Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Правительство отбирает СМИ у Верховного Совета

Совет Министров принимает постановление «О правопреемстве полномочий Верховного Совета Российской Федерации в отношении средств массовой информации». Постановление приостанавливает деятельность газет, журналов и некоторых программ, основателями которых был Верховный совет.

В тот же день распоряжением Совета Министров № 1683-р, главным редактором «Российской газеты» вместо Валентина Логунова назначена Наталья Полежаева. В конфликте между президентом и Верховным Советом газета занимала сторону последнего.

«’Российская газета’, между прочим, участвовала в войне [Руслана] Хасбулатова и [Бориса] Ельцина, — рассказывал спустя годы в интервью автору этих строк Александр Куприянов, бывший заместитель Валентина Логунова. — Я до сих пор считаю, что Хасбулатов – умнейший человек, сильный экономист. Не менее уважительно отношусь и к противоречивой, но сильной политической фигуре в истории России – Ельцину. Хасбулатов Руслан Имранович начинал печатать свои статьи экономические у нас, в «Комсомольской правде». (Куприянов работал там до «Российской газеты».) И когда в 80-е годы я приходил в «Комсомолку» и на этаже пахло трубочным табаком, я знал, что Хасбулатов был в рабочем отделе. Он был властолюбивым очень… Нашла коса на камень: он не хотел отступать от своего так же, как Ельцин, который боролся за демократию. В Хасбулатове причудливо уживались черты экономиста, передового, демократически настроенного человека, большого умницы – с властолюбием, с хитростью, а, порой, и с восточным коварством. <…> Мне позвонили и сказали, что газета – заскорузлая, журналистика там несовременная, кадры плохонькие… Логунов мне сказал: «Набирай людей, сделай толковое и разумное штатное расписание, чтобы газета вырвалась на рынке как современное издание». Это же мне сказал и Хасбулатов: «Давай договоримся, выстраиванием политической линии газеты и нашим видением ситуации займется главный редактор – Логунов, а ты занимайся самой газетой: усовершенствованием макета и дизайна, шрифтами, заголовками, созданием новых рубрик, набором талантливых людей, нужно подумать о субботнем приложении – очень чтивном… Вот тебе штат, вот машины, вот деньги». Я думаю, мы первыми создали тогда ньюс-рум: новостной отдел работал почти в круглосуточном режиме. Мы первыми начали выпускать викендовское приложение к газете на 16 полосах, прообраз так называемой «толстушки» – чтиво для всех категорий читателей на неделю. Хасбулатов, кстати, неплохо разбирался в газетном деле. Он настаивал именно на таком подходе к аудитории. Он ставил цель: делать газету, приспособленную к рыночным условиям, зарабатывать самим».

На следующий после постановления правительства день, 24 сентября, подписчики «Российской газеты» ее не получают. «Зам. министра печати и информации Д. Цабрия направил директору издательства «Пресса» письмо, в котором сослался на постановление и написал, что до того, как «Российская газета» перерегистрируется в связи со сменой учредителя, издательству «предложено приостановить» ее выпуск, — отмечает в те дни журналист «Известий» Валерий Яков. — <…> Вопрос о том, кто будет возмещать убытки подписчикам и коллективу редакции, не обсуждался, но редколлегия выступила с заявлением о нарушении принципов демократии, свободы слова и о своей приверженности ранее избранному курсу. Однако пока трудно делать окончательные выводы о том, нарушены ли в действительности принципы демократии или просто одни чиновники проявили излишнее рвение в ответ на «предложение» других. По крайней мере оппозиционные газеты «Правда», «Советская Россия» и даже непримиримый «День» продолжают выходить в свет и никто не ограничивает их в красновато-коричневых оценках происходящего». (Выпуск этих газет будет приостановлен совсем скоро, начиная с 27 сентября, когда запрещен к выходу «День».)

На помощь коллегам из «РГ» приходит газета «Правда», которая предоставляет для публикации их материалов одну свою полосу. «В такой ситуации журналисты «РГ» считают своей целью сохранить коллектив и политическую ориентацию газеты, а для этого им нужно найти учредителя, разделяющего их взгляды, — замечает «Независимая газета». — Они исключают для своей газеты возможность существовать в качестве органа Совета министров РФ. Коллектив газеты намерен, в отличие от власти, закрывшей газету, действовать по закону — в течение месяца, как гласит закон о печати, выходить на работу и самим решать свою дальнейшую судьбу».

Фрагмент первой полосы газеты «Правда» от 24 сентября 1993 года.

27 сентября проходит собрание сотрудников «Российской газеты», на котором абсолютное большинство голосует в поддержку Валентина Логунова. «Главная же суть конфликта в том, что, как следует из постановления правительства, права учредителя газеты после роспуска ВС переходят к Совету Министров. Коллектив с этим категорически не согласен, — отмечает Сергей Чугаев из «Известий». — <…> Они сами хотят быть, как это и предусматривается Законом о печати, учредителями своей газеты, которая, по мнению заместителя главного редактора А. Куприянова, вполне состоялась. «Российская газета» требует независимости. <…> Все газеты должны быть в равных условиях, самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. И лишь такое положение дает им возможность свободно выражать свое мнение вне зависимости от воли политического руководства. Неважно, где оно находится — в правительстве или в парламенте. Кроме того, вряд ли и президенту, и правительству следует давать повод сомневаться в прочности своих принципов приверженности свободе слова. Особенно накануне выборов. <…>». Однако это не помогает. Первый заместитель министра печати и информации РФ Давид Цабрия говорит «Известиям», что, хотя коллектив не признает указ президента и постановление правительства, их признает Минпечати. «Согласно этим документам, — объясняет он, — права учредителя газеты перешли к российскому правительству, которое по Закону о печати имеет, как учредитель, право приостановить выход газеты, назначить нового главного редактора. Коллектив редакции, разумеется, имеет полное право не согласиться с этими решениями и учредить свою газету. Но тогда они должны перестать пользоваться государственным имуществом». Он также не исключает, что после выборов в Федеральное собрание газета вновь сможет обрести статус парламентского органа.

Как вспоминал позже Куприянов, в те дни он с коллегами поехал к главе Федерального информационного центра Михаилу Полторанину. «Он говорит: «Вы самоучреждайтесь, проводите собрание и выбирайте главного редактора, – Логунов им быть не может, — рассказывал он. — И люди сказали: «Выберем Куприянова». Мне было 42 года. «А коллектив его поддержит?» – спросил Полторанин. «Поддержит, он популярен». Ну, избирайте. При этом нужна была альтернатива. Тут же предложили другого зама – Виталия Коваленко. Когда мы вышли от Полторанина, Коваленко мне сказал, что не потянет как главный редактор, что не хочет им быть, и на выборах он все свои голоса отдаст мне. Единственная просьба – сделать его первым замом. В просьбе ничего глупого и жлобского не было. Виталий – сильный журналист и редактор, отлично разбирающийся в экономике и политике. Так мы договорились. Поехали в коллектив, уже под вечер, собрали собрание, объяснили ситуацию, проголосовали. Я был избран открытым голосованием, при всеобщем «за» и одном против: я сам проголосовал против. Меня избрали главным редактором, подготовили протокол собрания. И что я сделал? Очень хитрую вещь. Боясь каких-то последствий, я попросил коллектив написать заявления на отпуск и издал приказ, что вся редакция – в отпуске. А сам я заявление, естественно, не написал, – забыл. В тот день, после выборов, утром я приехал в полдевятого – помочь Логунову собрать вещи, дальше надо было в министерство ехать. Валентин сидел у себя в кабинете, собирал книги, мы обсуждали ситуацию. В 9 открывается дверь, входит женщина с красным лицом, очень взволнованная, наэлектризованная, с резким запахом алкоголя. И с ней – два автоматчика и человек из министерства печати, не помню уже его фамилию. Женщина бросает на стол бумагу и говорит: ‘Валентин Андреевич, покиньте помещение’. А он отвечает: ‘Наташ, не беспокойся, я уже собираюсь. Кстати, познакомься, – вот новый главный редактор, мой бывший зам, сегодня ночью его избрали’. Это была Наталья Полежаева – по указу правительства ее назначили главным редактором. Она посмотрела на меня: ‘Если вы – первый зам, идите готовить редколлегию, газета будет выходить’. Я сказал, что меня избрали главным. А подчиниться я могу только своему бывшему главному редактору. ‘Найдите способ покинуть помещение’, – сказала она. Каким путем? ‘Напишите заявление по собственному желанию’. А в приемной уже собрались верстальщики из типографии ‘Правды’, мастера, с какими-то железяками в руках, стали орать. Я понял, что все может закончиться очень плохо. Я вышел, успокоил людей – я с ними дружил, каждый вечер заканчивал с ними – на верстке газеты. И я в горячке написал заявление. Вышли свободные – я, Логунов и его помощник. А нас уже ждали на улице казаки с нагайками и автоматами… Дежурный милиционер издательского комплекса вывел нас тайным ходом. Но и там нас караулил БТР с казаками. Но это уже другая история. Помню только, Логунов тогда сказал: ‘Таким свободным я себя никогда не ощущал!’»

Но газета не сдавалась и обратилась в арбитражный суд с иском к правительству, пытаясь отменить постановление Виктора Черномырдина. 28 октября Высший арбитражный суд прекратил производство по делу, как отмечал «Коммерсант», «признав, что споры об учреждении средств массовой информации подведомственны не ему, а народному суду». «Можно отметить, что Высший арбитражный суд нашел удачный процессуальный повод уклониться от разрешения конфликта, имеющего явную политическую окраску, — писала автор газеты Екатерина Заподинская. — <…> По мнению истца, постановление издано в нарушение Закона о печати, гласящего, что при ликвидации учредителя право стать его правопреемником принадлежит журналистскому коллективу. Однако, по сведениям Валентина Логунова, министерство перерегистрировало газету «в часовой срок», но как учрежденную не коллективом, а правительством. На суде представитель ответчика начальник отдела Минпечати Людмила Лагутина заявила, что иск рассматривать не следует, т.к. он отозван новым редактором газеты Натальей Полежаевой 13 октября, а прежний редактор Валентин Логунов уволен Виктором Ченомырдиным по статье 254 КЗоТа (однократное грубое нарушение трудовой дисциплины; в случае с Логуновым нарушением являлось неподчинение указу президента «О поэтапной конституционной реформе»). Однако в данных обстоятельствах суд не счел отзыв иска основанием для отказа в его рассмотрении. Бывший редактор рассказал корреспонденту Ъ, что он был уволен дважды: Министерством печати (23 сентября) и премьером правительства Черномырдиным (29 сентября). Причем последнее решение было подвезено фельдъегерской почтой только тогда, когда политическая ситуация разрешилась в пользу правительства (4 октября). По сведениям г-на Логунова, Михаил Полторанин предлагал должность редактора девятерым, а согласилась лишь Наталья Полежаева (бывшая заведующая отделом строительства «Московской правды»)».

Не сдавался и Логунов, который также подал иск к Виктору Черномырдину о признании увольнения незаконным. В январе 1994 года Бауманский районный народный суд Москвы оставил иск без рассмотрения, сообщив, по данным «Коммерсанта», «что данному суду не подведомственны трудовые споры, связанные с увольнением руководителей органами государственной власти». «Таковые могут быть рассмотрены лишь «в порядке подчиненности», — отмечала газета. — Это, по словам г-на Логунова, означало то, что он должен был пожаловаться на Виктора Черномырдина непосредственно Борису Ельцину, что, по его мнению, лишено смысла».

После увольнения Логунова из газеты ушло около 40 журналистов, а первый выпуск, в котором Полежаева значилась главным редактором вышел после десятидневного перерыва, 5 октября 1993 года.

  1. Без подписи. «Следствие/ приговоры». «Коммерсант», 25 января 1994.
  2. Без подписи. «Позиция правительства». «Известия», 29 сентября 1993.
  3. Заподинская, Екатерина. «Суд отказался разрешать политический спор». «Коммерсант», 29 октября 1993.
  4. Ростова, Наталия. «’Что ‘розовые’ коммунисты, что демократы – им наплевать на судьбы людей и журналистики’. Главный редактор ‘Экспресс-Газеты’ (июль 1994–июль 1995), ‘Столичной вечерней газеты’ (октябрь 2003–октябрь 2004) и ‘Родной газеты’ (октябрь 2004–октябрь 2005) Александр Куприянов». Slon.ru, 23 декабря 2010. https://republic.ru/russia/chto_rozovye_kommunisty_chto_demokraty_im_napleva-511824.xhtml
  5. Чугаев, Сергей. «Российская газета» борется за независимость». «Известия», 29 сентября 1993.
  6. Шкарникова, Ирина. «’РГ’ будет перерегистрирована». «Независимая газета», 25 сентября 1993.
  7. Яков, Валерий. «Издательство ‘Пресса’ приостанавливает выпуск ‘Российской газеты’». «Известия», 25 сентября 1993.

 

Ранее:
Михаил Федотов назначен представителем России при ЮНЕСКО
Далее:
В эфир не выходит "Красный квадрат"

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: