Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В «Общей газете» выходит статья Андрея Фадина «Семибанкирщина как новорусский вариант семибоярщины»

«Концентрацию власти в руках банковской олигархии» автор называет важнейшим вектором российского политического процесса. Придуманное Фадиным слово «семибанкирщина» входит в обиход.

Статья Андрея Фадина, опубликованная в «Общей газете» 14 ноября 1996 года.

Статья Фадина была написана по итогам другой статьи, опубликованной 1 ноября газетой Financial Times, в интервью которой Борис Березовский рассказал о семи банкирах, контролирующих более 50% собственности в стране. Помимо себя он назвал главу «ОНЭКСИМ-банка» и вице-премьера Владимира Потанина, главу «Мост-банка» и «Медиа-МОСТа» Владимира Гусинского, президента финансовой и нефтяной империи «МЕНАТЕП» Михаила Ходорковского, основателей «Альфа-банка» Петра Авена и Михаила Фридмана и основателя банка «Столичный» Александра Смоленского. Статья «Moscow’s Group of Seven» была написана тремя корреспондентами – Кристей Фриланд, Джоном Торнхиллом и Эндрю Гоэрсом. В ней рассказывается, как в результате «давосского пакта» группа олигархов договорилась поддержать Бориса Ельцина на выборах 1996 года. «За кулисами форума и без уведомления других его участников, — писала газета, — маленькая группа самых крупных российских бизнесменов сформировала альянс, который изменит будущее их страны. Они согласились, что победа коммунистов на летних выборах должна быть остановлена любой ценой. Чтобы предотвратить эту катастрофу, требовалось, чтобы увядающая карьера Бориса Ельцина пробудилась. Есть человек, решили они, таланты которого позволят справиться с этой задачей, – Анатолий Чубайс, бывший министр, реформатор экономики и архитектор программы приватизации».1 (Здесь и далее – перевод мойН.Р. Читать о «давосском пакте» подробнее.)

Статья Кристи Фриланд, Джона Торнхилла и Эндрю Говерса, опубликованная в номере Financial Times 1 ноября 1996 года.

Березовский рассказал, что бизнесмены потратили на предвыборную кампанию Ельцина $3 млн, помимо Чубайса пригласив в штаб дочь президента Татьяну Дьяченко. Они принимали участие в каждом шаге кампании и после первого тура выборов сформировали альянс президента с Александром Лебедем, без которого, по мнению Березовского, президент никогда бы не смог убедительно выиграть во втором туре.

В результате победы Ельцина на выборах, писала газета, «та же самая тесно спаянная группа семи бизнесменов встречается и работает с Чубайсом, который стал главой президентской администрации. Члены этого круга достаточно откровенно описывают себя как главную силу, формирующую кремлевскую политику. Эта группа провела назначение двух своих членов – Владимира Потанина и Бориса Березовского, на высокие правительственные должности. Назначение на этой неделе Березовского, владеющего обширной империей, куда входит продажа автомобилей, телекомпании и банк, заместителем секретаря Совета безопасности укрепило захват власти бизнесменами». Как рассказал газете Березовский, эта группа «должна была не только избрать президента, который бы продолжил реформы, но и разрубить его общение с правым и левым крыльями окружения». Первым на очереди стал клан силовиков во главе с Коржаковым. По признанию Петра Авена газете, группа делегировала в правительство Владимира Потанина. По словам Березовского, эта группа не только играет ключевые роли в кабинете министров и в Кремле, но и контролирует два главных телеканала страны, популярную радиостанцию и некоторое количество газет – СМИ, которые помогают группе контролировать повестку дня. «Мы и группа Гусинского были первыми, кто понял, как СМИ могут помочь в разных действиях, которые мы намерены предпринять, — сказал Березовский газете. – Если бы СМИ не были частными, мы не смогли бы выиграть последние выборы».

Газета опросила также несколько известных в стране либералов. По мнению правозащитника и бывшего диссидента Сергея Ковалева, эта ситуация очень опасна тем, что новая номенклатура может начать контролировать страну. «Они получают все новые и новые привилегии, а потребление увеличивает их аппетит», — сказал он. В беседе с журналистом он вспоминал, как Чубайс за пару лет до этого жаловался на то, как новые бизнесмены бесконечно разграбляют страну, и это невозможно остановить, но при этом, по словам Ковалева, Чубайс полагал, что можно позволить им воровать и дальше, чтобы создать у них собственность. И тогда, став владельцами собственности, они станут ее хорошими управленцами, и родится демократия. Но Ковалев с такой точкой зрения был не согласен, полагая, что такой экономический романтизм – очень опасная ошибка. Лидер «Яблока» Григорий Явлинский считал, что новый режим воспроизводит черты старого, и дело не в том, что группа контролирует банки и телевидение. «Это – олигархия и мафия», — говорил он. И даже люди, ближайшие к Чубайсу, – человека, который заслужил безграничное уважение на Западе приверженностью к реформам и своей честностью, сейчас критикуют его. Свое несогласие с логикой Чубайса выразил в беседе с газетой и Егор Гайдар, полагавший, что тесные связи между правительством и бизнес-корпорациями, при ограничении рынков, в итоге приведут к провалу. По его словам, исходя из экономической теории, подобная система может родить только коррупцию.

«Они контролируют доступ к бюджетным деньгам и практически все инвестиционные возможности в стране. В их руках громадный информационный ресурс крупнейших телеканалов. Они формулируют волю президента. Те, кто не захотел идти вместе с ними, придушены или сошли с круга (Тверьуниверсалбанк, Инкомбанк, Кредо-банк). Но в России никакая победа не является окончательной, если она не выглядит минимально справедливой в глазах большинства (как бы к этому мнению ни относиться). А вот с этим у ‘большой семерки’ – слабец. Идеология для столь узкого круга вряд ли сможет вдохновить то пока молчаливое большинство (в том числе, между прочим, и большинство финансистов и предпринимателей), которое осталось за его пределом. Выборы все равно рано или поздно состоятся – и предложить им будет нечего».2

Спустя годы один из упомянутых Березовским бизнесменов – Петр Авен — вернулся к той публикации в интервью с Валентином Юмашевым. Вот фрагмент этого интервью из книги Авена «Время Березовского».3

А: К Березовскому восходит слово “семибанкирщина”. Он не произнес этого слова, но дал интервью Financial Times, в котором сказал, что семь бизнесменов де-факто управляют страной. Он назвал достаточно случайный список – кого вспомнил. Я туда попал вместе с Фридманом, от других групп попало по одному человеку. Скажи, насколько это правда, насколько неправда? Мне кажется, и у тебя в администрации, и у Чубайса, и потом при Саше Волошине значение бизнеса было куда меньше, чем все думают. Я прав?

Ю: Я на самом деле не уверен, что Боря именно так сформулировал – что бизнесмены управляют страной.

А: Дословно не помню, но это было так интерпретировано. Он сам себя мифологизировал?

Ю: Думаю, дело в интерпретации. Он сказал что-то другое. А потом, когда это вернулось эхом, ему понравилось. Вот мы, семь человек, управляем страной – это очень приятно.

А: Березовский на твои решения как-то влиял?

Ю: У меня тут с Борей Немцовым произошел такой смешной разговор. Oн в какой-то из книг написал, что в приватизации “Сибнефти” виновата “семья”. И мы с ним просто по шагам рассмотрели, как проходила приватизация “Сибнефти”, и было понятно, что я никакого отношения к этому ни в один момент не имел.

А: Это понятно.

Ю: На самом деле Березовский, зная мое отношение ко всему этому, ни разу ко мне не обратился ни по одному финансовому вопросу. Почему он так обрадовался, когда я ушел с поста главы администрации?

А: Потому что он на тебя вообще не влиял.

Ю: С самого начала, с первого раза у нас даже разговора не было никакого. Наверное, он один раз попросил помочь с бизнесом, и я его послал, потому что дальше он никогда этот вопрос не ставил.

А: Не думаю, что он влиял на Чубайса или на Волошина – на тех, кто был до тебя и после тебя.

Ю: Абсолютно нет. Я просто знаю.

А: Да, я уверен в этом. А насчет тебя он даже не испытывал иллюзий.

Ю: Березовский, конечно же, пытался. Но для него не деньги были интересны, для него политика была интересна. То, что он участвует в важнейшем процессе. Все, о чем мы говорили, – это о том, выберут или не выберут Лебедя красноярским губернатором в 1998 году.

  1. «Moscow’s Group of Seven». Financial Times, Nov. 14, 1996.
  2. Фадин, Андрей. «Семибанкирщина как новорусский вариант семибоярщины». «Общая газета», 14 ноября.
  3. Авен, Петр. «Время Березовского». Corpus (АСТ), 2017.
Ранее:
НТВ начинает 24-часовое вещание
Далее:
В "Московском комсомольце" выходит расшифровка переговоров в штабе Бориса Ельцина

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: