Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Расширены полномочия администрации президента

Президент подписывает указ «Об утверждении Положения об Администрации Президента Российской Федерации».

Главу администрации президента России Анатолия Чубайса перед встречей с руководителями СМИ 20 сентября 1996 года приветствует генеральный директор ИТАР-ТАСС, вице-премьер Виталий Игнатенко. Фото Сергея Мамонтова /ИТАР-ТАСС/.

После выборов должность руководителя администрации занимает Анатолий Чубайс.

Согласно положению, администрация именуется «государственным органом, обеспечивающим деятельность президента». Ее руководитель получает право «координировать деятельность федеральных органов исполнительной власти», «вносить в Правительство Российской Федерации предложения о подготовке проектов федеральных законов, указов и распоряжений Президента, а также о принятии постановлений и распоряжений правительства», «направлять в федеральные органы государственной власти обязательные для исполнения представления об устранении нарушений в обеспечении реализации решений Президента».

«Чубайс формирует свою команду, приглашая видных приватизаторов на политические роли и вычерпывая петербургский кадровый резерв, — пишет журналист Андрей Колесников, оценивая первые сто дней Чубайса. – Лоббистскими усилиями главы администрации первым вице-премьером по экономике становится президент ОНЭКСИМ-банка Владимир Потанин. <…> Основная задача Чубайса теперь – упразднение многоцентрия в управлении государством. Все в соответствии с его же максимой: ‘Либерализм – это, извините, не бардак’».1

Чубайс вскоре получает и контроль над силовиками – благодаря президентскому указу «О Государственной военной инспекции президента Российской Федерации». «ГВИ становится самостоятельным подразделением администрации президента и обеспечивает реализацию полномочий президента страны – Верховного главнокомандующего вооруженными силами РФ в области обороны и безопасности, — отмечает автор статьи Виктор Литовкин. — <…> Будут проверяться не только армия и флот, чем занималась до этого Главная военная инспекция, подчинявшаяся в конечном итоге министру обороны, но и другие силовые ведомства. А именно – МВД, ФСБ, МЧС, ФПС, то есть все организации, где есть военнослужащие. Таких министерств и ведомств в России насчитывается 24».2

В отношении СМИ администрация получает полномочия обеспечивать «координацию деятельности федеральных органов государственной власти по реализации основ государственной политики в области обеспечения прав человека, свободы средств массовой информации, рекламной деятельности», а также готовить «предложения Президенту Российской Федерации по реализации основ государственной политики в отношении средств массовой информации, а также по обеспечению граждан Российской Федерации и граждан других государств объективной информацией о внутренней и внешней политике Российской Федерации». Руководитель администрации получает также право осуществлять «функциональное руководство помощниками Президента Российской Федерации (в том числе руководителей протокола Президента Российской Федерации – помощником Президента Российской Федерации), пресс-секретарем Президента Российской Федерации» и другими.

«Решение Бориса Ельцина о назначении на пост руководителя администрации президента Анатолия Чубайса было принято в свойственной для главы нашего государства манере – манере блицкрига, — отмечает в журнале «Новое время» политолог Дмитрий Орлов. – Все ожидали, что в подобном же стиле будет действовать и сам Чубайс. Однако этого не произошло. Получив ‘на руки’ президентский указ ‘О мерах по совершенствованию структуры Администрации президента РФ’ (25 июля), добившись назначения на важнейшие посты своей команды (19 июля – 1 августа), полного контроля за движением указов и распоряжений президента (3 августа) и службой помощников (10 августа), Чубайс ушел в отпуск. Реорганизация президентской администрации не была закончена, и тем не менее параллельно с отдыхом ее руководителя были произведены назначения управленцев среднего звена, большей частью ветеранов администрации и крепких коржаковцев. <…> Новое положение об администрации президента, подписанное Борисом Ельциным 2 октября, поставило под контроль Анатолия Чубайса то, что решает все, — кадры. Собственно, государственная служба и кадры были приоритетными направлениями деятельности администрации и раньше. Но теперь все намного серьезнее. Во-первых, кадровые службы администрации и правительства должны быть объединены. А это значит, что Анатолий Чубайс теоретически получает возможность влиять на перемещения в аппарате правительства, епархии Владимира Бабичева. Хотя руководитель аппарата правительства на практике в кадровых вопросах ведет себя более чем самостоятельно. Во-вторых, руководитель президентской администрации по представлению секретаря Совета безопасности назначает и освобождает сотрудников аппарата СБ. Это касается и Совета обороны, а также аппаратов помощников и референтов президента. Наконец, создание наряду с территориальным управлением президента управления по координации деятельности полномочных представителей президента в субъектах Российской Федерации также свидетельствует о многом. Еще в период предвыборной кампании штаб Бориса Ельцина сделал ставку на представителей в регионах как на достаточно эффективную систему кадровых перемещений на местах. Сегодня опора на региональные кадры, и прежде всего на представителей президента, судя по всему, становится частью государственной политики».3

Пророчески на это событие отзывается еженедельный журнал «Коммерсант». «Отныне российский президент может больше времени уделять своему здоровью, — сообщает издание. — Со 2 октября в стране имеется орган государственной власти, который охотно возьмет на себя решение всех без исключения вопросов. <…> Это решение естественным образом затронуло правительство, которое оказалось перед неприятной перспективой исчезновения. Точнее говоря, все министры, вице-премьеры и сам премьер останутся на своих местах, но у правительства будет изъято то, что его делает независимым органом власти, — собственное делопроизводство и собственная кадровая служба. Такое уже случалось в не столь уж отдаленной истории. Еще в 1991 году, после образования администрации президента, у российского Совета министров мгновенно не стало своей референтуры, и даже такой вопрос, как ксерокопирование сколько-нибудь значительного количества материалов, требовал обращения в президентскую администрацию или в структуры тогда еще дружественного Верховного совета».4

Предыдущее изменение в структуре администрации, напоминает «Коммерсант», произошло «с отставкой Егорова и приходом Чубайса» в середине 1996 года: 25 июля вышел президентский указ «О мерах по совершенствованию структуры Администрации Президента Российской Федерации». «С этого момента администрация стала быстро наращивать мускулы, — отмечает журнал. – По словам одного из ветеранов госаппарата, наиболее важным завоеванием Чубайса было обретение контроля над налоговой службой. Как считает этот чиновник, в умелых руках Госналогслужба будет эффективнее разваленного ФСБ, и уж тем более полностью разложившегося МВД. (Здесь уместно вспомнить слова одного из известных представителей российского бизнеса, произнесенные им тоскливо в начале 1994 года на подписании в Кремле Договора об общественном согласии: ‘До тех пор, пока у них есть налоговая служба и налоговая полиция, мы придем, куда бы они нас ни позвали’.) <…> Сейчас есть все основания утверждать, что глава президентской администрации приближается по своему влиянию к председателю правительства. Но здесь необходимо отдавать себе отчет, что сила Анатолия Чубайса не столько даже в документально подтвержденных полномочиях. Как и во всякой революции, решению вопроса о власти предшествует цепь событий, чаще всего кровавых. Для Чубайса ‘первой кровью’ стала отставка между первым и вторым турами президентских выборов знаменитой троицы кремлевских интриганов — Коржакова, Барсукова и Сосковца. Разгон значительной части службы безопасности и передача оставшихся в Федеральную службу охраны практически ликвидировали знаменитую ‘кремлевскую партию’ (последним из нее отправлен 5 октября в отставку личный тренер президента Шамиль Тарпищев). Ссылка первого помощника главы президента Виктора Илюшина в правительство оставила Чубайса в величественном одиночестве подле президента. Ни секретарь Совета безопасности Александр Лебедь, ни секретарь Совета обороны Юрий Батурин не имеют и десятой доли того влияния, которое имели в свое время Коржаков и Илюшин. Таким образом, Чубайс стал наиболее близко стоящим к президенту государственным чиновником, причем вне какой-либо аппаратной конкуренции. <…> Здесь опять напрашивается параллель с ЦК КПСС. В чем-то администрация сейчас начала движение к функциональному идеалу брежневского периода, когда руководство страной могло в принципе осуществляться и без главы государства. Аппарат ЦК с успехом выполнял роль дисциплинированного коллективного лидера, руководя как решением политических, так и экономических вопросов, направляя работу и Совета министров, и Министерства обороны, и Верховного совета, и даже КГБ. Успех в этом движении будет означать, что здоровье (но не жизнь!) президента потеряет свою актуальность для состояния дел в государстве. Возможно, именно в этом и состоит первый секрет взлета Чубайса и устранения политического плюрализма за кремлевской стеной. «Ельцинские горки», американоподобная система checks & balances и при этом византийский характер придворных интриг — все это работало, когда на престоле сидел полный сил владыка, чья рука твердо держала в узде силовиков и правила страной. Ослабевшей же руке нужна поддержка. Вопрос был в кандидатуре, и второй секрет взлета Чубайса заключается как раз в том, как ему удалось замкнуть на себя президентский выбор. <…> Если верны предположения, что дочь президента и ее протеже будут вместе стоять за троном дряхлеющего Бориса Ельцина во второй срок его президентства, то до 2000 года Чубайс может чувствовать себя в относительной безопасности. Сильный Чубайс и сильная администрация нужны Ельцину и его семье для того, чтобы обеспечить преемственность власти и победу того, кого Ельцин официально выберет себе в преемники. <…> В руках Чубайса оказывается сильнейшее политическое оружие — аппарат администрации с его организационным, информационным и коммуникационным потенциалом. Пристальное внимание президентской администрации к регионам — это только начало. Через пару лет у Чубайса в руках будут принципиально новые технологии управления субъектами федерации. Стремлением Чубайса «прибрать к своим рукам и определять ситуацию в регионах особенно в предвыборном режиме» уже всерьез обеспокоен Юрий Лужков. Но именно этим привлекателен Чубайс для любого соискателя президентского кресла. А если к этому прибавить мощный аналитический аппарат, устойчивые связи с деловыми кругами и возможности влиять на общественное сознание, то у Анатолия Чубайса есть шанс стать kings maker в большей степени, чем у кого бы то ни было в этой стране».

  1. Колесников, Андрей. «100 дней Чубайса. Глава администрации упраздняет многоцентрие в управлении государством». «Новое время», № 45, 1996.
  2. Литовкин, Виктор. «‘Силовиков’ теперь будет контролировать сам Чубайс». «Известия», 5 ноября 1996.
  3. Орлов, Дмитрий. «Время двух ‘Ч’. В Москве, как и в Древнем Риме, впору вводить новый титул – Хозяин погоды». «Новое время», № 45, 1996.
  4. Платонов, Кирилл. «Чубайс в гору не пойдет. Интрига / Великая стройка главного администратора». «Коммерсант», 15 октября 1996.
Ранее:
В эфир РТР выходит «Старая квартира»
Далее:
Объявлено о новом формате обращений президента – через радио

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: