Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Борис Ельцин выступает перед сотрудниками первого канала

Борис Ельцин впервые в должности президента Российской Федерации приезжает в «Останкино» для встречи с коллективом.

Встреча проходит за два дня до поездки Бориса Ельцина в Бишкек, на встречу с главами государств СНГ. Он говорит о компании «Останкино» как о межгосударственной, которая должна продолжать вещать в странах Содружества. Около половины времени журналисты задают вопросы, связанные с собственными проблемами.

Владислав Листьев говорит, что многие жалуются на обилие рекламы, хотя бюджету канала недостает финансирования. Говорит, что не хочет думать о том, где добывать деньги, а хочет заниматься творчеством. Ельцин отвечает, что ему не кажется, что рекламы много, что в других странах, где он бывал, программы прерываются буквально каждые десять минут. Он отметает мысль, что можно купить журналистов. «Купить журналиста? Нет. Не допускаю. Это слишком творческие люди», и под смех аудитории заканчивает: «Ну, если один-два, так они и в правительстве есть». При этом Ельцин демонстрирует своеобразное представление о рекламе. «Другое дело, что, когда вы хотите заключить такую как бы сделку, вы выполняете заказ, — говорит он, — вы понимаете? Вы для него рекламу даете, он оплачивает, но одновременно он ставит перед вами вопросы в отношении определенной информации, которая нужна ему. Кроме рекламы. И это – значительно важнее». И, возвращаясь к реплике Листьева, отмечает, что творческий сотрудник, не должен заниматься «этой чисто технической, бухгалтерской работой». Обращается к Егору Яковлеву с призывом разобраться с тем, «как проникает реклама на экран», призывает, чтобы «процесс был цивилизованный и централизованный».

Отвечая на вопрос, не будут ли руководители СНГ диктовать свои требования каналу, в случае, если «Останкино» станет действительно межгосударственным, выражает уверенность, что – не будут, как и он сам. «Ни разу Егор Владимирович по согласованию программ не был у меня, ни одной программы я не утверждал, не утверждаю и утверждать не буду», — обещает он. Президент высказывается за свободу слова, споры, дискуссии, плюрализм, но – в пределах Конституции и закона, а «если идут призывы к свержению, тогда можно предъявить претензии».

Владислав Листьев на встрече президента Ельцина с сотрудниками «Останкино». Кадр из телетрансляции.

Глава телекомпании «Останкино» Егор Яковлев на встрече президента Ельцина с ее сотрудниками. Кадр из телетрансляции.

Яковлев подтверждает: никакого контроля «на входе информации», есть только на выходе, то есть все «разборы программ» происходят только после выхода в эфир. «А вот это правильно, поэтому каждый у вас что хочет, то и говорит», — отмечает Ельцин, вызывая смех в зале, и продолжает: «Причем, официальную информацию начинают комментировать! Указ президента! Но это – официальная информация! Дай официальную информацию, потом можно что-то там из политических ваших журналистов рассказывать, раскрывать – плюсы-минусы, — другое дело. Прямо сразу с экрана: «Вот указ такой-то, сегодня подписан, но, вы знаете, что-то он мне не нравится». «Но-но-но-но-но!» — грозит он.

Просит «выбросить слово ‘ваучер’» из употребления на телевидении, предлагая как вариант «приватизационные чеки». На вопрос о том, почему так тоскливо народ их воспринял, Ельцин отвечает, что виновными в этом считает «только средства массовой информации». С первого дня, объясняет он, пишут в отношении ваучера «только один негатив, только одну чернуху». Говорит, что бывает обидно, когда в СМИ появляются «мягко-мягко говоря, неточности». И тут же вспоминает о «самом симпатичном дикторе» — Сергее Доренко.

Сергей Доренко на встрече президента Ельцина с сотрудниками «Останкино». Кадр из телетрансляции.

Татьяна Веденеева, ведущая встречи президента Бориса Ельцина с сотрудниками телекомпании «Останкино». Кадр из телевизионной трансляции.

Ведущая встречи Татьяна Веденеева предлагает разморозить счета «Останкино» во «Внешэкономбанке». «9 миллионов, да? – задается вопросом Ельцин. — Ну, ладно, давайте первый миллион разморожу. А потом дальше пойдем». Высказывается за то, чтобы для нужд телевидения «провести конверсию спутников и отобрать у военных десяток спутниковых каналов».

На 20-й минуте поступает вопрос, не связанный с «Останкино», — о правах русских за границей. На вопрос Валентина Зорина, что может он противопоставить «наступлению» оппозиции, «которая использует трудности в стране, заговорила о каком-то левом Фронте национального спасения», президент немедленно выдает: «привлечь к ответственности в соответствии с законом, привлечь к уголовной ответственности и к суду». Впрочем, он считает, что это нужно сделать так, чтобы не создавать диссидентов. К тому же, «социальная база у них небольшая», хотя «криков много». А вот «с нормальной, с конструктивной оппозицией надо вступать в диалог, и я готов вступать в диалог» (О том, как оппозиция требовала эфира летом 1992 года, читайте материал второго выпуска YeltsinMedia.)

Евгений Киселев и Олег Добродеев на встрече президента Ельцина с сотрудниками «Останкино». Кадр из телетрансляции.

Заместитель главы «Останкино» Игорь Малашенко на встрече президента Ельцина с сотрудниками компании. Кадр из телетрансляции.

Отвечая на вопрос о взаимоотношениях между правительством и парламентом, оценивает их как нормальные. «Ну, идет критика, ну идут призывы», — добавляет он, но это обычная практика для разных стран. Однако, полагает он, в Конгрессе это происходит «на более высокой культуре», а у нас есть «перегибы в критике», когда правительство называют «мальчиками», «ребятишками», «червями». Чтобы этого избежать, нужно и собственную, и парламентскую культуру иметь повыше.

Через полтора месяца Борис Ельцин подпишет указ об отставке Егора Яковлева (подробнее об этом читать в статье «Прообраз того, что может случиться со всеми нами»).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ранее:
«Коммерсант» переходит на ежедневный режим
Далее:
Образована новая телеслужба - ФТС

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: