Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Борис Ельцин подписывает предисловие к своим мемуарам, изданным при помощи Бориса Березовского

Мемуары становятся причиной знакомства президента с одним из самых одиозных олигархов 90-х.

Обложка журнала «Огонек».

В предисловии к своей второй книге «Записки президента», дополнении к «Исповеди на заданную тему», президент пишет, что после его избрания «несколько крупных издательств обратились с просьбой продолжить воспоминания». «Я всегда считал, — продолжает он, — что действующий политик не должен заниматься мемуарами, для этого существуют другие времена: пенсия, отставка — прекрасная пора для откровений и запоздалых признаний. Но в августе 1991 года случился путч. Это событие потрясло страну, да, видимо, и весь мир. 19 августа мы были в одной стране, а 21 августа оказались совсем в другой. Три дня стали водоразделом между прошлым и будущим. События заставили меня взять диктофон, сесть за чистый лист бумаги и начать работу, как казалось мне, над книгой о путче. Мой английский друг Эндрю Нюрнберг, известный литературный агент, который помогал мне в работе над первой книгой, приехал в Москву. Был заключен договор на издание новой книги. Я надиктовал тогда несколько кассет, появились первые десятки исписанных страниц. Попросил детей, жену, чтобы и они, пока события в памяти, записали на диктофон свои впечатления. Мне удалось немного поработать во время отпуска. Но на этом все почти и кончилось. Я увидел, как убежало время вперед. Да я его и сам торопил. Нелепо было писать о ГКЧП, о Крючкове, Лукьянове и Язове, когда уже начало работать правительство Гайдара, больше не стало СССР, Михаил Горбачев ушел в отставку. Я не успевал за событиями, да и не до книги уже было. Тогда я написал письмо издателям, в котором сообщил, что, к своему глубокому сожалению, не смогу выполнить ранее данных обязательств и, если они по-прежнему заинтересованы в будущей книге, прошу перенести ее издание на более поздний срок. Я продолжал что-то диктовать, что-то записывать и править. Работал чаще всего по ночам, иногда в выходные дни, во время отпуска. Мне казалось, что все это будет прочитано читателями когда-то в будущем, не скоро. Это «будущее» оказалось совсем рядом. В сентябре — октябре 93-го года в России произошли события, которые заставили меня вновь сесть за чистые листы бумаги, и через несколько недель я закончил рукопись. Я уверен в том, что именно сейчас, а не через год-два, должен рассказать, что же случилось со страной».1

Американское издание книги мемуаров президента.

Помимо семьи он выражает благодарность людям, оказавшимпомощь в работе над книгой. Во-первых, Валентину Юмашеву, заместителю главного редактора журнала «Огонек», с которым президента «связывает более чем пятилетняя творческая дружба». Одна из первых встреч журналиста с Борисом Ельциным состоялась в 1989 году, после поездки тогда еще оппозиционного политика в США, поездки, вызвавшей известный «алкогольный скандал». Тогда Юмашев опубликовал интервью с Борисом Ельциным, где тот выражал возмущение ложью в газете «Правда». Отвечая на вопрос журналиста, не сильно ли онрасстраивался, «читая весь этот бред», Ельцин говорил: «Только одна правда в статье есть, я действительно побывал в Соединенных Штатах, а все остальное – грязный и недостойный вымысел».

Во втором издании мемуаров, уже будучи президентом, Ельцин напоминает, что Юмашев помогал в работе над первой книгой. «И сейчас, все три года, пока работал над рукописью, я знал, что он рядом со мной, — сообщается в предисловии. — Наши разговоры, иногда ночью в кремлевском кабинете, иногда в самолете, иногда у камина, а чаще всего за компьютером «Макинтош», когда шла самая горячая работа над рукописью, позволяли мне постоянно чувствовать образ будущей книги. Его вкус, его советы были для меня крайне важны». Кроме того, он благодарит начальника службы безопасности президента Александра Коржакова и своих помощников Виктора Илюшина и Льва Суханова.

Благодарности Бориса Ельцина в предисловии к американскому изданию книги — Валентину Юмашеву, Александру Коржакову, Виктору Илюшину и Льву Суханову, за помощь в ее издании.

Как отмечает биограф Ельцина Тимоти Колтон, Борис Березовский и Владимир Каданников вызвались выступить в качестве финансовых гарантов публикации.2 По его данным, Березовский впервые пожал руку президенту, когда приехал подписывать договор. «Ельцину был выплачен аванс в сумме 10 % авторских отчислений от предполагаемого объема внутрироссийских продаж, — пишет он. — Иностранными правами, которые принесли гонорары в четыре или пять раз больше, распоряжался британский литературный агент Эндрю Нюрнберг. В 1994 году Березовский стал первым бизнесменом, принятым в Президентский клуб».

В книге, изданной Юрием Фельштинским после смерти Бориса Березовского, так воспроизводятся воспоминания последнего об этом моменте: «[Петр] Авен познакомил меня с Юмашевым на предмет поддержки Ельцина, которого я тогда лично не знал, на предмет написания книги. Меня эта идея заинтересовала. С президентом я познакомился. Выпуск книги Ельцина был профинансирован «ЛогоВАЗом» и «АвтоВАЗом» – несколько сотен тысяч долларов. Мы создавали не преференцию президенту, а коммерческий проект. Книга вышла. Мы вложили деньги и полностью их вернули».3 Он говорит о своей «политической ответственности», которую осознал в это время, перед собой и перед семьей, отмечает, что понял – деньгами вопрос укрепления власти не решить. «Поэтому я попытался получить влияние в СМИ, — пишет он. — С этого началась моя политическая жизнь».

Обложка книги мемуаров президента, изданных «Огоньком».

Годы спустя Петр Авен написал книгу-интервью «Время Березовского», в которой подтвердил, что знакомство бизнесмена с журналистом, которого Авен знал с 80-х, состоялось благодаря ему. «Валентин рассказывает свою версию этого знакомства, но, по-моему, он просто захотел купить в Лого-ВАЗе автомобиль», — пишет он.4 Но в интервью, опубликованном в той же книге, Юмашев так вспоминает об этом моменте, обращаясь к автору: «Я в тот момент пытался найти некое сообщество бизнесменов, которое могло бы стать собственником “Огонька”, потому что в тот момент там ситуация была сложная. В том числе к тебе приходил. <…> И ты мне говоришь: вот есть один активный бизнесмен, которому это может быть интересно. Я позвонил ему, сказал, что это Валя Юмашев, приехал к нему. Мне сказали, что он где-то здесь, вот-вот выйдет, – абсолютно по Бориному обычаю. Я прождал полчаса и уехал, потому что для меня абсолютно недопустимо, когда нужно ждать, если договорились. Дальше опять ты позвонил ему, и мы встретились. На самом деле он показался мне – это очень неточное выражение – интересным человеком. Много идей, быстро говорил, фонтанировал. На самом деле я был рад этой встрече, я был благодарен, что ты позвонил и мы с ним встретились. Но при этом его интересы были, как я понимал, больше с бизнесом связаны. Это был 1994 год».

  1. Ельцин, Борис. «Записки президента». Издательство «Огонек», Москва, 1994.
  2. Колтон, Тимоти. «Ельцин». «КоЛибри», 2013.
  3. Березовский, Борис. Под редакцией Юрия Фельштинского. «Автопортрет, или Записки повешенного». «Центрполиграф», 2013.
  4. Авен, Петр. «Время Березовского». Corpus, 2018.
Ранее:
Указом президента создан Третейский информационный суд и утверждены "информационные гарантии для участников" выборов
Далее:
"Правда" возобновляет свой выпуск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: