Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В свет выходит «Общая газета»

Первый номер регулярной еженедельной газеты под руководством Егора Яковлева выпущен стотысячным тиражом.

Первая полоса первого номера «Общей газеты».

Газета с таким названием появилась в дни путча 1991 года  и была официально зарегистрирована в Министерстве печати России. Одиннадцать редакторов запрещенных ГКЧП газет не приняли переворота и, вдохновленные Егором Яковлевым, выпустили газету, которая версталась в  «Коммерсанте», газете его сына Владимира. Сразу после провала путча Яковлев стал председателем «Останкино» указом президента CCCР Михаила Горбачева
а чуть больше, чем через год после этого был уволен указом Бориса Ельцина. В итоге он решил вновь вернуться в печать — дело, которым занимался всю жизнь.

В первом номере возобновленной «Общей газеты» опубликовано обращение главных редакторов, объединившихся во время путча: Владимира Волина, Павла Гусева, Лена Карпинского (главным редактором «МН» вместо Яковлева он стал 27 августа 1991, когда того назначили председателем «Останкино»), Валерия Кучера, Валентина Логунова, Андрея Мальгина, Анатолия Логунова, Виталия Третьякова, Владимира Фронина и Владимира Яковлева. «Осознавая высокую гражданскую роль, — говорилось в нем, — какую учрежденная нами в дни путча, 20 августа 1991 года, «Общая газета» (свидетельство № 1054) сыграла в мобилизации общества на борьбу с реставраторами тоталитаризма, считая в высшей степени необходимым продолжить издание «Общей газеты» на нынешнем, по-своему переломном этапе развития российской демократии, а также признавая, что своим появлением на свет «Общая газета» во многом обязана инициативе Е. В. Яковлева, мы, соучредители «Общей газеты», решили отказаться от своего статуса и передаем право учредителя этого издания Яковлеву Егору Владимировичу». За четыре месяца до выхода газеты на специальной встрече с коллегами, по данным «Коммерсанта», тогда еще директор Российского агентства интеллектуальной собственности (он назначен министром печати в конце декабря 1992 года) Михаил Федотов объявил, что «жертвует изданию «1,5 кг интеллектуальной собственности», а главный редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев — млн рублей». Помещения на Кутузовском проспекте газете выделил Моссовет.

В редакционной статье «Общей» говорится меж тем, что газета нужна, чтобы «найти точки соприкосновения, восстановить общественное мнение, утвердить права каждого из нас» — в обществе, где «все настойчивей тянут на ту или другую сторону баррикад. <…> Эта газета не нужна тем, кто желает во что бы то ни стало прорваться к власти. Она для тех, кто хочет сказать и услышать, полагаясь на здравый смысл, а не выбирая меньшее из двух зол: что такое хорошо, а что такое плохо, что порядочно и благородно, а что отвратительно и подло. Все мы пассажиры в поезде жизни. И каждому из нас придется покинуть его на своей остановке. Так давайте же не уповать на министра путей сообщения, не станем тратить время на перестройку порядка вагонов. Займемся лучше обустройством собственного купе». В интервью «Известиям» Яковлев говорит, что еще в «Московских новостях», поняв, что газета выполнила свою роль, не мог придумать новой модели, а, когда возглавлял «Останкино», в нем «забродило шампанское нереализованных надежд». «Это случилось в период осады телекомпании, когда я видел из окна, как две большие враждующие группы людей — милиция и пикетчики — шли стенка на стенку. (Яковлев, очевидно, говорит об акциях оппозиции, которые прошли летом 1992 года у «Останкино», она требовала доступа к эфиру.) И я понял, что не желаю быть ни на той, ни на другой стороне: борьба ужесточается, общественное мнение перестало существовать, оно разорвано двумя стаями. Вот это наблюдение заставило затосковать о газете, которая поможет людям встать с электростула политизации, перестать уповать на нравственность и порядочность вождей».

«Литературная газета» обращает внимание на некоторые недостатки «Общей». «Не выполнено в первом номере, например, — отмечается в статье, — обещание редакции снять читателя с электрического стула политизации. Пока сидим. Ибо почти все материалы «Общей» сильно политически заряжены. Над некоторыми можно даже написать: «Не читай — убьет!»

Материал, опубликованный в первом номере «Новой ежедневной газеты». 1 апреля 1993 года.

Газета появилась благодаря Егору Гайдару. 2 декабря, через неделю после увольнения Яковлева с должности председателя «Останкино», от имени правительства Российской Федерации Гайдар подписал распоряжение, по которому под издательско-полиграфическую деятельность, которой ранее занималось «Останкино», учреждалось «специализированное государственное предприятие по производству телерадиопечатной продукции», а генеральным директором назначался Егор Яковлев. Таким образом появилось «РТВ-пресс», которое было преобразовано в акционерное общество 31 декабря, все 100% акций принадлежали государству.

А в редакционно-издательское объединение телерадиокомпании «Останкино» входило несколько изданий: монопольный публикатор всех российских телепрограмм ‘Семь дней’ (тогда – черно-белая газета), журналы ‘Телерадиоэфир’, ‘ТВ-ревю’, а также издания ‘Кругозор’ и ‘Колобок’. «Все эти издания, за исключением ‘Семи дней’, — писал “Коммерсант”, — мало кому нужны в нынешнем виде<…> Учитывая, что с приходом в ‘Останкино’ газетчика Яковлева не покидала идея нового печатного органа (условное название — ‘Общая газета’), понятно, почему он выбрал не работу посла, а занялся своим делом. Тем более что ‘ТВ-ревю’ имеет мощную германскую издательскую систему ‘Бертольд’, работающую в режиме ежедневной газеты».

15 февраля 1993 года «Семь дней» получили регистрацию Министерства печати, учредителем стало «РТВ-Пресс». Однако вскоре вокруг этой собственности разгорелся конфликт — телекомпания «Останкино» под руководством уже Вячеслава Брагина подала иск в арбитражный суд и 1 марта уволила главного редактора, назначенного «РТВ-Пресс» — Андрея Пронина, поставив своего — Владимира Верина. «Очередной номер оказался по угрозой срыва, так как сторонники Верина решили делать свою газету, а противники — свою, — писал в те дни «Коммерсант». — По словам г-на Пронина, в разрешении конфликта принял участие министр печати и информации Михаил Федотов, который позвонил в типографию и приказал начать печатать газету, как и раньше, со словами «учредитель газеты АО ‘РТВ-Пресс'». Как считает министр, решение арбитража неправомочно. По словам г-на Пронина, после того, как руководством типографии было принято решение печатать газету со словами «учредитель газеты АО ‘РТВ-Пресс'», сторонники г-на Верина похитили из типографии оригиналы еженедельной телепрограммы, поставив таким образом под вопрос выход газеты. Однако номер все же был сделан (хоть и с задержкой) силами малой части коллектива, принявшей сторону Пронина».

Телекритик «Независимой газеты» Ирина Петровская стала через некоторое время главным редактором «Семи дней». Вот ее рассказ:
Журналы довольно быстро загнулись, а в 1994 году, когда акционером издательского дома «Общая газета» стал Владимир Гусинский, было решено переформатировать «Семь дней» в полноценный цветной телегид. Нам был дан полный карт-бланш, я привлекла «лучших людей города». Замом моим стала Анна Качкаева, тексты писали Андрей Шемякин, Всеволод Вильчек, Дима Быков и другие. Денег было вбухано много, но, разумеется, мгновенной отдачи ждать было наивно. А осенью 1995-го Гусинский решил сделать из «Семи дней» глянцевый таблоид, был создан издательский дом «Семь дней», руководить которым поставили Дмитрия Бирюкова. Нас в принципе никто не гнал, но мы должны были полностью переформатироваться, требовались светские новости. Я сразу сказала, что на это не подписываюсь, свою команду уговаривала не торопиться с решением, но три четверти моих сотрудников написали заявления в один день со мной. Главным на короткое время стал Владимир Чернов. Нам задолжали много денег и отдавать не торопились. Тогда мы подали в суд и выиграли его! Все деньги были выплачены по решению суда!

Уже будучи влиятельным медиа-магнатом Владимир Гусинский говорил в интервью своей радиостанции «Эхо Москвы», что решил поддержать Яковлева и стать акционером «Общей газеты», так как «сам по себе Егор — это один из существенных факторов, существенных людей, которые формируют журналистскую позицию», а сам он обязан Яковлеву тем, что начал заниматься этим бизнесом. «Я помню, что когда-то, когда я учился в институте, — рассказывал он, — мне надо было зарабатывать деньги, я зарабатывал деньги, работая на такси. Я помню, что нельзя было купить [возглавляемые Яковлевым в перестройку] «Московские новости». Все их читали. Я тоже останавливался и читал, потому что было трудно, не было возможностей, вернее возможностей не денежных, временных».

Специальные выпуски «Общей газеты», посвященные острейшим проблемам российской журналистики и объединяющие логотипы разных СМИ страны, выходили на протяжении всего периода ее существования. После двух выпусков августа 1991 года, это были еще шесть спецвыпусков — посвященные памяти убитых журналистов Дмитрия Холодова и Надежды Чайковой, исчезновению Андрея Бабицкого, а также рассказывающие о проблемах газеты «Известия» с Верховным Советом в 1992 году, и — дважды о ситуации с телекомпанией НТВ и всего «Медиа-Моста» в 2000 и 2001 годах.

После смерти Егора Яковлева в 2005 году «Общую газету» — две полосы соболезований и воспоминаний, в память о нем выпустит «Новая газета». В ней будут представлены соболезнования всех лидеров страны новейшего времени — и Михаила Горбачева, и Бориса Ельцина, и Владимира Путина.

Газета прекратит существование в 2002-м году, после того, как Яковлев продаст ее петербургскому бизнесмену Вячеславу Лейбману, широкой публике известному как бойфренд Ксении Собчак. «Можно было бы, конечно, порассуждать, как тяжело дались «ОГ» эти десять лет, сколько раз шли на газету с вилами наперевес, — писал, прощаясь с читателем, Яковлев. — Но проще и, наверное, честнее назвать абсолютно банальную, хотя и архисовременную причину: нет денег. Пришли времена, когда пресса и бизнес стали неразрывно связаны, перевелись романтические спонсоры, а издание, каждый номер которого стоит больше, чем его продажная цена, просто невозможно. <…> И еще не покидает меня уверенность, что на смену нынешним нравам придут иные времена. Кто сможет, тот дождется. Мне же хочется повторять слова, которые, кажется, принадлежат Лиону Фейхтвангеру: общественный прогресс существует, в него можно даже поверить, если не стараться втиснуть его в те десятилетия, которые отведены на твою жизнь».

Новый владелец закроет «Общую» и откроет новое издание, с новой редакцией, под названием «Консерватор». Отвечая на вопрос автора этих строк, зачем это было нужно, Лейбман скажет: «‘Общая газета’ ставила один-единственный вопрос — ‘доколе?’ И дальше она начала мудовые рыдания: ‘Что делать? Все пропало, шеф!’ Мы не ставим вопрос «доколе?» Мы ставим более конструктивные вопросы. Пытаемся анализировать происходящие события с точки зрения влияния на конкретного читателя. И предлагаем свой взгляд на эти вещи — как воздействовать на cитуацию, как адаптироваться».

«Более конструктивные вопросы» закончатся уже через год — газета «Консерватор» будет тоже закрыта. Отвечая на вопрос автора этих строк, как он отнесся к закрытию «Консерватора», Егор Яковлев, скажет: «Мне даже смешно об этом говорить, потому что не было такой газеты. Консерватор был, а газеты не было. Я не знаю, что заставило этого человека (имелся в виду Вячеслав Лейбман) совершить серию благоглупостей. Есть такой момент, как мои сложившиеся отношения с очень известным руководством страны, которые в какой-то мере определили закрытие ‘Общей газеты’. Может быть, он имел задание перехватить ‘Общую газету’ и сделать из нее «Консерватор». Может, что-нибудь другое. Во всяком случае, нормальный человек бы таких вещей не делал. Если тебе не нужна ‘Общая газета’, а нужен ‘Консерватор’, то не покупай «Общую»…»

  1. Без подписи. «Зачем? О чем? Для кого?» «Общая газета», 23 апреля 1993.
  2. Венедиктов, Алексей. Интервью с Владимиром Гусинским. «Эхо Москвы», 15 августа 1997.
  3. Замятина, Тамара. «Егор Яковлев возобновляет издание ‘Общей газеты'». «Известия», 24 апреля 1993.
  4. Воробьев, Александр; Осипова, Наталия. «В «Семи днях» два главных редактора. Российские газеты могли остаться без телепрограммы». «Коммерсант», 5 марта 1993.
  5. Ростова, Наталия. «Мне нравится Путин. Это моя гражданская позиция». Газета.Ru, 10 сентября 2002. https://www.gazeta.ru/2002/09/09/mnenravitsap.shtml
  6. Ростова, Наталия. «Егор Яковлев возвращается на Пушкинскую площадь». Газета.Ru, 4 сентября 2003. https://www.gazeta.ru/2003/09/04/moskovskieno.shtml
  7. Самошин, Сергей. «Создание издательства «Останкино». Егор Яковлев предпочел заняться своим делом». «Коммерсант», 7 декабря 1992.
  8. Харитонский, Евгений. «Егор Яковлев встретился с редакторами. «Общая газета» выйдет через три месяца». «Коммерсант», 19 декабря 1992.
  9. Ю.С. «Даешь ‘Общую газету’ без общих мест!». «Литературная газета», 28 апреля 1993.
  10. Яковлев, Егор. «Первая полоса. Егор Яковлев в гостях у Егора Яковлева». «Общая газета», 30 мая 2002.
Ранее:
РЕФЕРЕНДУМ: В эфир выходит "День в семье президента"
Далее:
РЕФЕРЕНДУМ: Опубликован проект Конституции

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: