Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Анонимная статья «Падает снег» опубликована в «Российской газете»

Так начинается одна из первых атак на «Медиа-Мост» и Юрия Лужкова.

Фрагмент первой полосы «Российской газеты» с началом статьи «Падает снег». Архив EastView.

Прежде анонимной статьей, спровоцировавшей огромный скандал, стала «Версия № 1», опубликованная в апреле в «Общей газете».

В статье в официальной правительственной газете говорится о подготовке предвыборной кампании Юрия Лужкова, которого готовит к президентской должности «группа московских финансистов и политиков», в которую включилась группа «Мост». «Старт предвыборной кампании дан, — говорится в статье, — созданы две команды: пропагандистская и организационная. Первую возглавляет Егор Яковлев, близкий человек А. Н. Яковлеву, и группе редакторов ряда московских газет. Именно Егор Яковлев не так давно в своей ‘Общей газете’ подал сигнал, как нам кажется, к началу травли Б. Н. Ельцина. Во главе второй комиссии предположительно, стоит кто-то из крепких людей правительства Москвы. Для прикрытия создается благотворительный фонд «Горожане», другие подобные структуры, через которые пойдут средства на предвыборную кампанию. Источники в спецслужбах считают, что кампания по возведению Лужкова в президентство развернута прежде всего финансовой группой ‘Мост’, и несколькими банками, близкими к московскому правительству. Банки вкладывают свои деньги по своему разумению. Группа ‘Мост’, видимо, решила прибрать к рукам власть. И начала с приобретения средств массовой информации. В 1993 году группа совместно с банками ‘Столичный’ и ‘Национальный кредит’ начала крупномасштабные инвестиции. В начале прошлого года они начинают издание газеты ‘Сегодня’. В июне 1993 года была образована телекомпания НТВ, Инвестиции в нее оцениваются десятками миллионов долларов. В конце 1993 года на государственном уровне было принято решение о передаче НТВ 4-го канала. В конце прошлого года групп ‘Мост’ предложила финансовую ‘помощь’ радиостанции ‘Эхо Москвы’, на условиях: ‘открытая кредитная линия, в обмен на 51 процент акций радиостанции’. Группа ‘Мост’ серьезно спонсирует еще ряд газет, содержит группу журналистов. ‘Давним другом’ В. Гусинского является обозреватель ‘Московского комсомольца’ Александр Минкин. Еще один ‘Активный штык’ ‘Моста’ — журналист, активно помогавший советским спецслужбам, а ныне ведущий ‘Итогов’ Евгений Киселев».1

В комментарии от редакции говорится, что газета «не сразу взялась публиковать этот анализ», так как попыталась проверить информацию. «Пока велась работа, произошла утечка информации, — говорится в статье. — В адрес руководства газеты посыпались угрозы, вплоть до угрозы физического уничтожения. Это и решило судьбу материалов. Значит, у кого-то существуют очень серьезные намерения».

Через несколько дней премьер правительства Москвы Юрий Лужков проводит в мэрии рабочее совещание, о чем сообщает газета «Сегодня», и говорит там о статьях, которые «носят заведомо оскорбительный для деятельности московского правительства и злобно провокационный характер». «Юрий Лужков заявил, что ему из-за огромного объема чисто хозяйственных городских проблем некогда заниматься какими-либо предвыборными и прочими политическими кампаниями, — сообщается в статье. — Государственно-правовому управлению мэрии Москвы поручено рассмотреть данную статью с точки зрения возможности подачи иска в суд о защите чести и достоинства столичной администрации».2

Еще через три дня на статью «Российской газеты» страстно отвечает Михаил Леонтьев. Сотрудников газеты, которую правительство переписало на себя и на лояльность которых оно, по Леонтьеву, рассчитывало, тот называет мародерами. «Опровергать содержание ‘анонимного анализа’ под лирическим заголовком ‘Падает снег’ задача неблагодарная, — когда вас обкладывают матом, не принято отвечать по существу предъявленных аргументов, — отмечает он. — Интересен описанный в редакционном врезе механизм принятия решений о публикации. ‘Российская газета’ заявляет, что она, мол, хотела проверить ‘факты’, но журналистам начали угрожать физической расправой, и они решили — публиковать. Граждане дорогие! Если вас не печатают, посылайте ваши опусы в ‘Российскую газету’. Потом поднимите трубочку, позвоните в ‘РГ’ и произнесите: ‘Напечатаешь — убью!’ Публикация гарантирована. Хорошая газета — главное, смелая. Однако если серьезно, то в сегодняшнем контексте это не лучший повод для шуток. В компетентные органы представители ‘РГ’, как нам известно, не обращались. И потому, позвольте предположить, что уважаемые коллеги лгут».3

Ссылаясь на «характерный запах ‘анализа'», Леонтьев указывает на «означенный продукт вышел из-под пера людей Михаила Полторанина — благодетеля свободной печати и борца с ‘лагерным ивритом'». «Чего это вдруг г-н Полторанин так возлюбил премьера и решил встать горой на его защиту? — задается он вопросом. — А совсем недавно ведь как поносил, кстати, обвиняя его в тех же президентских амбициях, которые по привычке теперь приписал г-ну Лужкову. Поэтому, как говорят режиссеры: ‘Не верю!’. Не говоря уже о бредовости самого обвинения ‘Сегодня’, ‘Эха Москвы’ и НТВ в ‘игре’ против г-на Черномырдина, именно обвиненные ‘полторанинцами’ СМИ самым активным образом поддержали премьера во время осенних перетрясок в правительстве. Доказать это не составляет никакого труда. Так что ситуация совсем смешная: в правительственной газете устроить очевидную политическую провокацию против премьера. Все-таки Михаил Никифорович большой профессионал — мастерство не пропьешь». Говоря о принятии «полторанинского» закона «О государственной поддержке СМИ и книгоиздания», Леонтьев рассказывает об «изюминке» — «Национальном фонде развития СМИ», который «должен распределять денежные подачки между бедными изданиями». «Не надо обладать выдающимся воображением, чтобы представить себе, как Михаил Никифорович будет «наблюдать» за прессой, пользуясь чужими деньгами, если он уже сейчас демонстрирует чудеса «наблюдательности» практически бесплатно», — заключает он.

Карикатура Алексея Меринова с изображением Михаила Полторанина, на тему публикации в «Российской газете». «МК», 30 ноября 1994 года.

На Полторанина намекает, но не называет его «Общая газета». «Нам доподлинно известно имя ‘компетентного источника’, снабдившего ‘РГ’ конфиденциальной информацией, — сообщает газета. — Не знаем, правда, подрабатывает ли он в спецслужбах, но чтобы случайно не рассекретить ценного агента, обозначим его инициалом М. Это заметный думский деятель, давний покровитель г-жи Полежаевой и всей российской журналистики. Раскрыл уже не один антиправительственный заговор. Известен также нелюбовью к финансовой группе ‘Мост’ и к учредителю ‘Общей газеты’. К г-ну Черномырдину тоже относится плохо, поскольку служил под его началом и был обижен».4

В защиту «Моста» выступает и газета «Российские вести». «С этой коммерческой структурой в обществе тесно связано понятие от независимых от государства средствах массовой информации — телекомпании, радиостанции, газеты, которые не удовлетворяются официальным сообщениям и пытаются докопаться до правды и сообщить о ней всему миру, — говорится в статье. — Пока такие средства массовой информации существуют, реализация заговора — дело сложное и опасное. Если они приведены к подчинению, им замкнут рот, возможно все, что угодно. Сегодня группа ‘МОСТ’ — единственная в России коммерческая структура, вкладывающая деньги в СМИ, как в бизнес».5

Автор указывает, что кампанию, объявленную «Российской газетой», ведут «лица и силы, действия которых направлены против одного человека. Имя его — Борис Николаевич Ельцин», а «все, что делается в последнее время вокруг Чечни или в центре Москвы, направлено на дискредитацию Президента, подрыв его авторитета, доверия к нему у тех, кому через некоторое время идти к избирательным урнам».

На защиту Юрия Лужкова приходит режиссер Марк Захаров, статья за его подписью опубликована в «Московском комсомольце». «Лужков — фигура сильная, оснащенная профессиональными знаниями, опытом, неординарная за счет своего организаторского таланта и цепкой памяти, — пишет он. — Деловой стиль мэра и правительства Москвы в последние годы хорошо ощутили на себе работники культуры, например, очень многие московские театры, которым была оказана особая организационная и финансовая помощь. Но дело не только в культурной сфере. Все лица, имеющие отношение к строительным, хозяйственным и торговым структурам, почувствовали себя смелее и свободнее, что сразу стало сказываться на конкретных результатах. Московское правительство сегодня организует для творчески мыслящего созидателя режим максимального благоприятствования, и Москва преображается на глаза. Мне думается, это и есть главный просчет Лужкова. Выходит, он лучше других мэров? <…> Я не стал бы на месте Лужкова поддерживать жилищное строительство в Москве, превышающее три миллиона квадратных метров в год, из которых один миллион идет для бесплатного распределения очередникам. Это — нескромно. Ведь другие крупные города России не смогли пока добиться подобного размаха. Нельзя было, например, столь резко выходить за федеральные показатели расходов, связанных с содержанием детских оздоровительных лагерей. Московское правительство выделило на это дело 30000 миллионов рублей и зачем-то сохранило заработную плату и пенсию учителям-пенсионерам в полном объеме. Вполне можно было бы воздержаться от выплаты субсидий дошкольным учреждениям с 1993 года, которые составили уже тогда около трех миллиардов рублей. Много! Опрометчивыми мне представляются дотации на молоко и хлеб, введенные аж с 1992 года. <…> Лужков сам вызвал огонь на себя, израсходовав в нынешнем году 407 миллиардов рублей на социальную помощь. К тому же связался с Патриархом Всея Руси и восстановил Казанский собор на Красной площади. Что она, до этого не была Красной? А зачем нам, язычникам, Воскресенские ворота с Иверской Богоматерью или планы восстановления главного кафедрального собора России?»6

Редкое замечание делает в эти дни автор «Общей газеты» Анатолий Костюков. «Строго говоря, разоблачения ‘РГ’ ни в малой степени не компрометируют разоблачаемых лиц, — пишет он. — Часть инкриминируемых им деяний абсолютно непредосудительны (никому не запрещено баллотироваться в президенты, критиковать Бориса Николаевича, финансировать газеты и телекомпании), а те, что предосудительны, — не доказаны. Безымянный осведомитель ‘РГ’ почему-то не снабдил редакцию ни единым документиком, свидетельствующим о преступном умысле ‘московской группы'».7

2 декабря в «Общей газете» публикуется полосное интервью с Лужковым, которое проводят корреспондент La Repubblica Фьянметта Кукурния, гендиректор НТВ Игорь Малашенко и заместитель главного редактора «Общей» Андрей Липский. «Разговор с Лужковым начался неожиданно — не дожидаясь первого вопроса экспертов, он сам пошел в атаку», — говорится во вводке статьи. «Первое, что я хочу сразу сказать: я не собираюсь выдвигать свою кандидатуру на пост президента России, — говорит мэр. — Правда, многие мне не верят, считая, что если я делаю подобные заявления, то наверняка хитрю и что-то скрываю. Второе — я не считаю себя политиком. Эти два фактора говорят о том, что у вас вряд ли что-нибудь получится из сегодняшней беседы».8

На реплику о том, что «У многих складывается о нем впечатление как о настоящем и умелом политике», и поэтому, может быть, появляются публикации подобные той, что появилась в «Российской газете», Лужков говорит: «Во-первых, назовите мне хозяйственную систему, которая может в своем функционировании обойтись без контактов с финансовыми, банковскими структурами, оптовыми коммерческими звеньями. Без контактов с мощными фирмами, занимающимися строительством, транспортом, вывозкой мусора, наконец. Я таких не знаю. Поэтому говорить, что мэр города может эффективно заниматься своим делом, не общаясь с такими структурами, — это абсурд, нонсенс. В этом смысле статья является дурной. Меня крайне удивило, что она появилась в правительственной газете. Раз это редакционная статья, значит, так думает правительство. Если оно не отмежевалось от статьи, значит, оно считает, что мэр поступает плохо. Кстати, у меня прекрасные контакты с громадным количеством банков, многие из которых гораздо крупнее ‘Моста’. Почему авторы не заметили моих связей с Менатепом, Кредобанком, Внешэкономбанком? Можно назвать еще ряд банков, которые работают в качестве уполномоченных правительством Москвы». Он говорит, что главная цель статьи — в том, что она «обвиняет человека в невысказанном им намерении выдвинуться кандидатом в президенты», и хотя в этом ничего плохого он не видит, «правительственная газета не имеет права обвинять человека в невысказанном им намерении». «Это не логика нормальных людей! — возмущен он. — Приводятся слова Шахрая: хоть Лужков и говорит, что не хочет выдвигаться, но ведь могут и заставить те, кому кажется недостаточным поле финансовых операций в Москве, кому на выйти на просторы Великой России. Здесь уже задета моя личная честь: меня никто не может заставить что-либо делать». Он предполагает, что публикация — «это собрание ранее вышедших работ эпистолярного жанра, сознательное капание, чтобы моя персона воспринималась некоторыми людьми как опасная с точки зрения конкуренции. Я убежден, что высшие руководители государства — Борис Николаевич, Черномырдин, Рыбкин и другие — не поддались на эту интригу. Это не их стиль мышления». И говорит о намерении встретиться с Черномырдиным, чтобы он «подтвердил свое отношение к статье».

В этот же же день в Москве проходит спецоперация, которая будет названа «Маски-шоу» или «Мордой в снег». После нее предполагаемое имя инициатора статьи в «Российской газете» изменится, им станут называть не Михаила Полторанина, а Александра Коржакова (читать подробнее).

  1. Без подписи. «Падает снег (упадут ли президент и правительство?» «Российская газета», 19 ноября 1994.
  2. «Сегодня». «Каждой клевете — по опровержению». «Сегодня», 23 ноября 1994.
  3. Леонтьев, Михаил. «Упал грязноватый снег». «Сегодня», 26 ноября 1994.
  4. Костюков, Анатолий. «Этот снег нам на голову уже падал». «Общая газета», 25 ноября 1994.
  5. Островский, Игорь. «Глупость или генеральная репетиция». «Российские вести», 8 декабря 1994.
  6. Захаров, Марк, художественный руководитель московского театра «Ленком». «Ошибки мэра Москвы». «Московский комсомолец», 30 ноября 1994.
  7. Костюков, Анатолий. «Этот снег нам на голову уже падал». «Общая газета», 25 ноября 1994.
  8. Кукурния, Фьямметта; Малашенко, Игорь; Липский, Андрей. «Градоначальник, который хотел бы им остаться». «Общая газета», 2 декабря 1994.
Ранее:
Президент встречается с Александром Солженицыным
Далее:
В эфир НТВ выходят "Куклы"

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: