Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Гейдар Алиев прибывает в Москву с официальным визитом

Встреча президента Азербайджана в Москве стала поводом для  нападок на Бориса Немцова.

Борис Немцов в ранге вице-премьера встречает Гейдара Алиева в аэропорту летом 1997 года. Кадр телевизионной трансляции.

«Официальные представители обеих сторон подписали вчера в Кремле внушительный пакет соглашений о сотрудничестве в самых разных областях (по одному из них ЛУКОЙЛ закрепляет за собой немалую долю в добыче нефти на Каспийском шельфе и ее последующей транспортировке), – отмечает в те дни «Коммерсант». – Президенты же заверили подписями обновленный текст базового документа – Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности. Первая версия договора согласована еще в 1992 году, но так и осталась без ратификации и не вступила в силу. Нынешняя версия, надеются президенты, будет работать».1

В аэропорту Алиева, по просьбе премьера Черномырдина, встречает вице-премьер Борис Немцов. Его непротокольные светлые брюки становятся поводом для дискредитации. Даже подводя итоги 1997 года в своей еженедельной программе на НТВ Евгений Киселев отмечал, что «от всей кипучей деятельности любимца президента почему-то ярче всего в памяти остались белые штаны на встрече Алиева в аэропорту и с треском провалившаяся кампания по пересадке правительственных чиновников с ‘Мерседесов’ на отечественные ‘Волги’».2

Он же, Киселев, в одной из программ драматично поставил крест на карьере Немцова.

В программе «Итоги» телеведущий Евгений Киселев ставит крест на карьере Бориса Немцова. Кадр из фильма «Немцов» Владимира Кара-Мурзы-мл.

«Начнем с того, что я вообще не должен был встречать Алиева, – писал Немцов позже в «Исповеди бунтаря». – Я спокойно ехал на работу, жара стояла под 35 градусов, страшная духота… Неожиданно позвонил Черномырдин и велел мне срочно ехать во Внуково встречать Гейдара Алиева.

– Виктор Степанович, я в душераздирающем виде.

– Ты что, в трусах?

– Нет, хуже: в белых штанах и в майке.

– Ничего, неплохо, – сказал глава правительства.

– Так не моя же очередь, а Чубайса.

– Чубайса мы уже задействовали на другой работе, – отрезал Черномырдин.

Пришлось разворачивать машину и мчаться в аэропорт. Заехать домой или в магазин, чтобы переодеться, времени не оставалось. Когда я приехал в аэропорт и посмотрел на МИДовских чиновников, то понял, что даже одолжить у кого-то костюм не удастся, потому что, как назло, чиновники попались совсем мелкие. Мне ничего не оставалось, как снять с охранника пиджак с золотыми пуговицами и идти к трапу.

Гейдар Алиевич вышел в шерстяном черном костюме, белой рубашке и темном галстуке. Весь потный. Обнял меня и говорит тихонько: «Я еще с советских времен был против этого дебильного протокола».

Встреча прошла нормально, мы очень быстро расселись по лимузинам, но телекамеры, естественно, зафиксировали во всех нюансах мой внешний вид и контраст с прилетевшим президентом дружественной страны.

Звонит Ельцин и спрашивает: «Ну что, встретили? Я слышал, вы как-то странно его встретили. Вы как одеты-то были?» Я рассказал.

– Это грубейшее нарушение правил. Почему вы вообще на работу в таком виде являетесь? – прорычал президент в трубку.

Подобное поведение, действительно, было нарушением традиции. Это в Индии все ходят в белых одеждах: белые брюки, белая рубашка с коротким рукавом да, и галстука нет. В Пакистане такой же этикет. В России все с точностью до наоборот. Я нарушил правила, а этого делать категорически нельзя, неприлично».3

  1. Шумилин, Александр. «Москва и Баку намерены договориться о нефти». «Коммерсант», 4 июля 1997.
  2. Киселев, Евгений. «Итоги». НТВ, 28 декабря 1997; 21:00.
  3. Немцов, Борис. «Исповедь бунтаря». «Партизан», 2007.
Ранее:
Владимир Сунгоркин становится главным редактором «Комсомольской правды»
Далее:
Начинает вещание ТВЦ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: