Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Егор Яковлев — во главе «Останкино», Лен Карпинский — в «МН»

Егор Яковлев указом президента СССР назначен главой «Останкино», а Лен Карпинский заменяет его в «Московских новостях».

Михаил Горбачев подписывает указ № УП-2471 «О назначении Яковлева Е.В. председателем Всесоюзной государственной телерадиовещательной компании». Первым заместителем председателя Яковлева, а с января по июль следующего года — генеральным директором «Останкино» назначается Эдуард Сагалаев, бывший глава Молодежной редакции ЦТ, один из идейных вдохновителей программ «Двенадцатый этаж», «7 дней», ТСН, «Взгляд».

Главный редактор «Московских новостей» Егор Яковлев в дни путча создал «Общую газету», которая объединила редакции запрещенных газет в Москве, выступила против ГКЧП и стала сначала газетой, выпускаемой по специальным случаям в защиту свободы слова и журналистов, а затем — и регулярным изданием.

Текст указа Горбачева чрезвычайно прост. «1. Назначить Яковлева Егора Владимировича Председателем Всесоюзной государственной телерадиовещательной компании, — говорится в нем. — 2. Поручить Яковлеву Е.В., Полторанину М.Н. подготовить предложения по организации Российского телевидения».

В интервью «Известиям» Яковлев говорит, что хочет «не заставлять людей смотреть «ящик», а сделать так, чтобы они сами хотели его смотреть», при этом отмечая, что сам делал это вынужденно: «В последнее время это ведь был фактически канал врага, которого надо хорошо знать».

Олег Попцов, многолетний сторонник Бориса Ельцина, вспоминает в мемуарах, что поначалу эта должность предлагалась ему. «Наступило 19 августа 1991 года, — пишет он. — На телевизионных экранах демонстрировалось «Лебединое озеро». Я в Белом доме. Звонит телефон. Снимаю трубку и слышу голос Сергея Шахрая: «Поднимись к нам, есть разговор». Поднимаюсь. В кабинете Шахрая, кроме хозяина, Полторанин, Станкевич, еще кто-то. Мне протягивают только что подписанный указ президента: назначить Попцова О.М. руководителем телекомпании «Останкино». Я беру этот указ, зачеркиваю свою фамилию и пишу: поручить временное руководство телекомпанией «Останкино» Полторанину М.Н. Миша смотрит на написанное, качает головой и смеется: «Ну, ты даешь!» Надо, однако, знать Полторанина, чтобы понять: одним смехом дела у него никогда не ограничиваются. Буквально через день появилась новая версия указа, в котором руководство телекомпанией «Останкино» возлагалось на… Егора Яковлева. Полторанин был хитер. Предложив кандидатуру Яковлева, он смотрел далеко вперед: пусть в России будут два телеканала. Руководство «Останкино» переходило в руки яркого творческого человека, с которым я всегда спорил. Для меня пути назад не было, я уже начал создавать ВГТРК. Вот пусть «Останкино» и ВГТРК конкурируют между собой. Ельцин подписал новый указ».

Предложение поступало и Эдуарду Сагалаеву. «23 августа 1991 года меня неожиданно пригласил Горбачев, – вспоминал он годы спустя. – В Кремле мне намекнули, что хотят назначить председателем Гостелерадио. Прождал в приемной полтора часа, когда открылась дверь и на пороге появились Горбачев с Александром Яковлевым. Лица у обоих были озадаченные. Михаил Сергеевич сказал: «Извини, Эдуард, я тебя очень прошу согласиться на должность гендиректора, а не председателя». Я все понял, а позже получил подтверждение: с этого дня Горбачев уже не мог принимать решения без согласования с Ельциным. Собственно, Ельцин против меня ничего не имел. Для него было неприемлемо, что предложение исходит от Горбачева. Председателем назначили Егора Яковлева. <…> Кстати, в течение первых же недель, когда меня призвали на службу демократической России, я был ошарашен тем, как разговаривали со мной люди из новой власти – на грани хамства, какого никогда не слышал в ЦК КПСС. А их жесткие указания стали для меня крушением очередных иллюзий. То было время явления демократов на царствование».

«Наблюдатели отмечают, что назначение Яковлева продиктовано не профессиональными, а политическими соображениями, — пишет в те дни «Коммерсантъ-Власть». — Опыт работы на ТВ у нового председателя Гостелерадио невелик, зато сам он является «живым символом» гласности и пользуется симпатиями «левоцентристской» либеральной интеллигенции. Очевидно, в силу этого его фигура равно удовлетворяет обоих президентов: Ельцина и Горбачева».

«Известия» замечают: «Горбачев был не единственным, кто уговорил Яковлева переквалифицироваться из газетчиков в телевизионщики и оставить ради этого «Московские новости», несколько лет назад переделанные их главным редактором из пособия для изучения иностранных языков в первую газету эпохи гласности. По словам Егора Яковлева, по поводу Гостелерадио ему также звонили Александр Яковлев и Михаил Полторанин».

«Автор 20 книг, 30 сценариев, более 20 из которых — о Ленине и Октябрьской революции. Многие годы выполнял обязанности папы главного редактора еженедельника «Коммерсантъ», — иронизирует «Коммерсантъ».

«Хорошо зная Егора, мы не сомневались, что он постарается принять такие быстрые и решительные меры, о которых сразу же заговорит вся страна, – вспоминает «известинец» Василий Захарько об атмосфере тех дней. – И буквально на следующий день в 21.00 во всех домах Советского Союза на телеэкранах после долгого отсутствия на Центральном телевидении появились лица популярных ведущих Татьяны Митковой и Дмитрия Киселева… Той Татьяны, которая в январе 1991 года была уволена из «Останкина» за отказ читать в эфир официальное сообщение о кровавых событиях в Вильнюсе. Но и той Митковой, которая с 2001-го возглавляет информационное вещание на канале НТВ, ставшем пропагандистским лидером по дискриминации протестного демократического движения в России. И того Киселева, который спустя двадцать лет станет одним из основных лиц лакировочного, насквозь фальшивого, агрессивного в своей антидемократичности официального телевидения. За что и был в конце 2013 года премирован должностью генерального директора нового пропагандистского агентства «Россия сегодня», созданного указом президента Путина». Смена редакционной политики в новостях главного канала страны – один из первых шагов Яковлева. В результате программа «Время», существовавшая с 1968 года, исчезла из эфира на несколько лет (см. 15 сентября 1991).

Благодаря этому назначению происходит и другое кадровое событие, повлиявшее на историю российского телевидения. В ноябре 1991 года в Мадриде, во время последнего государственного визита Горбачева, рассказывал годы спустя Игорь Малашенко, Яковлев «огорошил его неожиданным предложением — прийти на телевидение», предложив «странно звучащую должность политического директора». Будущий президент НТВ признавался, что это очень изменило его жизнь. «Хотя сам Егор, по-моему, сильно недолюбливал телевидение, – говорил он. – По-настоящему любил — не то слово — просто жил печатной журналистикой».

Яковлев пробудет в должности до ноября 1992, когда будет снят указом Бориса Ельцина за неправильное, на взгляд президента, освещение осетино-ингушского конфликта.

Вместо Яковлева, ушедшего на телевидение, на пост главного редактора «Московских новостей» назначен его заместитель, политический обозреватель газеты и сын одного из соратников Владимира Ленина Лен Карпинский. В 1970-х по идейным соображениям его увольняли из «Правды», «Известий», издательства «Прогресс». Карпинский выступал против вторжения Советского Союза в Чехословакию и был исключен из партии в 1975-м году. В журналистику вернулся при Горбачеве, в марте 1987-го, статьей «Нелепо мяться перед открытой дверью».

«Одним из самых светлых людей, которых встретил в жизни» называл Карпинского следующий главный редактор газеты Виктор Лошак. «Человек, философ незаслуженно забытый, как бы затертый во льдах новейшей истории, – говорил он в интервью автору этих строк. – Лен, Ленчик – вот как называли мы его даже за глаза. К сожалению, почти все два года своего редакторства он болел, переходил из больницы в больницу… Я подолгу его замещал. Поэтому, когда встал вопрос о редакторе, как-то само собой меня избрали». По его словам, газета «была труппой и театром Егора Яковлева, но с его уходом и время как-то сразу и безвозвратно закончилось». После августа 1991-го, вспоминал он, «исчезла линия фронта». «Мифические герои демократии неожиданно стали ответственными за страну чиновниками, – добавлял он. – Не очень удачными, кстати. Что-то очень важное закончилось, куда более важное, чем связь Яковлева с «МН» или мои с ним отношения. Через полтора года Егор стал создавать новую газету [«Общую»], почти никто из журналистов к нему не перешел… Времена очень изменились».

  1. Без подписи. «Общая газета». Выпуск посвящен Егору Яковлеву. Свидетельство о жизни». «Новая газета», 22 сентября 2005.
  2. Завада, Марина; Куликов, Юрий. «Эдуард Сагалаев: «Пора жить другим романом. Не с властью». «Газета», 25 апреля 2002.
  3. Захарько, Василий Трофимович. «Звездные часы и драма «Известий». За кулисами знаменитой газеты». Москва, «Время», 2014.
  4. Масленцин, Кирилл. «Егор Яковлев: смотрите, я ЦТирую», «Коммерсантъ-Власть», 2 сентября 1991.
  5. Мостовщиков, С. «Говорит и показывает Егор Яковлев». «Известия», 28 августа 1991.
  6. Попцов, Олег. «Сотворение свободы». // «Журналисты XX века: люди и судьбы». Москва, ОЛМА-ПРЕСС, 2003.
  7. Ростова, Наталия. «Журналистика осталась последним бастионом для нормальных людей». Главный редактор газеты «Московские новости» (сентябрь 1993–июнь 2003) Виктор Лошак». Slon.ru, 12 июля 2010. https://republic.ru/russia/zhurnalistika_ostalas_poslednim_bastionom_dlya_no-422465.xhtml

 

Ранее:
Агентство "Новости" подчинено РСФСР
Далее:
Указ о "Радио Свобода"

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: