Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В свет выходит «Новая газета»

Она возникает в результате раскола в коллективе «Комсомольской правды» в конце 1992 года. Первым главным редактором становится Сергей Кожеуров.

Первая полоса первого номера «Новой ежедневной газеты».

«Основу редакции газеты составили около 50 бывших корреспондентов «Комсомольской правды», в числе которых известные журналисты Павел Вощанов, Акрам Муртазаев, Дмитрий Сабов, — отмечает в те дни «Коммерсант». – Учредитель новой газеты – товарищество «6 этаж». Заместитель главного редактора «Новой ежедневной газеты» Дмитрий Муратов рассказал корреспонденту Ъ, что уход журналистов из «Комсомольской правды » не был вызван каким-либо конфликтом, просто «возникло желание делать другую газету». Концепцию новой газеты г-н Муратов сформулировал как «газета для всех, без ориентации на любые политические партии». По мнению редакции, их газета будет интересна прежде всего тем, кто не удовлетворен существующими сегодня в России политическими изданиями. Привлекателен и состав редакционного совета: Лев Вайнберг, Михаил Горбачев, Сергей Кожеуров (главный редактор газеты), Евгений Сабуров, Григорий Явлинский».

Выход «Новой ежедневной газеты» поддерживает Егор Яковлев, уволенный с поста председателя «Останкино» в ноябре 1992 года. На пресс-конференции 29 июля уже президент «РТВ-пресс» Егор Яковлев, по сообщению агентства Postfactum, заявляет, что, по его мнению, оппозиционные газеты «День», «Правда» и «Советская Россия» более независимы, чем те, которые в свое время провозгласили гласность. «Большинство же СМИ находятся под влиянием президентской команды и именно поэтому, считает Е. Яковлев, 50 журналистов «Комсомольской правды», не согласившись с пропрезидентской ориентацией газеты, создали свою, — отмечает агентство. — По словам Е. Яковлева, пропрезидентской ориентацией СМИ обусловлено и наступление на печать ВС РФ». Тем не менее спустя годы Дмитрий Муратов в интервью «Афише» отрицал политическую версию раскола. «Те, кто остался, хотели делать таблоид, а мы хотели делать не таблоид», — говорил он Олегу Кашину.

Фрагмент первой полосы первого номера «Новой ежедневной газеты». 1 апреля 1993 года.

«’Новая’ начала выходить раз в неделю, а месяца через три действительно стала ежедневной, — рассказывал в интервью автору этих строк Сергей Кожеуров. – Потом был трудный период – с февраля 95-го и до конца лета, – когда газета в силу финансовых причин в Москве не выходила (хотя какое-то время номера делались и даже печатались в Новосибирске и Ростове, если мне не изменяет память). Возобновилась в августе 95-го года снова как еженедельная. И тогда это слово – «ежедневная» – очень мешало. Пришлось писать его очень-очень мелкими буквами. Потом была операция по перерегистрации. Мы выяснили, что название «Новая газета» еще на заре перестройки было зарегистрировано трудовым коллективом Старооскольского цементного завода. Но, судя по всему, эта газета так и не выходила. Мы попросили нашего воронежского редактора (у нас уже были региональные выпуски) съездить в соседнюю Белгородскую область. Никакого «трудового коллектива» уже не существовало: вместо завода появилось акционерное общество. Его новые руководители с пониманием к нам отнеслись, написали письмо в Минпечати с отказом от регистрации. Так мы вернули себе свое историческое название ‘Новая газета’» (читать интервью полностью).

«Самым трудным моментом» для «Комсомолки» в свою очередь называл это время бывший тогда главным редактором Владислав Фронин. «В определенный момент, когда появилось всеобщее журналистское опьянение перестройкой и гласностью, и мне, и большей части моих коллег в «Комсомолке» показалось, что это больше не орган ЦК ВЛКСМ, что газета — акционерное общество, — рассказывал он в интервью автору этих строк. — Давайте делить акции! Этот момент был самым трудным. Как их делить? В других изданиях, где были более умные главные редакторы, поделили акции так, что больше акций оказалось в их руках. Я этого сделать не сумел – не был этим талантом наделен, и допустил, честно говоря, ряд ошибок и промахов. Тем не менее, мы провели, по предложению группы избранных из коллектива людей, разделение акций. Было достаточное количество акций и у меня, и у замов, и у дирекции, и мы провели альтернативные выборы главного редактора. По-моему, на альтернативных выборах я избирался трижды. За этот короткий период, с декабря 88-го по октябрь 94-го, я был и назначен, и трижды избран на альтернативной основе. В первый раз у меня было, по-моему, три или четыре конкурента (Сергей Кушнерев, Сергей Кожеуров), и я эти выборы выиграл. <…> После этого случился исход проигравших – большой группы талантливых журналистов, и я не смог их удержать. Наверное, я потерял авторитет у них, они не соглашались с моей линией, считали, что газету надо делать по-иному, в более современном направлении – ином, не таком компромиссном, наверное. Они создали ‘Новую газету’. Из этого первого исхода и родилась ‘Новая газета’».

Выходные данные, указанные в первом номере «Новой ежедневной газеты». Выпуск от 1 апреля 1993 года.

О расколе в коллективе «Комсомольской правды» рассказал специально для YeltsinMedia журналист Владимир Умнов, бывший в то время заведующим отделом науки. Он говорит о конфликте между «журналистами» и «бизнесменами. Вот его рассказ:

В процессе акционирования готовились бумаги, все проверялось. И вдруг обнаружилось, что какие-то рекламные деньги идут через левую контору. Это было неприлично: мы вроде как семья, вместе делаем отличную газету… Это нам очень не понравилось. Тогда нам казалось, что это был конфликт между людьми, которые делали ежедневную газету, и людьми, которые делали на этой газете бизнес. Свой бизнес.  Другое дело, тогда бизнес был специфически устроен – колготки что ли продавали, что-то типа того.

Нам казалось, что газету делаем именно мы, журналисты — и соответственно, мы все должны решать. Тогда готовились выборы главного редактора, у нас были свои кандидаты, у «бизнесменов» — свои. Вопрос, кого выберут главным, в тот момент решался технологически. Оппоненты смогли провести решение, что голосуют не только журналисты, а весь коллектив редакции — корректоры, верстальщики и много других замечательных людей, прекрасных, но — очень земных. Они понимали, чего ждать от тогдашнего главного редактора – Владислава Фронина (профессионала и, как я сейчас понимаю, человека хорошего), и опасались, что его сменит кто-то непонятный. И проголосовали не за нашего кандидата. В итоге мы проиграли и ушли – делать «Новую газету».

Впоследствии главным редактором «Комсомолки» стал Владимир Сунгоркин, когда в 1997 году газету купил «ОНЭКСИМ» Владимира Потанина. С тех пор он газетой и руководит. Тогда «Комсомольская правда» испытала очередной исход журналистов, а газету все последующие годы обвиняли в пожелтении, а Сунгоркин всегда очень эмоционально относился к таким оценкам. «Я убежден, что нормальные читатели, – 90% из них – просто не понимают, о чем мы тут с вами говорим, — рассказывал он в интервью автору этих строк в ответ на подобные вопросы. – Они просто читают газету, она их устраивает. К счастью, они не слышат этих визгов, потому что не ходят на тусовки, не общаются с нашими коллегами. Они работают где-то: на пароходе плывут, шоферами, младшими научными сотрудниками…  А эти процента полтора визгливой публики, для которой способ самовыражения такой, друг друга заряжают. Вот хочешь быть приличным человеком, значит, должна исповедовать несколько вещей. Максим Соколов – мерзок, он – грязный патлатый малый. «Комсомолка» – пожелтевшая газета, а «Известия» – желтеют. <…>».

На вопрос, правда ли, что в свое время Михаил Горбачев перевел деньги от Нобелевской премии на покупку компьютеров для газеты, первый главный редактор газеты Сергей Кожеуров ответил, что это произошло в самом начале, еще до ее остановки в 1995 году. «Потом их почти все украли, — говорил он. – Мы уже месяца три не выходили, с прежнего помещения съехали и квартировали в подвальчике на Шмитовском проезде, спасибо одному доброму человеку. И вот ночью подъехали, выломали железную дверь и вынесли все, что можно. Такие лихие 90-е. Сейчас один чудом сохранившийся монитор, из тех первых, горбачевских, стоит в нашем небольшом музее. А тогда именно Горбачев помог восстановить газету: нашел спонсоров, которые дали деньги, чтобы погасить значительную часть долга перед типографией и снова начать издание. Но это уже при Диме Муратове было, его заслуга. Основная. Как и потом – Муратов, вообще, за 15 лет, что является главным редактором, столько раз и лично, и с помощью своих многочисленных друзей находил выход, когда казалось – все, выхода нет».

За 25 лет своего существования «Новая», всегда делавшая ставку на расследования и права человека, а также писавшая о проблемах на Кавказе так много и подробно, как не писал больше никто, стала изданием с самой трагической судьбой. За это время были убиты несколько сотрудников «Новой». В 2000 году редактор отдела Игорь Домников был забит в подъезде молотком и, не приходя в сознание, умер через два месяца. Юрий Щекочихин, бывший депутатом от фракции «Яблоко» и проводивший расследования о коррупции, скоропостижно умер в 2003, по официальной версии — от редчайшей аллергии, по версии редакции — от отравления. В 2006 году в лифте собственного дома была расстреляна общественный деятель и журналист Анна Политковская. Адвокат Станислав Маркелов, который вел совместно с «Новой» многие дела, и стажерка газеты Анастасия Бабурова были убиты после его пресс-конференции в Москве в январе 2009 года. Правозащитница Наталья Эстемирова, работавшая в «Мемориале», предоставлявшая информацию о нарушениях прав человека в Чечне газете в целом и Анне Политковской в частности, сама ставшая автором «Новой» в последние годы своей жизни, была похищена у своего дома в Чечне и найдена убитой в Ингушетии в июле 2009 года.

В 2006 году Михаил Горбачев и бизнесмен Александр Лебедев были объявлены акционерами «Новой». В прошлом, 2017, году Дмитрий Муратов ушел с поста главного редактора, оставшись, впрочем, в газете, а главным редактором вновь стал Сергей Кожеуров.

  1. Postfactum.Ру «Егор Яковлев: Страна выходит на новый круг борьбы за свободу печати». 29 июля 1993.
  2. Кашин, Олег. «Новая газета», 1 апреля 1993. Интервью с Дмитрием Муратовым// История русских медиа. 1989-2011. «Афиша», 6 июля 2011. https://www.afisha.ru/article/mediahistory/page10/
  3. Парамонова, Екатерина. «Паровозный свисток может стать политическим фактором». «Коммерсант», 2 апреля 1993.
  4. Ростова, Наталия. «Владислав Фронин, главный редактор «Комсомольской правды» (декабрь 1988 — октябрь 1994) «Гласность, перестройка, мы стали публиковать разные материалы. Но при этом главный редактор «КП» — все еще номенклатура ЦК КПСС». http://gorbymedia.com/interviews/fronin
  5. Ростова, Наталия. «Когда Горбачев узнал о расколе в «Комсомолке», он сам разыскал нас». Главный редактор (апрель 1993 — июнь 1994), генеральный директор (апрель 1993 — январь 2010) «Новой газеты» Сергей Кожеуров».  Republic.ru (бывший Slon.ru), 15 декабря 2010. https://republic.ru/russia/kogda_gorbachev_uznal_o_raskole_v_komsomolke_on_s-509616.xhtml
  6. Ростова, Наталия. «Мы боремся, чтобы у нас все было более-менее по-христиански» Гендиректор и главный редактор ИД «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин”, 3 августа 2009. https://republic.ru/russia/my_boremsya_chtoby_u_nas_vse_bylo_bolee_menee_po-104096.xhtml#6
Ранее:
Съезд народных депутатов РФ по-своему обеспечивает свободу слова
Далее:
"Да-Да-Нет-Да": Как проходит всенародный референдум?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: