Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В «Комсомольской правде» — новый главный редактор

Главным редактором «Комсомольской правды» избран Валерий Симонов, главой АО — Владимир Сунгоркин.

Валерий Симонов, главный редактор «КП» в 1994-1997 годах. Фото Константина Кижеля/ ТАСС, 2003.

В отставку с поста главного редактора газеты и главы АО уходит Владислав Фронин, возглавлявший газету шесть лет, с 30 декабря 1988 года.

В 2014 году в интервью автору этих строк Владислав Фронин так рассказывал о том времени. «В определенный момент, когда появилось всеобщее журналистское опьянение перестройкой и гласностью, и мне, и большей части моих коллег в «Комсомолке» показалось, что это больше не орган ЦК ВЛКСМ, что газета — акционерное общество, — говорил он. — Давайте делить акции! Этот момент был самым трудным. Как их делить? В других изданиях, где были более умные главные редакторы, поделили акции так, что больше акций оказалось в их руках. Я этого сделать не сумел — не был этим талантом наделен, и допустил, честно говоря, ряд ошибок и промахов. Тем не менее, мы провели, по предложению группы избранных из коллектива людей, разделение акций. Было достаточное количество акций и у меня, и у замов, и у дирекции, и мы провели альтернативные выборы главного редактора. По-моему, на альтернативных выборах я избирался трижды. За этот короткий период, с декабря 88-го по октябрь 94-го, я был и назначен, и трижды избран на альтернативной основе. В первый раз у меня было, по-моему, три или четыре конкурента (Сергей Кушнерев, Сергей Кожеуров), и я эти выборы выиграл. <…> После этого случился исход проигравших — большой группы талантливых журналистов, и я не смог их удержать. Наверное, я потерял авторитет у них, они не соглашались с моей линией, считали, что газету надо делать по-иному, в более современном направлении — ином, не таком компромиссном, наверное. Они создали ‘Новую газету’. Из этого первого исхода и родилась ‘Новая газета'».1 (читать интервью полностью).

Уходя, Фронин выражает обеспокоенность современным состоянием журналистики. «Журналисты как-то измельчали, — говорит он в интервью «Новой ежедневной газете». — Я не против компьютерной журналистики и компьютерных мальчиков, но в последнее время они ведут себя неоправданно нагло, они беспардонно заполняют всю газету… А по рейтингу, в десятку наших лучших авторов за полугодие вошли Песков, Голованов, Репин, Овчинникова, которая о Великой Отечественной войне пишет, Гейко, Овчаренко, Долгополов — значит, все-таки они по-прежнему составляют костяк… Но на этаже атмосфера очень сильно изменилась в последние годы. Не хватает добрых слов, все стали какими-то озлобленными, грызня идет… Сначала отделы замкнулись в себе, потом и внутри отделов пошло. Я очень переживаю, что ныне подвергается сомнению и осмеянию такое понятие как ‘дух 6-го этажа’. Однажды пришлось защищать журналистов от одного из членов редколлегии, так мне попеняли: ‘Это социализм’. А что, при капитализме нельзя просто оставаться человеком?»2

Он вспоминает пять выборов, через которые прошел. «Самыми напряженными были, конечно, состоявшиеся 13 ноября 1992 года, — говорит он. — Это были первые выборы в АО. Опыта никакого, мы сами писали устав… Они могут написать хороший материал, но хороший устав — не могут, в этом я, как говорится, убедился на своем горбу. На тех выборах против меня было выставлено три кандидатуры очень хороших журналистов, руководителей газеты… Считалось: чем больше людей выставляется, тем лучше, демократичнее. Вот сейчас мы поняли наконец-то, что все это глупость: устраивать бои, схватки. И почему проигравший должен обязательно уходить из редакции — самое для меня непонятное?! Я тогда набрал 67%, но дело не в процентах, а в том, что многие журналисты ушли из газеты, было больно и печально, что мне не удалось сохранить, оставить их здесь, это был первый раскол, но я не могу поступиться принципами, мне была важна позиция газеты». А также говорит о новых рыночных проблемах. «Когда у нас впервые появились на этаже коммерсанты, дирекция, коммерческие службы, на капустнике пели песню: ‘А в комнатах наших сидят коммерсанты и девочек наших ведут в кабинет’. Я тогда всеми силами защищал этих людей: пусть они наживаются, но в этом и будущее спасение газеты — без рекламы, без бизнеса невозможно сегодня выжить. Но, к сожалению, бизнесмены вскоре стали приезжать в редакцию на ‘Тойотах’, потом — на более солидных иномарках, а обозреватели это видели, идя пешком, все это вызывало раздражение, и на одном собрании прозвучал призыв: ‘Менял вон из храма’. Начались конфликты, и я совершил одну очень серьезную ошибку: не стал заниматься финансами, остался просто редактором… Но с другой стороны, если я не бизнесмен по натуре, если я нормальный главный редактор — ну не вешаться же мне!»

На вопрос о тираже, отвечает, что оставляет газету, которая выходит тиражом 1 млн 200 тыс экземпляров, а субботний номер — тиражом 2 млн.

Однако коллеги критично относятся к Фронину. «Напомним, что именно Фронин и провозглашенная им политика ‘просвещенного патриотизма’ привели к тому, что в декабре 1992 года их ‘Комсомолки’ ушли около 50 лучших журналистов, учредивших собственную ‘Новую ежедневную газету’, — пишут в те дни ‘Московские новости’. — Напомним также, что в той своей борьбе с инакомыслиями журналистами он опирался на поддержку коммерческого директора ‘КП’ Владимира Сунгоркина, обеспечивавшего ему большинство голосов акционеров на выборах главного редактора, и на тогдашнего министра печати Михаила Полторанина, заполнявшего дефицитный бюджет ‘Комсомолки’ государственными дотациями. <…> на роль первого лица в газете стал претендовать Владимир Сунгоркин, ставший к тому времени генеральным директором АОЗТ ‘Комсомольская правда’. Не уступая в знании газетного ремесла Владиславу Фронину, он, по мнению некоторых, превосходил своего бывшего союзника организаторскими способностями и навыками финансистам. Однако осенью прошлого года на очередном собрании акционеров ‘КП’ Владимиру Сунгоркину стать главным редактором так и не удалось. К тому времени в журналистской среде газеты было сформировано устойчивое неприятие ‘торгашей-коммерсантов’, которые ‘заполонили’ газету и олицетворялись Сунгоркиным».3

Новый главный редактор в первых интервью рассказывает о проблемах своего издания. «В последнее время ‘Комсомолка’ серьезно столкнулась с такой проблемой, как утрата прежнего традиционного политического влияния. Поэтому одна из ближайших задач — вернуть его газете, — говорит Симонов «Общей газете». — В свое время мы активно участвовали в гонке за политическое влияние между четырьмя-пятью газетами. Бывал на шестом этаже Борис Ельцин, и еще опальным коммунистом, и став президентом — вел ‘горячие линии’ с читателями. Мы видели в этом средство поддержания своего рейтинга. Сейчас все, конечно, сложнее. Во-первых, газет много. Во-вторых, не только газеты научились пользоваться политиками, но и политики газетами. <…> Весь журналистский мир Москвы знает, что события в редакции носили порой драматический характер. За последние два года только три раза выбирались руководящие органы АО — и главный редактор, и редколлегия».4

«Новая ежедневная газета» вышла в свет 1 апреля 1993 года и была основана пятью десятками выходцев из «Комсомолки». О причинах раскола «Комсомолки» рассказывает специально для YeltsinMedia Владимир Умнов, тогда — завотделом науки. В отличие от большинства участников, вспоминавших публично о причинах раскола, он говорил и о финансовой стороне разлада коллектива (читать интервью с ним).

Создание «Новой ежедневной газеты» Симонов в те дни называет «драматической историей в нашей жизни». «Дело даже не в том, что по-крупному принципиально разошлись тогда те, кто остались, и те, кто ушли, — отмечал в те же дни Симонов. —  Этот уход отозвался на газете и на всех тех, кто остался. В ‘КП’ произошло очень серьезное нарушение внутренней жизни. Плодородный слой почвы оказался сильно пострадавшим. Никто их оставшихся не скрывал ни на секунду, что с уходом группы сотрудников был существенно поврежден творческий потенциал газеты. Два года его восстанавливали… Абсолютно без злорадства отмечу, что и ‘НЕГ’ столкнулась с той же проблемой невосполнимости потерь. Еще, пожалуй, острее, чем мы, оставшиеся на 6-м этаже». На упрек в пожелтении «Комсомолки» Симонов отвечает так: «На мой взгляд, легкая ‘желтушность’ — также условие выживания газеты сегодня через тираж, через рекламодателя. Нам просто необходим широчайший захват читателя! Если газета ориентируется только на высоколобого читателя, ей трудно претендовать на роль массовой. Главное, меру не нарушать. На скрижалях ‘Вашингтон Пост’ было написано когда-то: ‘Газета сообщает и распространяет новости, пригодные для обсуждения в благородном обществе’. Немного старомодно звучит, но мне это правило очень нравится».

«Московские новости», между тем, связывают карьерный взлет Симонова с «тем паническим страхом консервативной части ‘КП’ (в газете ее обычно именуют болотом) перед ‘звериным оскалом’ капитализма, который ассоциируется с жестким Сунгоркиным». Впрочем, автор «МН» Степан Киселев называет и вторую причину — «деньги со стороны». «Именно под Симоновоа ‘Газпромом’ были выделены деньги (около 6 млрд, руб. на издание бизнес-вкладки ‘КП’ ‘Деловой вторник'», — поясняет он.5

Симонов пробудет в должности до 1997 года, когда после покупки газеты «ОНЭКСИМом», главным редактором будет назначен Владимир Сунгоркин.

  1. Ростова, Наталия. «Владислав Фронин, главный редактор «Комсомольской правды» (декабрь 1988 — октябрь 1994) «Гласность, перестройка, мы стали публиковать разные материалы. Но при этом главный редактор «КП» — все еще номенклатура ЦК КПСС». http://gorbymedia.com/interviews/fronin
  2. Савельева, Ольга. «Владислав Фронин: «Больше всего я боялся оказаться последним главным редактором ‘Комсомолки'». «Новая ежедневная газета», 11 октября 1994.
  3. Киселев, Степан. «‘Комсомолка’ опять не пустила торгашей в храм». «Московские новости», 9 октября 1994.
  4. Политковская, Анна. «У старых орденов — новый хранитель. Приступил к работе 18-й главный редактор ‘Комсомолки'». «Общая газета», 28 октября 1994.
  5. Киселев, Степан. «‘Комсомолка’ опять не пустила торгашей в храм». «Московские новости», 9 октября 1994.
Ранее:
"Российская газета" становится правительственной
Далее:
В свет выходит журнал "Деньги"

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: