Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Проходит пресс-конференция с возвращенными из плена журналистами НТВ

Корреспондент Елена Масюк, оператор Илья Мордюков и звукооператор Дмитрий Ольчев провели в чеченском плену три месяца.

Пресс-конференция 1997 года, после освобождения Елены Масюк из стодневного чеченского плена. Фото Олега Булдакова/ ТАСС.

Елена Масюк стала одной из самых ярких журналисток, освещавших эту войну с самого начала. Ее информация, часто противоречившая официальной, вызывала множество спекуляций. Распространялись слухи о том, что она подкуплена чеченской стороной. В этом ее обвинял, например, Владимир Жириновский, с которым она судилась и выиграла суд.
Против нее возбуждали уголовные дела: 13 июля 1995-го Генеральная прокуратура начала проверку по факту выхода в эфир в программе «Сегодня» телекомпании НТВ интервью с Шамилем Басаевым, по обвинениям в недоносительстве и пропаганде насилия. «Когда в начале февраля я приехала в Моздок, – говорила она в интервью Инне Руденко, – где находился штаб командования федеральных войск, за разрешением снять фильтрационный пункт, мне прямо сказали: НТВ мы не любим, а уж Масюк тем более. Словом, персона нон грата. Прокурорскую проверку начали, как мне сказали, по письму Коржакова. Следователь сразу же заявил, что разговаривает со мной не как с журналистом, а как с гражданкой России, то есть отмел сразу все те положения Закона о печати, где говорится о нераскрытии источников информации… Конечно, потрепали нервы… А мне надо готовить репортажи, от работы никто не освобождал, и готовить особенно тщательно. Но все эти неприятности – они закономерны. Если твои материалы идут вразрез с политикой государства – в данном случае в Чечне, — то подобные обвинения – естественная реакция государства на то, что ты делаешь».1

Профессиональное сообщество оценило ее работу, вручив в 1995 году специальный приз ТЭФИ за мужество. «Уже в первый день мне стало ясно: Россия не готова к этой войне, — говорила она в том же интервью. – Такие силы и так бездарно используются. У солдат нет идеи. За что они воюют? Не случайно и солдаты, и офицеры сами вооружают чеченцев, продают им боеприпасы и обмундирование. И по дешевке: Нурс, например, стоит 50 тысяч рублей. А когда начались переговоры, все вообще пошло за копейки. Сама все это наблюдала. Или такой факт, которому тоже была свидетелем: российский блокпост договаривается с чеченским отрядом, что те не будут стрелять в них: там, мол, по соседству другой пост, в него и стреляйте. Как это можно? Или еще видела, как в деревне Аллерой к чеченскому командиру Хункару приходил российский солдат – просить еду. А в каких окопах, в каких землянках всю зиму провели солдаты? Не зря нам не разрешали эти землянки снимать. Какими они вернутся с войны, наши парни? Никто победу у них не крал. Она изначально была невозможна».2

10 мая 1997 года Елена Масюк вместе со своими коллегами Ильей Мордюковым и Дмитрием Ольчевым была похищена и провела в плену сто дней, группа была освобождена за деньги. Эта группа стала добычей для криминала, как и многие другие сотрудники международных гуманитарных организаций или СМИ. 19 января 1997 года, были захвачены сотрудники ОРТ Роман Перевезенцев и Вячеслав Тибелиус, 4 марта похищены журналисты «Радио России» – Юрий Архипов, Николай Мамулашвили и Лев Зельцев и тассовец Николай Загнойко. сотрудники телекомпании ВИД — Ильяс Богатырев и Владислав Черняев. «По-настоящему волна похищений с целью выкупа началась примерно в январе 1997-го, – говорил в интервью проекту YeltsinMedia Александр Черкасов, правозащитник из «Мемориала». – Потом начали поступать деньги, выкуп за похищенных. И дальше журналистов вновь похищали для выкупа».

(Читать интервью полностью.)

Руководство телекомпании впервые признает, что для освобождения потребовался выкуп. По свидетельству «Коммерсанта», президент НТВ Игорь Малашенко заявляет: «Мы имеем основания утверждать, что правительство Чечни не предприняло никаких шагов для освобождения журналистов, а лишь вводило всех в заблуждение, информируя о своих действиях. Люди, которые продавали их, не испытывали на себе ни малейшего давления. <…> У нас также есть основания утверждать, что президент Масхадов знает, что в Чечне есть такой бизнес, как торговля людьми, и занимаются им его сподвижники под руководством вице-президента Вахи Арсанова и доктора Геббельса чеченской пропаганды – вице-премьера Мовлади Удугова, этого маленького лжеца в большой папахе. <…> Я не знаю, сознавал ли Ельцин, что встречается с главным тюремщиком Чечни: я убежден, что так подогнать сроки освобождения журналистов со встречей в Москве мог только сам тюремщик. <…> В общем, выкуп, который выражался семизначной цифрой, мы уплатили. И убедились в неспособности государства нас защитить».3

Рассказав об условиях содержания с момента похищения 10 мая, Елена Масюк закончила свое выступление так: «Сейчас журналистам в Чечне делать нечего. Пусть сидят там себе без журналистов. Я, конечно, не осуждаю весь чеченский народ. Но есть люди, которых я ненавижу».

В тот же день президент Ельцин публично ответил Малашенко. «Нельзя допускать, чтобы верх взял сепаратизм, чтобы деятели вроде Малашенко начинали пресс-конференцию с оскорблений чеченского руководства», – сказал он на Совете Безопасности, добавив: «И это после моей встречи с Масхадовым!»4

Спустя годы в интервью для проекта YeltsinMedia Игорь Малашенко рассказывал о том, как НТВ освещало войну в Чечне на фоне других каналов. «Поначалу государственное телевидение озвучивало официальные сводки Генштаба, которые не имели никакого отношения к реальности, – говорил он. – Наши журналисты работали по обе линии фронта, и тогда был доступ к чеченской стороне. Некоторые журналисты этим, с моей точки зрения, стали злоупотреблять. Например, Лена Масюк. Я договорился с Добродеевым, который был главным редактором информации, что Масюк в Чечню больше не ездит, но вопреки договоренности он послал ее на интервью с каким-то придурком, с террористом, который взял ответственность, по-моему, за взрыв на вокзале в Пятигорске. Дальше ее взяли в заложники вместе с группой».5

А майор в отставке и журналист Вячеслав Измайлов, который лично помог освободить из чеченского плена более 170 человек, рассказывал для проекта YeltsinMedia о том, что выкуп за многих похищенных журналистов платил Борис Березовский. «Журналисты пропадали не только с ОРТ, – говорил Измайлов. – Журналисты с ‘Радио России’ и ИТАР-ТАСС были выкуплены на деньги Березовского. Журналисты НТВ Елена Масюк и двое с ней, оператор и видеорежиссер, были выкуплены на деньги Гусинского, но помогал Гусинскому Березовский. Более того, я знаю посредника, который получал определенную сумму, он сейчас живой, находится в Чечне. Я знаю и тех, кто держал этих журналистов, но их уже нет в живых. Это не просто бандиты какие-то. Похитителей было много, но один из главных, тот, который держал группу Елены Масюк, группу Ильяса Богатырева и Владислава Черняева, был замминистра шариатской безопасности Чечни Нурди Бажиев. А его земляк в селении Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского района Али Итаев, командир бригады спецназа в Чечне, был с ним в доле. И получилось так, как получалось всегда с людьми, которые не умеют делить грязные деньги. Два земляка, Итаев и Бажиев, получив эти огромные миллионы за группу Масюк, за группу Черняева и Богатырева, их не поделили. Али Итаев убил своего друга и земляка. А потом чеченцы убили и Итаева. Заложниками у них были не только журналисты, но ребята из Израиля и другие. А Березовский не только за российских журналистов платил, за иностранных тоже. Англичане Камилла Карр и Джон Джеймс были выкуплены на деньги Березовского. Свои ли это были деньги или деньги правительства, я не знаю».6

Подробнее об освещении первой чеченской войны российскими журналистами.

  1. Руденко, Инна. «Прекрасная дама в бронежилете». «Журналист», 1996. // Союз журналистов России. «Власть, зеркало или служанка?», 1998. т. 1, стр. 217.
  2. Там  же.
  3. Папилова, Юлия. «Малашенко ‘наехал’ на чеченцев». «Коммерсант», 20 августа 1997. https://www.kommersant.ru/doc/182794
  4. Жуков, Максим. «Ельцин о заявлении Малашенко». «Коммерсант», 21 августа 1997. https://www.kommersant.ru/doc/182865
  5. Ростова, Наталия. «Игорь Малашенко, один из создателей НТВ: ‘Всякая аудитория имеет то телевидение, которого заслуживает’». «Расцвет российских СМИ (1992-1999)».
    http://www.yeltsinmedia.com/interviews/malashenko/
  6. Ростова, Наталия. «Вячеслав Измайлов, журналист, майор армии: ‘В Чечне была каша, а я должен был ее пропагандировать. Конечно, я этого не делал’». «Расцвет российских СМИ (1992-1999)». http://www.yeltsinmedia.com/interviews/ismailov/
Ранее:
Владимир Гусинский дает интервью «Эху Москвы»
Далее:
Указом президента образован телеканал «Культура»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: