Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В «Московском комсомольце» выходит расшифровка переговоров в штабе Бориса Ельцина

Прослушка переговоров трех лиц, которые названы Анатолием Чубайсом, Виктором Илюшиным и Сергеем Красавченко, подписана Александром Хинштейном. Публикация компрометирующих «прослушек» становится приметой времени.

Статья, опубликованная в газете «Московский комсомолец» 15 ноября 1996 года.

«Перед вами расшифровка оперативной записи, сделанной одной отечественной спецслужбой (не стоит особо гадать какой)», — пишет автор.1

В феврале 2010 года главный редактор «МК» Павел Гусев в интервью автору этих строк ответил на вопрос о связи своих журналистов со спецслужбами.2

– Читаешь некоторых ваших авторов иногда, и ощущение складывается, что за ними – погоны.

– Меня не интересует, кто на какую разведку работает. Меня интересует, что они работают на меня. Высказывают свои мнения. Я считаю, что мне и моей команде удалось создать уникальный (кстати, и Засурский так считает) уровень газеты. Недаром по нашей газете написаны сотни дипломов – по всей стране, пишут – как о явлении. Что-то хвалят, что-то ругают, но за нами смотрят. Мы создали уникальный тип газеты, где бывает сильнейшая аналитика, высказывания, мощнейшие авторы и фантастический подбор журналистов. Вот я сижу с вами за полчаса до подписания – даже не знаю, что идет на первой полосе и что они там делают.

А в октябре 2012 года он рассуждал в интервью об этических проблемах журналистики, в том числе так высказался о публикации «прослушек».3

– На вопрос о том, когда победим заказуху, вы ответили так: «Никогда в ближайшее время. Не скоро».

– То же самое вам и говорю. Да, трудно победить. Да, сложно. Но если ничего не делать, то вообще ничего не победим. Давайте не будем лечить сифилис, СПИД, оспу, проказу, потому что она непобедима. Но ведь ее лечат, она уменьшается.

– Есть, например, Уголовный кодекс. Очевидно, что если человек берет деньги, то это – преступление.

– Это не преступление. Не говорите глупостей! По российским законам это не преступление; если существуют пиар-агентства, которые предлагают вам разместить платные материалы, которые мы в просторечии называем черным пиаром, то это не противозаконно. И не нужно из себя изображать девственницу. Или девственника. Закон это позволяет. Делайте хоть всю газету платной, и таких газет у нас полно. Мы говорим о нравственной позиции, что этого делать не надо.

– А «МК» размещает заказные материалы?

– «МК» размещает пиаровские материалы, и мы это отмечаем.

– А вы не хотите прекратить эту практику?

– С удовольствием! Со временем мы это сделаем.

– То есть вы не считаете заказуху одной из главных проблем сегодня?

– Заказуха заказухе рознь. Я никогда не поставлю прослушку, я отказался, хотя первый имел материал по [Евгению] Киселеву [в 2001 году], по генпрокурору [Юрию Скуратову в 1999-м], по многим другим. Я их отказался ставить. Достаточно ответил?

Публикация Хинштейна в конце 1996 года расценена как очередной виток борьбы двух лагерей в Кремле. Один символизирует Анатолий Чубайс (он после выборов президента возглавил его администрацию, которая значительно расширила свои полномочия ). Другой – бывший глава Службы безопасности президента Александр Коржаков. Пик их противостояния пришелся на «скандал с коробкой из-под ксерокса», в результате которого группа Коржакова была уволена Борисом Ельциным. Вскоре после этого расшифровки «прослушки», подписанные штатным автором газеты и дискредитирующие президентское окружение, появились за именем Александра Минкина в «Новой газете».

В интервью для проекта YeltsinMedia Сергей Зверев, правая рука Владимира Гусинского в то время, рассказывал об обстоятельствах появления уже в 2018 году в youtube переговоров, связанных с «коробкой».4 Вот фрагмент этого интервью.

— Если хотите понять, какие у меня с ним [с Борисом Березовским] были отношения, то сейчас эти разговоры опубликованы в YouTube, и есть там такой «неопознанный персонаж». Послушайте голос этого неопознанного персонажа, увидите, как мы с ним общались.

— А кто их выложил, кстати?

— Понятия не имею.

— Зачем?

— Думаю, начитавшись книги Авена.

— Да их же давно выложили!

— На YouTube их выложили в начале этого года. А если вы имеете в виду запись разговора по поводу коробки – Чубайс, Илюшин, Красавченко, то это было сразу же в 1996 году опубликовано, осенью. Потом выяснилось, что это не Красавченко.

— А кто?

— История умалчивает.

— Тоже вы, да?

— История умалчивает.

— Хорошо, расскажите про коробку.

— Послушайте! Это очень интересно, там 1996 год, и в этих записях есть то, что происходило во время этой коробки. Я их очень хорошо помню, а еще я их послушал. Они происходили, когда несколько человек были у Березовского, ужинали, по-моему. Все правда. Все эти разговоры были.

— По этим диалогам видно, насколько вся эта группа людей, принимавших политические решения…

— Да не было в этот момент группы, которая принимала политические решения! Это была совсем другая история. Фактически это был предвыборный штаб, в который входил Березовский, хотя формально штабом это не было. Он убедил людей, которые могли это сделать, создать группу имени Чубайса, хотя руководил ею по факту, конечно, Илюшин, Виктор Васильевич.

— Я просто хотела сказать, что видно, насколько все эти люди, которые разговаривают между собой, уверены во влиянии СМИ, насколько важным они считают повлиять на то, как все будет представлено…

— Конечно, но это нормально абсолютно. Это момент, я напомню, как минимум десять лет до создания айфона, электронная почта уже, по-моему, существует, но работает очень плохо, компьютер в это время существует, но, по-моему, даже нет внутренних сетей. Процветает факс. И в тот момент, когда люди боятся, что сейчас к ним придут, вслед за Евстафьевым и Лисовским, они не жесткие диски ломают, а бумаги режут.

Публикация в «МК» должна доказать, как пишет в 1996-м Хинштейн, что «Лисовский с Евстафьевым действительно выносили коробку с долларами (хотя Анатолий Борисович неоднократно и заявлял, что все это – провокация Барсукова – Коржакова, пытающихся перенести выборы и скомпрометировать его лично)». «Честно говоря, — отмечает Хинштейн, — до того, как эта пленка попала нам в руки (а в ее достоверности мы не сомневаемся), большинство из нас считали, что политика в Кремле и в Белом доме делается несколько иными способами. Конечно, мы отнюдь не идеализировали тех, кто правит Россией. Просто казалось, что действуют они тоньше. А оказалось. Одни играли по принципу ‘цель оправдывает средства’, швыряя налево и направо миллионы. Другие – расставляли ‘жучки’ под столами соперников. Конечно, мы отлично отдаем себе отчет, что многие воспримут эту публикацию как удар по Чубайсу (а то и по демократии). Как выступление в поддержку Коржакова, Барсукова, Сосковца и иже с ним. Но не наша вина, что и тот же Чубайс, и все остальные видные деятели предпочитают молчать, безропотно выслушивая оскорбления и обвинения в свой адрес. Мы неоднократно предлагали руководителю администрации президента выступить на страницах ‘МК’ и разъяснить его, чубайсовскую позицию. (Предлагаем, кстати, и сейчас. И гарантируем, что все слова любого из упомянутых в статье сановников будут опубликованы в полном виде, без каких-либо купюр.) В ответ же – тишина. Таковы уж законы жанра, что компромат всегда предоставляет тот, кто сидит по другую сторону окопа. Изменить тут ничего нельзя».

Статья, опубликованная в газете «Московский комсомолец» 15 ноября 1996 года.

«Пресс-секретарь президента Сергей Ястржембский, комментируя публикацию, заметил, что первым его желанием после ее прочтения было ‘пойти и вымыть руки’, — отмечал в те дни «Коммерсант». — Он довел до сведения прессы мнение Чубайса, который ‘категорически отрицает сам факт разговора’. С президентом у Ястржембского ‘пока не было возможности поговорить на эту тему’, но он надеется, что ‘эта возможность появится’. <…> Сергей Красавченко сообщил Ъ, что ‘потрясен сообщением о том, что якобы участвовал в разговоре с Чубайсом и Илюшиным 22 июня 1996 года. Этого не только не было, но и не могло быть. Судя по тексту, который я прочел в ‘МК’, это не мой язык, я так не говорю. Мы никогда втроем не сидели’. На вопрос о том, не могло ли быть ошибок при расшифровке записи, он сказал: ‘Теоретически можно допустить, но я думаю, что это компиляция. Можно даже из нашего с вами разговора сделать компиляцию о подрыве подписной кампании ‘МК'». <…> Вчера уже с утра, вынуждая Кремль выступать с новыми опровержениями, распалялась Дума. Номер ‘МК’ отксерили и раздали в зале. Вице-спикер Сергей Бабурин призвал отнестись к делу серьезно и создать комиссию по проверке — ‘афера с $500 тыс. может разрушить конституционный порядок’. ‘Яблочник’ Сергей Иваненко предположил, что затея с комиссией пустая — ни Чубайс, ни Скуратов, ни Илюшин с Красавченко перед ней отчитываться не станут. И лучше сразу обратиться к президенту и предложить ему ответить на три вопроса: кто дал санкцию на прослушивание, как он относится к приводимым ‘МК’ словам Чубайса в адрес Коржакова, а также к тому факту, что Чубайс и Илюшин подтвердили в беседе свою причастность к ‘делу о $500 тыс.’. Тут на защиту героев публикации встал член ЛДПР Алексей Митрофанов. Он предложил осудить практику публикации подслушанных разговоров, а чтобы другим было неповадно, посадить автора — Александра Хинштейна».5

Присутствовавшая на том же брифинге Ястржембского Наталья Тимакова цитировала его так. «Пресс-секретарь считает, ‘что все случившееся – это продолжение войны компроматов, а вернее сказать – псевдокомпроматов, которые будоражат Москву, а не Россию, и то только в пределах Охотного ряда’. Он сообщил также, что не собирается связываться с редакцией газеты для выяснения подробностей, переадресовав все вопросы по поводу публикации присутствующему на брифинге корреспонденту ‘МК’».6

Газета также отвечает на претензии Ястржембского колонкой — в блоке материалов, озаглавленном «Московский Уотергейт». «Эта идиотская традиция досталась нам от татаро-монгольского ига – убивать гонца, принесшего плохую весть, — говорится в ней. — <…> Не надо только считать нас дурачками. Конечно же, прежде, чем предавать огласке расшифровку записи, мы пришли к единому убеждению: все это более чем похоже на правду. Понятно, что окончательную подлинность может определить только специальная экспертиза. Почему бы той же Думе не направить запрос в прокуратуру, которая, как известно, продолжает расследование уголовного дела о ‘коробке с долларами’. Приобщена ли эта кассета к делу? <…> Когда мы слушали кассету, в отличие от г-на Ястржембского, нам не хотелось ‘вымыть руки’. Ничего подлого и низкого мы в записи не усмотрели. Война компроматов? А кто сейчас об этом не говорит? В остальном же все понятно – ведь дело происходило за несколько дней до второго тура президентских выборов… ‘Помыться’ хочется оттого, что каждый на каждого имеет такую вот кассету и придерживает ее до лучших времен (причем не для страны, для себя лично)».7

«И телевидение, и радио, словно по дирижерской палочке, послушно повторяют одни и те же опровержения, отрицания, обвинения (кто смотрел вечерние 9-часовые выпуски новостей, наверняка обратил внимание, что сюжеты чуть ли не слово в слово схожи друг с другом), — выражает свое возмущение в следующем номере Александр Хинштейн. — Нам же никто (за исключением ‘Эха Москвы’ и ‘ТВ-6’, за что им отдельное спасибо) слова не предоставил. Объяснение тому самое простое: сегодня практически на всем телевидении безраздельно воцарилась политическая цензура. В угоду ей, например, прямо с эфира было снято сделанное ‘чрезвычайным каналом’ РТВ интервью с бывшим председателем НФС, полковником СБР Стрелецким (передача уже прошла по орбите по Дальнему Востоку, но не дошла до Москвы). Несколько месяцев не могла показать беседу с Коржаковым передача ‘Совершенно секретно’. В результате интервью опубликовали на страницах одноименной газеты. (Подробнее об этом.) Оговорюсь, мы отнюдь не разделяем убеждения этих людей, но спокойно наблюдать за подобной ‘демократической’ цензурой тоже не хотим».8

Главный редактор «Общей газеты» Егор Яковлев становится на сторону коллег. В интервью с Павлом Гусевым, которое он сам берет для газеты, Яковлев так формулирует проблему: «Дурно пахнущие политические скандалы стали обыденностью нашей жизни, — говорит он. – Не менее традиционны и приемы тех, кто дает установки средствам массовой информации. ‘Известия’ пишут о двойном гражданстве Березовского, телекомментаторы в ответ начинают рассуждать об антисемитизме. Ваша газета раскрывает подноготную президентских выборов, а вокруг шум: кто записал беседу, по какому праву? Отработанный метод смещенной логики».9

«Говоря честно, мы не надеялись на то, что эта публикация станет отечественным ‘уотергейтом’, — замечает Гусев в ответ. – Сегодня политика в России, на мой взгляд, стала не просто безнравственна, она далеко вышла за границы вседозволенности. Не о президенте или, скажем, премьере идет речь, а о тех, кто прилаживается хлебать кашу из их тарелки. Прихлебатели, и крупные, и мелкие, пытаются ныне властвовать в России. Отчего сложилась эта ситуация? Может быть, из-за болезни президента. А может быть, из-за того, что сегодня деградация власти дошла до крайней точки».10

Тем не менее несколькими днями ранее «МК» упоминал историю «Уотергейтского скандала», замечая в подзаголовке: «Расшифровка секретной беседы членов предвыборного штаба Ельцина, опубликованная в ‘МК’, может стоить ему президентства. Подобное уже случилось в США 22 года назад».11

В следующем номере своей газеты выступает уже Гусев. «Обхохочешься, — начинает он текст. – До слез и икоты, глядя на сытые и невозмутимые лица бывших телекомментаторов и ведущих различных ТВ-программ, а ныне представляющихся маститыми ‘политологами’. <…> Оказывается, я ходил советоваться к Лужкову перед публикацией беседы Чубайса и К. Московский мэр, мол, недолюбливает главу администрации президента, и публикация такая явно в его интересах. Похоже, наши ‘телеаналитики’, привыкшие постоянно заглядывать в рот хозяину и чутким ухом ловить любые его пожелания, не могут уже мыслить в других категориях. За всякой публикацией, за всяким выступлением они видят лишь чьи-то интересы – партийных кланов, банкиров, бандитов… Они не могут даже представить, что существует еще и другая журналистика, свободная, независимая от государственной власти и от отдельных персон. Работающая исключительно в интересах читателя». Он отмечает также, что с Лужковым не виделся уже несколько месяцев.12

Журналист «Коммерсанта» Александр Тимофеевский, обозревавший в те дни телевизионные программы, считал, что публикацию «МК» «лучше всех» прокомментировал в своей программе Сергей Доренко. «Маловероятно, чтобы такую статью спровоцировал Коржаков, ему за смену политики Ельцина бороться ни к чему, — говорил Доренко (цитата – по «Коммерсанту»). — Ему как раз наоборот: чем Чубайса больше, тем лучше. Коммунистам это несомненно полезно, но у них нет налаженного контакта с ‘Московским комсомольцем’. И еще: новый шеф аппарата может оказаться для коммунистов не лучше нынешнего. Люди Черномырдина не могли этого сделать потому, что ни Чубайс, ни Черномырдин не нарушают конвенции о разделении сфер действий. Заинтересованное лицо должно надеяться на доступ к президенту в ближайший месяц и быть противником Чубайса одновременно. Кто бы это мог быть? Всего вам доброго». «При всей внятности намека Сергей Доренко предложил формулу, универсальную для сегодняшней русской политической журналистики, — заключал Тимофеевский. — Отныне ее можно возвести к буддистской традиции. Будда, как известно, определяется через отрицание. Он не то, не то, не то и не это. Так что же Будда? Всего вам доброго».13

Позже журналист «МК» Наталья Тимакова задается вопросом, «сядут ли Коржаков и Чубайс на скамью подсудимых».14 Она сообщает о двух возбужденных уголовных делах: первое – «по факту уничтожения документов сотрудниками СБП», второе – «по факту выноса коробки с долларами из Белого дома». «Надо признать, что перспективы главы администрации в случае, если будет доказана его причастность к махинациям Лисовского и Евстафьева, выглядят гораздо менее предпочтительными, чем у бывшего главы СБП, — полагает она. – Анатолий Борисович может лишиться всего – и своей должности, и своего исключительного влияния на президента, не говоря уж о репутации честного политика. Александра Васильевича же ждет, даже при самых плохих раскладах, обвинение в превышении своих служебных полномочий. А учитывая тот факт, что, будучи кандидатом в депутаты, он является лицом неприкосновенным, г-н Коржаков может спать спокойно».

Карьеры Коржакова и Чубайса на этом скандале не закончились. Вскоре Александр Коржаков стал депутатом Госдумы, а через несколько месяцев после статьи Тимаковой Анатолий Чубайс был назначен вице-премьером правительства России.

  1. Хинштейн, Александр. «Голосуй или…». «Московский комсомолец», 15 ноября 1996.
  2. Ростова, Наталия. «Я не считаю, что «МК» – такая же желтая и бульварная газета, как у Сунгоркина и Габрелянова». Генеральный директор и владелец ИД «Московский комсомолец», главный редактор «МК» Павел Гусев». Slon.ru/ Republic.ru, 27 февраля 2010. https://republic.ru/posts/16225
  3. Ростова, Наталия. «Заказуха – это не противозаконно, и не нужно изображать из себя девственницу». Главный редактор «Московского комсомольца» – о журналистской этике и профессиональном кодексе». Slon.ru/ Republic.ru, 26 октября 2012. https://republic.ru/posts/26566
  4. Ростова, Наталия. «Сергей Зверев, один из создателей НТВ: ‘Воевала не только сторона Гусинского-Березовского. Там и с другой стороны были полководцы’». http://www.yeltsinmedia.com/interviews/zverev/
  5. Бовт, Георгий; Куцылло, Вероника; Юрьев, Евгений. «Имеющий уши да подслушает, имеющий руки да вымоет. Скандал вокруг публикации «МК»». «Коммерсантъ», 16 ноября 1996.
  6. Тимакова, Наталья. «Чубайс отрицает все». «Московский комсомолец», 16 ноября 1996.
  7. Без подписи. «Мойте руки перед едой, а ‘МК’ убережет вас от бактерий». «Московский комсомолец», 16 ноября 1996.
  8. Хинштейн, Александр. «Мальчики-лгуны». «Московский комсомолец», 17 ноября 1996.
  9. Яковлев, Егор. «Тираж ‘МК’ для Чубайса – превыше всего». «Общая газета», 21 ноября 1996.
  10. Там же.
  11. «Самый первый Уотергейт». «Московский комсомолец», 18 ноября 1996.
  12. Гусев, Павел. «Аналитики, политологи и прочая ерунда…». «Московский комсомолец», 22 ноября 1996.
  13. Тимофеевский, Александр. «Воскресная политика». «Коммерсантъ», 19 ноября 1996.
  14. Тимакова, Наталья. «Сядут ли Коржаков и Чубайс на скамью подсудимых». «Московский комсомолец», 24 ноября 1996.
Ранее:
В «Общей газете» выходит статья Андрея Фадина «Семибанкирщина как новорусский вариант семибоярщины»
Далее:
В газете «Совершенно секретно» выходит интервью Александра Коржакова, не вышедшее на ТВ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: