Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Как состоялось акционирование ОРТ

 О начале вещания новой телевизионной компании «Общественное российское телевидение», которая 1 апреля вышла в эфир на первой кнопке вместо былого «Останкино», было объявлено за два месяца. В январе генеральным директором ОРТ стал Владислав Листьев, а 1 марта, за месяц до начала работы канала, он был убит (текст о его убийстве доступен по этой ссылке).

Фото Сергея Кузнецова.

Акционирование канала состоялось благодаря президентскому указу, вышедшему 29 ноября 1994 года. (О том, как грядущее акционирование обсуждалось в прессе см. этот текст YeltsinMedia.) Распоряжением Правительства N97-р от 21 января 1995 Госкомимуществу были оставлены 36%; 9% переданы РГТРК «Останкино»; 3% — ИТАР-ТАСС; 3% — госпредприятию «Телевизионный технический центр». (С упразднением «Останкино» его доля перешла к Госкомимуществу.) 49%, перешедшие частным акционерам, были распределены между АО «Логоваз» (8%), Объединенным банком (8%), Альфа-банком (5%), Банком Менатеп (5%), АО «Микродин» (5%), Банком «Национальный кредит» (5%), Столичным банком сбережений (5%), РАО «Газпром» (3%), Ассоциацией независимых телепроизводителей (3%) и Национальным фондом спорта (2%).

Акционирование стало одним из крупнейших шагов по разгосударствлению сферы медиа. «‘Сосуществование’ государственного и коммерческого ТВ все более демонстрировало несостоятельность первого, — отмечал исследователь СМИ Валерий Цвик. — Грозный показатель беспомощности государственного «Останкино» — стомиллиардный (на конец 1994 г.) долг техническому телецентру за предоставляемые услуги по подготовке программ и Министерству связи за распространение сигнала. <…> Акционирование первого телеканала завершило многолетнюю историю государственной монополии на общенациональное средство массовой информации (отнюдь не завершив процесса передела государственной собственности в этой сфере)».1

Государственное телевидение начало проигрывать частному, обращал внимание исследователь СМИ Монро Прайс. «Для Останкино альтернативой приватизации и вливания новых капиталов был медленный и тягостный упадок и смерть, — отмечал он. — Все более воинственный Полторанин критиковал этот план по причинам, тесно связанным с заботами о национальной идентичности, как «разрушающий общее информационное пространство» и «ведущий к расчленению России». Хотя решение о контроле над главными инструментами государственного телевидения, казалось, было достигнуто, более очевидными стали силовые элементы среди новых независимых конкурентов. Совместное предприятие, в котором участвовали компания Теда Тернера и российские партнеры, распалось, когда московские участники проекта нашли более благоприятные возможности финансирования в России. Под руководством Игоря Малашенко, юного героя телевидения в горбачевский период, финансируемая московскими банкирами компания НТВ стала настолько сильно угрожать господству Центрального телевидения в показе новостей, что правительство пригрозило отозвать ее лицензию из-за неблагоприятного освещения ельцинской военной кампании в Чечне».2

Незадолго до начала вещания ОРТ «Комсомольская правда» опубликовала детали «Договора об оплате акций АО ‘Общественное российское телевидение’». «Весь уставный капитал АО определен в размере десяти миллиардов рублей, — сообщала газета. – ‘Останкино’ вносит свою долю – 900 миллионов и передает в ‘ОРТ’ фильмотеку из 1312 кассет ‘BETACAM’, пакеты акций пяти совместных предприятий и право собственности на всю продукцию Гостелерадио СССР прошлых лет. Создание сорокапятиминутной программы стоит сегодня 100 миллионов рублей. ‘Останкино’ оценено в 9 телепрограмм. Для сравнения: стоимость 1312 кассет (причем чистых) составляет более 300 миллионов рублей. В архивные материалы вложен труд поколений телевизионщиков, и, чтобы их оценить, нужно по крайней мере создать комиссию экспертов».3

Всего на канале, по данным газеты, работали более четырех тысяч сотрудников. «Вещание начнется через полтора месяца, но до сих пор неизвестно, какие программы ‘ОРТ’ собирается закупать, а какие нет, — отмечал автор статьи Алексей Белый. – В коридорах ‘Останкино’ ходят слухи о массовых увольнениях. <…> Удалось выяснить, что вдвое будут сокращены отделы литдрамы и кинопрограмм. Из двухсот сотрудников этого отдела сотне уже предложено искать другое место работы. Сокращение ожидает и студию ‘Экран’, производящую документальные и мультипликационные фильмы: лучше показать очередной заморский мыльный сериал, а место отечественных мультфильмов уже давно занято диснеевскими. Несмотря на многочисленные просьбы, Александр Яковлев упорно отказывается общаться с трудовым коллективом. Последний раз он выступил на рабочей летучке, по сути, зачитав указ президента о новом телевидении. Сказывается занятость: сейчас Александр Николаевич занимает сразу три поста: руководит Федеральной службой России по телевидению и радиовещанию, возглавляет канал ‘Останкино’ и новое акционерное общество ‘ОРТ’. Такое совмещение удобно: можно спокойно подписывать любые документы и с самим же собой их согласовывать. <…> А пока со скандалом уволился Всеволод Вильчек, бывший руководитель социологической службы, авторитетнейший человек на телевидении. Свое решение он объяснил ‘соображениями принципиального характера’. Напоследок публично бросил обвинение в прикарманивании огромных сумм, раскрыв секрет процветания ‘Рекламы холдинг’. Создается просто-напросто чисто пропрезидентское телевидение, необходимое для предвыборной борьбы».

До утверждения принятой схемы акционирования «первой кнопки» предлагались и другие варианты например, — объединение двух государственных каналов – «Останкино» и ВГТРК. «Известие об акционировании первого канала не было бы воспринято с таким облегчением, если бы ему не предшествовала высказанная президентом идея объединить «Останкино» и Российское телевидение, что в сознании многих было сравнимо разве что с попыткой впрячь в одну телегу «коня и трепетную лань», — писал в те дни «Коммерсант». — Естественно, облегчение наступило только у сотрудников ВГТРК. Работники «Останкино», напротив, пребывают в состоянии легкого ужаса, поскольку пока ни один человек из руководства компании не объяснил им, чем обернется для коллектива акционирование. Не удалось получить разъяснений и у инициатора указа Александра Яковлева — сразу после позавчерашней встречи с президентом он уехал в командировку».4

Ведущий первого канала Сергей Ломакин писал позже, что официальной версией гибели «Останкино» была невозможность финансирования государством двух компаний, но цель акционирования, считал он, была другой. «Необходимо было отдать первый частотный канал тем, кто сможет его содержать, при этом не выпадая из общего русла пропрезидентской кампании, — объяснял он. — С позиции безденежья государства, это был правильный шаг. Так возникло Общественное Российское Телевидение. Тогда упорно говорили о необходимости присутствия на канале точки зрения президента. Иными словами, в программах ОРТ, особенно в информационных, приоритет всегда отдавался президентской стороне, голос Государственной Думы и регионов звучал лишь отголоском. Поговаривали, что пробить Борису Березовскому президентский указ о передаче первого частотного канала ОРТ помог тогдашний начальник охраны Ельцина Александр Коржаков. За что ему наша сердечная благодарность. Впрочем, уже в июне 1996 года любовь ОРТ и Коржакова закончилась, и команда Бориса Березовского отдала свое сердце всесильному Анатолию Чубайсу».5

Схема акционирования «Останкино» была поддержана идеологом перестройки Александром Яковлевым, а инициатива акционирования канала исходила от создательницы Ren-TV Ирены Лесневской, которая уже была знакома с президентом. Ее давний друг режиссер Эльдар Рязанов к тому времени уже дважды записал интервью с Борисом Ельциным от имени ее телекомпании Ren-TV, и они оба выходили на первом канале. (Здесь Лесневская подробно рассказывает проекту YeltsinMedia о первой съемке накануне референдума , а здесь – о второй, после октябрьских событий 1993 года«Два канала не по карману — хиреют оба», — говорила она в интервью «Известиям» еще за год до акционирования первого канала, рассказав, что Ren-TV принимала участие в разработке концепции акционирования. «Пусть во главе его стоят люди, отвечающие своими деньгами, трудом, временем, — замечала она. — <…> Но решать — президенту. Если поставить все на нормальные экономические рельсы, телевидение обязано стать прибыльным».6

Предложение стать заместителем председателя «Останкино» поступало Лесневской тоже за год до начала акционирования, но тогда она от должности отказалась. «Там такое количество этажей власти, там все вырастает в проблему, — говорила она в том же интервью, отвечая на вопрос о причинах. — Если бы мне предложили начать с нуля, с чистого листа — другой разговор. А получить такое наследство — разрушенное, коррумпированное, несчастное, обиженное, и превратить его в мобильное и жизнеспособное?.. Да оно не поддается реформе при всех замечательных замыслах и проектах, что ни придумывай, кого ни возводи на эту Голгофу. <…> Сегодня на телевидении скрещиваются интересы очень многих и властных, и коммерческих, и мафиозных структур. Пока такая неразбериха — неизвестно, откуда и сколько приходит денег и куда они уплывают. Многим это выгодно».7 В 1995-м в прессе обсуждается вопрос о назначении Лесневской генеральным директором уже ОРТ, и на прямой вопрос «Комсомольской правды» о том, насколько достоверны слухи о таком предложении ей, Лесневская в те дни отвечает так: «Да, мне было сделано это предложение, и я дала свое принципиальное согласие. Однако оно ничего пока не значит. В среду состоится совет директоров ‘ОРТ’. Тогда и станет ясно, будет ли принято это решение или какое-либо другое».8

«Три самые мощные компании — ВИД, АТВ, Ren-TV— имеют наиболее крепкие позиции на 1-м канале ‘Останкино’ и, естественно, что инициаторы акционирования — из их числа, — писала телеобозреватель «Коммерсанта» Наталия Осипова. — В телевизионных кругах говорят, что есть человек, без которого это все не могло бы состояться или состоялось бы в другом виде и в другое время. Это президент телекомпании Ren-TV Ирен Лисневская (так в оригинале) — режиссер и продюсер, одна из сильнейших фигур в нынешнем ОРТ. По некоторым сведениям, основным требованием к кандидатурам был запрет на совмещение деятельности в ОРТ с деятельностью в коммерческих компаниях, — писал «Коммерсант». — Кандидат не мог быть выбран из числа прежних останкинских руководителей. Предполагается, что формирование директората завершится к концу недели. Известно, что на пост директора ОРТ планировалась другая кандидатура, которая устраивала и Листьева как президента ВИДа. Но в самый последний момент все изменилось, и Листьев все же занял главное останкинское кресло, не уставая повторять, что этого не желал».9

Как рассказывает в интервью специально для YeltsinMedia основатель АТВ Анатолий Малкин, он лично присутствовал на том совещании, где Листьев неожиданно для собравшихся объявил о своем желании занять эту должность. По словам Малкина, на собрании присутствовали Ирена и Дмитрий Лесневские, Влад Листьев и он сам. «Все организовала Лесневская, — говорит он об идее акционирования канала. — Она нашла Березовского и убедила, она вообще очень деловая, энергичная замечательная женщина. Ирена очень хотела руководить всем этим делом, она была так энергична, что Березовский ее, по-моему, побаивался. И все время искал варианты. На меня он совсем не смотрел, да мне и АТВ хватало. И на одной встрече нашей, когда обсуждали, кто будет гендиректором, Владик неожиданно сказал: «Я хочу». Ирена чуть не упала со стула. Говорит: «Как – ты? Ты же ведущий». — «Я хочу». — «А почему?» — «А я знаю – как». Ой, как это было интересно! Это была даже не схватка. Два мировоззрения. Я потом жалел, что не было, на чем записать. И неожиданно Ирена отступила: «Ну, давай, не вопрос. А все остальные как?» Я говорю: «Да я не против». Поскольку мы с Кирой настояли в свое время, чтобы он был ведущим [«Взгляда»], Влад был нашим любимцем. «Все голосуем…» Думаю, она была уверена, что Березовский ему откажет. Ведь она действительно была руководителем, а Влад был просто ведущим, журналистом. <…>» (читать интервью полностью).

Помимо Лесневской за схемой акционирования канала стоял бизнесмен Борис Березовский. «Как Березовский получил контроль над ОРТ? – задавался вопросом годы спустя последний глава администрации Бориса Ельцина Александр Волошин. — Он получил его на условии, что в 1996 году телевидение будет помогать Ельцину. А поскольку ОРТ надо финансировать – соответственно, получил ‘Сибнефть’. Эти схемы, которые Березовский во многом воплощал, типичны для 90-х годов».10

Связь между акционированием канала с политикой и предстоящими выборами была наблюдателям очевидна уже в те дни. Журналист «Коммерсанта» Вероника Куцылло, например, так предрекала будущее «первой кнопки»: «Насколько изменится характер и качество передач, демонстрируемых по первому каналу, пока сказать трудно. Скорее всего не стоит воспринимать акционирование ‘Останкино’ как полный отказ от государственного контроля за каналом, столь необходимым власти в преддверии приближающихся парламентских и президентских выборов. Александру Яковлеву вряд ли бы удалось склонить президента на свою сторону, не пообещай он, что канал останется лоялен к президенту. Не стоит также забывать, что раз контрольный пакет акций остается у государства (то есть у президента), то власти сохраняют рычаги воздействия на телекомпанию».11 А сам Березовский годы спустя говорил о политическом влиянии, которое его интересовало прежде всего. «Капитал – неотъемлемая часть политики в любой стране мира, — говорится в книге его воспоминаний, подготовленной Юрием Фельштинским. — Более того, капитал нанимает на работу власть и формирует в стране политическое влияние. Поняв это, я приложил в 1995 году немало усилий, чтобы Центральное телевидение было акционировано. Мне было ясно: предстоит серьезная борьба за власть (что и получилось годом позже) и нужно быть во всеоружии».12

«Я занялся политикой не только потому, что это было необходимо из-за бизнеса, — объяснял Березовский. – А потому, что меня сильно волновало то, что происходит в стране. Я внутренне чувствовал ответственность за то, что происходит в России. Персональную ответственность. Она не была связана ни с какими внешними привходящими причинами. Я просто почувствовал, мне представилось, что я понимаю что-то лучше других и могу мотивировать, почему это так. У меня нет ни политического, ни исторического, ни юридического образования. Все мои познания и эмоции на ниве общественно-политического устройства государства я или почерпнул из прочитанного, или прочувствовал. Это было в конце 1994 – начале 1995 года, с того момента, как вышел указ президента об акционировании ОРТ. Приобретение 49 процентов акций ОРТ оказалось поворотным событием в моей жизни. Я никогда не утверждал, что телевидение – мой бизнес. Для меня было важно, чтобы ТВ – мощнейший рычаг политического влияния – не достался коммунистам. И когда ОРТ перестало быть государственным, именно оно возглавило штаб борьбы Ельцина за то, чтобы не допустить победы коммунистов на выборах в 1996 году. Я понимал, что делаю это не для бизнеса, что делаю это исключительно как политик. Я проанализировал то, что происходило в предыдущие годы. Мне показалось, что я понимаю, что будет происходить дальше, и к счастью или к сожалению, но это представление о дальнейшем ходе российской истории оказалось абсолютно точным, и я воодушевился этим. Я совершенно уверен в том, что даже то, что происходит сегодня, было для меня достаточно предсказуемым. Я не точно представлял масштабы, но точно представлял векторы событий. Начиная с 1994 года я ни разу не ошибался в принципиальных проблемах или в принципиальном векторе развития этих проблем. Я считаю, что могу достаточно хорошо ощущать происходящее, делать аргументированные выводы и предсказывать на основе этого развитие событий».

О выборных кампаниях 1995 и 1996 годов и роли ОРТ в них читайте в дальнейших выпусках YeltsinMedia.

  1. Цвик, В. Л. «Особенности реформирования отечественной системы телевидения в условиях информационного рынка (Два «передела» телевизионной собственности». Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 10. Журналистика. 1998. № 3.
  2. Монро П. Телевидение, телекоммуникации и переходный период: право, общество и национальная идентичность.
  3. Белый, Алексей. «Об ‘Останкино’, то ли восстающем из пепла, то ли погружающемся в него». «Комсомольская правда», 11 февраля 1995.
  4. Куцылло, Вероника. «Президент реформирует ТВ. Борис Ельцин обобществил ‘Останкино’». «Коммерсант», 1 декабря 1994.
  5. Ломакин С. Сегодня стало известно… Москва, Ассоциация «Книга. Просвещение. Милосердие». 1997.
  6. Топаз, Маша. «Любовь президента». «Известия», 20 мая 1994.
  7. Там же.
  8. Берестов, Серафим. «Ирэна Лесневская: ‘Время выбрало нас’». «Комсомольская правда», 14 марта 1995.
  9. Осипова, Наталия. «Реорганизация на 1 канале ‘Останкино’». «Коммерсант», 24 февраля 1995.
  10. Авен, Петр. «Время Березовского». Corpus, 2018.
  11. Куцылло, Вероника. «Президент реформирует ТВ. Борис Ельцин обобществил ‘Останкино’». «Коммерсант», 1 декабря 1994.
  12. Березовский, Борис. Под редакцией Юрия Фельштинского. «Автопортрет, или Записки повешенного». «Центролиграф», 2013.
Ранее:
Убит Влад Листьев
Далее:
ОРТ начинает вещание

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: