Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Глеб Павловский критикует президента и уходит из Postfactum

В «Независимой газете» опубликована его статья «За неимением Рейхстага. Другого пути не было?» Происходящее в России он называет переворотом, осуществленным Кремлем.

Есть два типа переворотов, — пишет он в статье. — Перевороты первого типа совершает группа граждан (вооруженных или нет) против законной власти, формально обладающей всеми необходимыми инструментами и прерогативами для сопротивления. К этому типу относится, например, сентябрьский переворот 1973 года в Чили.

Второй тип переворотов тот, когда сама верховная власть устраивает заговор против своей страны (которая, по ее мнению, «невменяема») с целью расширения своих полномочий не только за законные, но и за любые разумные пределы. Обычно это означает, что власть имеет какую-то скрытую от страны «задумку» и ставит цели, которые опасно формулировать вслух. Ко второму типу переворотов относится, например, февральский переворот 1933 года во Второй германской республике (считая Первую, мгновенную, как в России, в 1848-м). В сравнении с чилийским «Стадионом» «Рейхстаг» поначалу почти бескровен.

Модель «Стадион» предполагает, что у заговорщиков есть реальный враг — законная власть, и они вынуждены быть безжалостными либо погибнуть.

В модели «Рейхстаг» власть, которой ничто не грозит, кроме ее маний и некомпетентности, в полной безопасности придумывает правдоподобный сценарий переворота, включая мнимого врага-поджигателя, и навязывает его обществу с использованием своих необъятных средств и ресурсов. <…>

Сентябрьский 1993 года переворот в Москве, уничтоживший Вторую российскую республику, осуществлен из Кремля путем заговора группы людей из президентского окружения, принявших на себя — с согласия г-на Ельцина — коллективный псевдоним «Президент Российской Федерации». Этих людей никто не выбирал, но именно они сегодня правят нами. В какой мере г-н Ельцин контролирует свое окружение, а в какой окружение контролирует г-на Ельцина, можно догадываться — в частности, наблюдая за редкими, отретушированными и отмонтажированными кадрами с его участием, все чаще заставляющими задуматься. Но и в Германии 1933 года был уважаемый лидер, президент Германской республики — фельдмаршал Гинденбург, национальный герой, в ясном уме и трезвой памяти переживший переворот на год. Что он за этот год передумал, так и осталось неизвестным. <…>

Давненько, года с 1983-го, не слыхали мы бодренького голоска ведущих, сообщающих о единодушной поддержке всех – от доярок Подмосковья до компартии Лихтенштейна.

И вот снова… Доярки переименованы в фермеров, к ним присовокуплены два-три академика (у прежней власти, скажу вам, бардов было побольше…), а в роли компартии Лихтенштейна выступил «Демократический союз» с обновленной Валерией Новодворской. Она уже известила Русь по раболепному подцензурному телевидению: «В небе — Бог, на земле — Богатырь». Богатырь, конечно, Ельцин. Айн гот, так сказать, айн фюрер. Но что еще вам ответит айн фольк?..

Нас кормят свеженькими пирожками из ВЦИОМа: восторг, господа, полный восторг! Шестьдесят три процента граждан выражают полное обожание президента, но еще сорок два сомневаются, является ли их любовь к диктатуре достаточно пылкой. Пятьдесят один процент порицает Ельцина за то, что диктатура не была установлена давным-давно.

Новый порядок готовился давно, не один год, и детальное рассмотрение его предыстории утопит нас в нюансах. Исследователь подробно и с цитатами проследит, как от доктринально-демократического сознания осталось одно маниакальное доктринерство, которому далее уже легко объяснили, с какой стороны икра на бутерброде. И теперь они разыгрывают приступы любви к президенту и корчи ненависти к его врагам — по заказу, не покидая удобных кресел.

Теперь они кричат, заклинают, нашептывают: выборы! Все решат демократические выборы. Обрезанные телефоны, прямые расчеты наличностью (ставками, льготами, социальными гарантиями) с поддержавшими переворот — сильные, доходчивые аргументы в пользу демократических выборов. <…>»

Накануне он уходит с из информационного агентства «Postfactum», которым руководил с момента создания в 1988 году. «На это его вынудила, по его словам, невозможность работать в условиях постоянных запретов на отдельные материалы и даже темы, — отмечает «Коммерсант». — В числе последних г-н Павловский назвал запрет на распространение информации о всех компромиссных инициативах, падении рейтинга президента в некоторых регионах, а также об усилившейся тенденции регионов к автономизации».

Павловский выступает на пресс-конференции, посвященной невыходу в эфир программы «Красный квадрат», и газета «Правда» приводит его расширенную цитату:

«Я присутствую здесь уже не в качестве руководителя агентства. Оставаясь его собственником, я прекратил все административные отношения с ним. Агентство вынуждено идти на компромиссы, на которые не готов идти его руководитель.

С начала переворота установлена жесткая цензура. Что цензурируется? Отсекаются сообщения о всех компромиссных инициативах, информация о другой стороне, преувеличивается значение ее наиболее неудачных действий, отсекается падение рейтинга президента, а оно катастрофично. Так после того, как мы передали, что рейтинг Ельцина упал ниже рейтинга Явлинского, кандидата в президенты, и диктор имел несчастье протранслировать это на 1-м канале, г-н Брагин немедленно сообщил, что политическая информация цитируется только с ленты ИТАР-ТАСС и «Интерфакса».

Отсекаются мнение регионов и реальная картина, происходящая там».

  1. Балашов, Александр. «Журналисты о цензуре. В России появились запретные темы». «Коммерсант», 29 сентября 1993.
  2. Вельдина, Ольга. «И «Красный квадрат» уже размазан цензурой». «Правда», 29 сентября 1993.
  3. Павловский, Глеб. «За неимением Рейхстага. Другого пути не было?» «Независимая газета», 28 сентября 1993.
Ранее:
Запрещена к выходу газета "День"
Далее:
Цензура октября 1993-го

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: