Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В Давосе российский бизнес решает поддержать Ельцина

В ежегодном мировом экономическом форуме, который проходит в Швейцарии со 2 по 5 февраля, принимают участие 70 россиян. Именно там, заслушав кандидата в президенты Геннадия Зюганова, бизнесмены, которых вскоре станут называть олигархами или «семибанкирщиной», договариваются поддержать действующего президента.

Фрагмент первой полосы «Известий» от 6 февраля 1996 года.

«Потенциальные инвесторы, судя по реально вложенным в российскую экономику капиталам, испытывают устойчивое недоверие к инвестиционному климату в нашей стране, — сообщают в те дни «Известия». – Людей, очень дорого ценящих каждую свою минуту, привлекло то обстоятельство, что в дискуссиях от российской стороны участвуют два весьма реальных кандидата на президентский пост: Геннадий Зюганов и Григорий Явлинский. <…> повышенное внимание к персоне лидера коммунистов говорит о том, что многие на Западе оценивают шансы Зюганова на предстоящих президентских выборах весьма высоко. <…> Главным и, пожалуй, единственным серьезным оппонентом Зюганова, заворожившего многих на Всемирном экономическом форуме, выступил Анатолий Чубайс. На проведенной в понедельник в полдень пресс-конференции Чубайс сопоставил высказывания Зюганова в Швейцарии с тем, что говорится по этому же поводу в программе КПРФ, и с тем, что говорит об этом сам лидер КПРФ, но уже в России. <…> Чубайс заявил, что и деловые круги Запада, которые сегодня готовы плясать вокруг Зюганова, будут нести ответственность за большую кровь, которая неизбежно начнется, если Зюганов, став президентом, попытается национализировать собственность. А первое, с чего, по мнению Чубайса, начнут коммунисты, получив своего президента, — контроль над средствами массовой информации. <…> Именно сейчас, подчеркнул Чубайс, Россия на перепутье, и решение о выборе курса будет принято в течение ближайших двух-трех недель».1

Фрагмент первой полосы «Известий» от 6 февраля 1996 года со статьей Михаила Бергера.

Фрагмент второй полосы «Известий» от 6 февраля 1996 года со статьей Михаила Бергера.

Экономический журналист Михаил Бергер, писавший эту статью в «Известиях», а в 1997 году возглавивший газету Владимира Гусинского «Сегодня», на пресс-конференции Чубайса сидел между Гусинским и Борисом Березовским. По данным журналиста Дэвида Хоффмана, написавшего книгу «Олигархи», на этой пресс-конференции, которую Чубайс созвал в день закрытия форума, он назвал Зюганова классическим коммунистическим лжецом, который на Западе представляется умеренным, а дома говорит совсем другое.2

Позже, в интервью Хоффману, Гусинский говорил, что если бы не Березовский, то Ельцин бы не стал президентом России, и, скорее всего, история России была бы другой. В Давосе Березовский провел переговоры с Гусинским, с Джорджем Соросом, который не верил в возможность победы Ельцина, с Михаилом Ходорковским, с Владимиром Виноградовым, Юрием Лужковым, а также попросил Анатолия Чубайса найти других олигархов, которые поддержат Ельцина. «Березовский и Гусинский были состоятельными людьми, – пишет журналист, – но ‘Давосский Пакт’ был не только о богатстве. Два магната контролировали два из трех главных телевизионных каналов в России. Они могли развернуть общественное мнение в пользу Ельцина, и это было самой ценной валютой для него».

Годы спустя главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов признавал, что мотором решения, принятого бизнесменами, был Борис Березовский. « <…> он привлек туда ‘ненавистного’ Чубайса – и в Давосе эти промышленники поняли, что с приходом коммунистов им есть, что терять, и они поддержали, решили поддержать Ельцина, который тоже был не сахар, – рассказывал Венедиктов. – И вот, это первое его движение… Он был мотором, он был придумщиком, организатором и мотором. И, потом президентские выборы 96-го года – он был мотор…, какое-то ‘Эхо Москвы’ – нет, он звонит Гусинскому, чтобы тот позвонил неизвестному ему Венедиктову. Представляю, что творилось в других медиа. И, он, конечно, был мотором; и вклад в избрание Ельцина в 96-м году его, как организатора этих людей – он огромный».3

А журналист Валерий Панюшкин, написавший книгу о Михаиле Ходорковском, так описывал тот момент. «Там в Давосе на одном из банкетов столик Михаила Ходорковского оказался рядом со столиком, за которым сидели бизнесмен Борис Березовский и финансист Джордж Сорос, – писал он. – Сорос вспоминает, что спрашивал тогда Березовского, понимает ли тот, что, придя к власти, коммунисты в считанные дни растопчут либеральную экономику, демократию, свободу слова и самого Березовского. (К слову сказать, может, и не растоптали бы, у коммунистов ведь тоже не было ресурсов, чтоб кого-нибудь растаптывать.) Березовский вроде понимал, но не видел ресурсов для противостояния. Ходорковский, не знаю, участвовал ли в разговоре или просто слушал. Знаю только, что чуть ли не в тот же вечер Борис Березовский, богач, по тогдашним меркам, и владелец первого канала телевидения, пришел к врагу своему, тоже богачу, по тогдашним меркам, и владельцу телеканала НТВ Владимиру Гусинскому. Для красочности рассказа хотелось бы, конечно, чтоб Березовский пришел прямо с банкета в помятом смокинге и с бутылкой коньяка в руке, а Гусинский чтоб встретил его в халате и шапочке для душа, но не знаю, как было дело. Знаю только, что медиамагнаты и вчерашние враги договорились: победа коммунистов на президентских выборах — это не дай бог, и надо поддержать президента Ельцина. Знаю также, что к их договору присоединились постепенно и другие крупные российские бизнесмены, включая Михаила Ходорковского. Это была отчаянно-рискованная игра. Рейтинг популярности Ельцина был 4%, а рейтинг популярности Зюганова 35%. Но предприимчивым финансистам девяностых не привыкать было к отчаянно-рискованным играм. Тем более что в обмен на поддержку ельцинский Кремль обещал самое заветное — приватизацию нефтяных скважин и металлургических заводов».4

Встреча российского бизнеса с президентом в марте 1996 года. Кадр телевизионной трансляции.

Встреча президента Ельцина с бизнесменами – с названными Березовским, Гусинским, Виноградовым, Ходорковским, а также с Александром Смоленским и Владимиром Потаниным при участии Анатолия Чубайса, – состоялась в марте.

Встреча российского бизнеса с президентом в марте 1996 года. Кадр телевизионной трансляции.

После смерти Березовского в 2013 году его соратник Юрий Фельштинский выпустил книгу его мемуаров, в которой бизнесмен рассказывает в том числе и о той встрече. «<…> не думаю, что она была самой приятной для президента, – говорится в книге от имени Березовского. – Ему пришлось, возможно, впервые столкнуться с такой жесткой позицией, таким откровенным разговором о тяжести положения, в котором мы все находились. Мы так и сказали: наше желание видеть вас президентом имеет чисто рациональную основу. Мы считаем, что в России сегодня нет другого человека, способного выиграть президентские выборы и проводить курс реформ. Мы, собственно, сами порождение этого курса. Было важно, чтобы президент понимал, что дело не в личных симпатиях и антипатиях. Мы будем его поддерживать не потому, что он нам нравится лично, вот как Борис Николаевич Ельцин, хотя у многих из нас были к нему симпатии, в том числе личные симпатии, а мы будем его поддерживать по двум причинам: потому что он в состоянии продолжить курс реформ и потому что его можно избрать. Нам показалось, что Ельцин неверно оценивает ситуацию, хотя очень трудно так о нем говорить. Я склонен был считать, что сказывалась информационная блокада президента его прежним окружением – Александром Коржаковым, Михаилом Барсуковым. Мы все вместе, так называемые олигархи, на той встрече Ельцину говорили неприятные слова: что у оппозиции есть колоссальные шансы, что популярность президента низка. Он возражал, говорил, что у нас неверные данные и неверные оценки. Мы уходили со смешанными чувствами. Я считал, что мы проиграли эту встречу. Хотя был все-таки один важный эпизод. Прощаясь, президент сказал Чубайсу: ‘Анатолий Борисович, я вам признателен за вашу позицию’. Эти слова признательности Чубайсу стали для нас знаком того, что наша беседа все же что-то значила для президента. Ельцин был человек неординарный, и на следующий день он признал, что все сказанное – правда, и принял конструкцию выборов, которые мы ему предлагали. Ельцин в тот момент был абсолютно уверен в своих шансах. Кстати, так было и потом, и эта уверенность не покидала его на протяжении всего периода подготовки к выборам, даже тогда, когда он уже на сто процентов понимал реалии. Более того, когда мы полностью вникли в проблемы и оценили всю тяжесть положения, то очень боялись, как бы не разрушить реальной оценкой происходящего его веру в себя. Было важно ее сохранить. Если бы он не верил в победу, думаю, она бы не состоялась. Должен сказать, что в тяжелейших ситуациях общаться с президентом было чрезвычайно приятно. Он абсолютно точно знал, чего хочет, и абсолютно точно оценивал ситуацию – в дальнейшем, когда уже получил полный объем информации, когда поверил нам, когда понял, что ему говорят правду, а не рисуют картинки неизвестных авторов. Он тогда включился сам, и очень мощно. Уже на следующий день (и это при всей неопределенности, с которой мы вышли от него) Ельцин принял принципиальное решение. Он, по существу, создал новую структуру, которую возглавил сам, – что мы ему и предлагали. Он создал новый предвыборный штаб во главе с самим собой и назначил двух первых помощников: Илюшина и Черномырдина. Чубайс получил место в этом штабе, и ему подчинялась аналитическая группа. Таким образом, мы заняли как бы все интеллектуальное пространство, связанное с выборами президента. Президент получил новый информационный канал, чего мы и добивались».5

Сам Ельцин тоже оставил воспоминания об этой встрече. «Это была первая моя встреча с представителями российского бизнеса в таком составе, — говорится в его мемуарах «Президентский марафон». — Она состоялась по их инициативе, к которой я поначалу отнесся довольно сдержанно. Понимал, что деваться им некуда, все равно будут меня поддерживать, и думал, что речь пойдет, видимо, о финансировании моей предвыборной кампании. Но речь пошла совсем о другом. ‘Борис Николаевич, то, что происходит в вашем предвыборном штабе во главе с Сосковцом, в вашем окружении, это уже почти крах. Именно эта ситуация заставляет одних бизнесменов идти договариваться с коммунистами, других упаковывать чемоданы. Нам договариваться не с кем. Нас коммунисты на столбах повесят. Если сейчас кардинально не переломить ситуацию, через месяц будет поздно’. Такого жесткого разговора я, конечно, не ожидал. Больше того, этим дело не ограничилось: они предложили использовать в предвыборной кампании весь их ресурс — информационный, региональный, финансовый, но самое главное — человеческий. Они рекомендовали в штаб своих лучших людей. Тогда и появилась так называемая аналитическая группа, куда вошли Игорь Малашенко, Сергей Зверев, Василий Шахновский, независимый социолог Александр Ослон и другие молодые, сильные аналитики. Поразило и заставило задуматься больше всего их общее мнение: в штабе нужен Анатолий Чубайс! Чубайс буквально за два месяца до этого был в очередной раз с треском уволен из правительства, в очередной раз группа Коржакова — Сосковца сумела меня с ним поссорить… Так Чубайс был назначен руководителем аналитической группы».6

Подробнее о кампании 1996 года – в ближайших выпусках YeltsinMedia.

  1. Бергер, Михаил. «На давосском ‘избирательном участке’ в Швейцарии прошли дебаты кандидатов в российские президенты». «Известия», 6 февраля.
  2. Хоффман, Дэвид. «Олигархи. Богатство и власть в новой России». «КоЛибри», 2007.
  3. Журавлева, Ольга. «Венедиктов о Березовском». «Эхо Москвы», «Своими глазами», 24 марта 2013. http://www.echo.msk.ru/programs/svoi-glaza/1038068-echo/
  4. Панюшкин, Валерий. «Узник тишины: История про то, как человеку в России стать свободным и что ему за это будет». «Секрет фирмы», 2006.
  5. Березовский, Борис. Под редакцией Юрия Фельштинского. «Автопортрет, или Записки повешенного». «Центролиграф», 2013.
  6. Ельцин, Б. Н. «Президентский марафон». РОССПЭН, 2008.
Ранее:
Сергей Корзун уходит с поста главного редактора «Эха Москвы»
Далее:
Президент объявляет о намерении участвовать в выборах

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: