Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Программа «Время» возвращается в эфир

Она была закрыта 15 сентября 1991 года, после провала путча.

30 августа 1991 года приказом председателя Всесоюзной государственной теле- и радиокомпании Егора Яковлева, который был назначен на эту должность вместо Леонида Кравченко 27 августа 1991 года) со 2 сентября был объявлен двухнедельный конкурс на ведение главной новостной программы страны. В нем участвовали две команды — Ольвара Какучая, многолетнего редактора программы «Время», и молодого Олега Добродеева, с ведущими Телевизионной службы новостей. Победила ТСН, и главная новостная программа страны отказалась от своего исторического названия, которое существовало с 1968 года.

Кадр телевизионной программы «Время». Весна 1995 года.

Возвращение старого названия в конце 1994 года для журналиста Дмитрия Быкова — знак отката, наряду с другими. «Знаки отката множественны, — пишет он, — тут и консолидация общества на почве общего недовольства властями, и усилившаяся ностальгия с засильем программ и фильмов семидесятых-восьмидесятых годов на телевидении, и разочарование в реформах и переменах, и прежние, милые, общие разговоры в очередях за тем же сливочным маслом, которое опять отпускают по четыреста граммов в руки под тем же предлогом (Москву разворовывает провинция). Мотивировка обратного переименования «Новостей» опять-таки, не оригинальна: по просьбам зрителей, и хорошо, что не по просьбам трудящихся (в самом деле, за десять лет перестройки количество трудящихся резко убыло, а количество пассивно-злорадных зрителей резко возросло: страна уже как чужая, и мы ее под собою по-зрительски не чуем. Ностальгия захлестнула всех, и потому мы так радуемся возможности опять почувствовать себя единым, нерасколотым народом, который недоволен своим все более брежневеющим президентом. Аналогии между Ельциным и Брежневым уже набили оскомину, и назвать их безосновательными язык не повернется: мы снова ничего не знаем о тайных пружинах власти, повсюду видим дворцовые перевороты, не выбираем вождей, а тихо миримся с их бессмысленными перемещениями. Ностальгируем мы не только по чувству единства, но и по некоторому патриотизму, который во времена застоя еще не носил черносотенной окраски. Символом того патриотизма — пусть иронического — была программа ‘Время’, непременный атрибут распорядка дня в любой воинской части».1 «Наше время не породило никаких реалий, о которых было бы приятно вспомнить, — заключает он. — Все приметы жизни, все напоминания о счастье — в прошлом: ‘Голубой огонек’, предновогодние комедии, непременный студень с хреном на седьмое ноября, профкомовская путевка в нынешнюю горячую, а тогда просто жаркую точку… Я не знаю, возмущаться ли откатом или приветствовать его. С одной стороны, компромиссы меня удручают, а полумеры никогда не бывают успешны. С другой — если народ хочет жить по-старому, народу видней».

  1. Быков, Дмитрий. «Время делает круг». «Общая газета», 22 декабря 1994.
Ранее:
Проходит силовая операция "Мордой в снег" ("Маски-шоу"*)
Далее:
Обнародованы данные ВЦИОМ о чтении газет

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: