце-концов президент приказал руководителю Федеральной службы охраны представить материалы к увольнению Коржакова с военной службы, так как он «выступил с рядом клеветнических заявлений в адрес президента и членов его семьи, а также допустил разглашение информации конфиденциального характера, ставшей ему известной в связи с исполнением служебных обязанностей» и «запятнал честь российского офицера». «Пресс-секретарь президента Сергей Ястржембский, огласивший вчера текст распоряжения на брифинге в Кремле, сообщил, что речь идет об известной пресс-конференции бывшего шефа СБП и серии его интервью, появившейся в последнее время в СМИ, — отмечала Малкина в новой статье. – ‘Просто количество перешло в качество’, — успокоил г-н Ястржембский журналистов, пытавшихся выяснить, как генерал оклеветал президента и членов его семьи, и что именно из услышанного ими от г-на Коржакова следует считать достоверной информацией, переставшей быть конфиденциальной. Г-н Ястржембский также дал понять, что решение президента твердо и принципиально, и администрация президента, употребив такой судебный термин, как ‘клевета’, вполне готова к тяжбе с генералом».3

«Теперь Александру Коржакову наверняка придется показать хотя бы краешек какого-нибудь из его компроматов, чтобы защититься от угрозы судебного преследования, — добавляет автор. – Так как АП демонстрирует бесстрашное отношение к потенциальным разоблачениям, может быть, и Анатолию Чубайсу, наконец, удалось разжиться каким-то крупнокалиберным компроматом на Александра Коржакова – или г-н Чубайс блефует. <…> Война же нелояльному бывшему другу президентской семьи, похоже, объявлена не на жизнь, а на смерть. Впрочем, глава администрации президента Анатолий Чубайс демонстрирует завидную хватку не только в кадровом вопросе и на ниве персональных дел. Обновленная АП настроена действовать жестко и быстро на всех избранных ее вождем направлениях. <…> штурманом мозгового штурма поручено быть Алексею Кудрину – заместителю главы АП и руководителю Главного контрольного управления, роль которого в российской истории, согласно Анатолию Чубайсу, в ближайшее время возрастет едва ли не до определяющей».

Вскоре генерала Коржакова лишат доступа на телевидение. В ноябре в газете «Совершенно секретно» выйдет его интервью, которое было записано для телевидения, но выйти не смогло. «Нас глубоко возмущает цензорская функция, которую самовольно возложила на себя нынешняя кремлевская команда», — будет отмечено во врезе к этому интервью.4 Читать об этом подробнее.

Через неделю после этого интервью Коржакова не выйдет на канале ТВ-6, а в апреле 1997-го – на канале Ren-TV.

  1. Малкина, Татьяна. «Александр Коржаков: Мы получили институт регентства». «Сегодня», 12 октября 1996.
  2. Малкина, Татьяна. «Когда волнуется желтеющая биржа». «Сегодня», 11 октября 1996.
  3. Малкина, Татьяна. «Кремль объявил Александру Коржакову войну до победного конца». «Сегодня», 29 октября 1996.
  4. «Александр Коржаков: ‘Мы чем больше узнавали, тем меньше президент хотел нас слушать’». «Совершенно секретно», 15 ноября 1996.
Ранее:
Главным редактором газеты «Сегодня» становится Евгений Серов
Далее:
В эфир выходит программа «Время с Сергеем Доренко»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: