Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

«Коммерсант» рисует портрет Бориса Березовского

Почти полосный материал, подписанный Иваном Франко, посвящен «человеку, завоевавшему репутацию ‘злого гения’ сначала российской экономики, а затем и политики».1

Полоса газеты «Коммерсант» в номере от 2 ноября 1996 года, с публикацией, посвященной Борису Березовскому.

«Помимо сомнительных эпитетов вроде ‘злого гения’, ‘мастера политической интриги’, а то и похуже, Борис Березовский удостоился от журналистов еще и других — ‘экскурсовода в коридорах власти’, ‘кремлевского лоббиста номер один’, ‘теоретика и практика принятия решений’, — пишет автор. — И хотя в каждом определении есть натяжка, факт остается фактом: Березовский ныне одна из самых таинственных и влиятельных фигур как в российском бизнесе, так и в политике. ‘Феномен Березовского’ заслужил самые противоречивые оценки наблюдателей — от искреннего восхищения до искренней ненависти. ‘Проходимец!’ — негодуют враги».

Автор описывает достижения Березовского — создание «ЛогоВАЗа», финансовых пирамид, участие в нефтяном бизнесе. Большая часть текста посвящена и медиабизнесу Березовского. «Эти три буквы — ОРТ — многие вообще не способны произносить спокойно, — пишет автор. — И дело не в том, что Березовский ручается за неприкосновенность резервов AVVA — они уже мало кого волнуют. ‘Березовский — человек, сделавший антироссийский информационный переворот на первом канале телевидения’, — так охарактеризовал его председатель Госдумы Геннадий Селезнев в минувшую среду. Акционирование канала и создание ОРТ коллеги Селезнева по Думе восприняли как информационную и политическую диверсию. У Березовского другое мнение. ‘Мы предотвратили развал главного национального канала. Халява закончилась, мы перекрыли реки воровства!’ — подвел он первые итоги преобразованиям на канале. Считает он удачной и саму форму акционирования: с одной стороны, участие частного капитала помогло сделать канал конкурентоспособным на телерынке. С другой, имея 51% акций, государство сохранило полный контроль над каналом. Между тем сама процедура акционирования первого канала телевидения имела некий налет скандальности. По слухам, пул акционеров формировался в таком стиле: ‘На проводе Березовский. Вы назначаетесь акционерами ОРТ, готовьте деньги’. Возможно, это лишь красивая легенда. Глава группы ‘МЕНАТЕП’ Михаил Ходорковский впоследствии рассказывал в интервью Ъ, что ему позвонил Борис Березовский и предложил участвовать в ОРТ на условиях 5% уставного капитала. Сумма инвестиций, запланированная на 1995 год, составляла $150-200 млн. Свое согласие Ходорковский объяснил так: ‘Я ему полностью доверяю: он создал свое дело, которое успешно развивается’. Подобным же образом отреагировали на предложение все те, кто сегодня входит в совет ОРТ (за исключением Инкомбанка). Между тем, по утверждению осведомленных источников на телевидении, Березовский оказался единственным из акционеров канала, кто вложил в него живые деньги, причем из собственного кармана (под таковым подразумевается Объединенный банк, контролируемый ‘ЛогоВАЗом’). Государство не выделило на финансирование ОРТ в 1995 году ни копейки. Ирония судьбы: идею акционирования канала, которую долго вынашивал Александр Любимов, осуществил автоторговец Березовский, а первой жертвой строительства ‘канала нового типа’ стал бывший соратник Любимова и первый генеральный директор ОРТ Владислав Листьев. Говоря о возможных причинах его убийства, Березовский намекал на существование ‘мощных противодействующих сил’, не заинтересованных в преобразованиях на канале (этот тезис часто использовался, чтобы парировать нападки недругов из Госдумы). Совсем иная версия жила в общественном мнении, полагавшем вначале, что имя этой ‘силы’ — Сергей Лисовский. Но как ни странно, первые вопросы у правоохранительных органов появились именно к Борису Березовскому, в офисе которого был проведен обыск. Финал этой истории мог придумать только ‘парадоксов друг’ Березовский: разобравшись с рекламными агентствами, он создает рекламное подразделение на канале (‘ОРТ-Реклама’), во главе которого ставит Сергея Лисовского. ‘Ведущий профессионал в этой области’, — назвал его Березовский. В результате родился новый миф: Березовский и Лисовский подмяли под себя первый канал.  Этот миф базируется на одном немаловажном факте: у Березовского, помимо ‘политического’ интереса к ОРТ, был и чисто экономический. Дело в том, что еще задолго до акционирования первого канала Березовский при помощи своей рекламной структуры ‘ЛогоВАЗ-Пресс’ предпринимал активные попытки пробиться на сверхприбыльный в то время рынок телевизионной рекламы, и в первую очередь, на первый канал. Но до определенного момента дорога для него туда была заказана: этот рынок был строго поделен. Кстати, именно с этими попытками некоторые связывают покушение на Березовского летом 1994 года, когда в результате взрыва автомобиля погиб его телохранитель. Акционирование ОРТ резко изменило ситуацию: теперь хозяином ее стал Березовский. Между тем интересы самого Березовского одним ОРТ не ограничиваются: ‘ЛогоВАЗу’ принадлежит также 26% акций МНВК (TV-6). Кроме того, ‘ЛогоВАЗ’ финансирует журнал ‘Огонек’, а Объединенный банк — ‘Независимую газету’. Так автомобильный и нефтяной магнат ‘взял на себя’ обещание Виктора Черномырдина («‘Независимую газету’ государство в беде не оставит») и начал собирать свой медиа-бизнес. Впрочем, бизнес ли? Полноте, говорить о прибылях от его печатных СМИ, равно как и от ОРТ, несерьезно. ‘Все это чистая политика’, — скажет осведомленный читатель. И продемонстрирует свою неосведомленность».

Автор также обращает внимание на роль бизнесмена в кампании Бориса Ельцина. «Настоящим боевым крещением для Бориса Березовского становится участие в подготовке предвыборной кампании президента — мероприятии, которое смело можно назвать коммерческим проектом десятилетия, — замечает он. — Почему коммерческим? Да потому что на кону стоял не интерес одной или нескольких финансовых группировок — речь шла о выживании всего российского бизнеса в целом. И то, что Березовский становится одним из идеологов этой кампании, — логическое завершение всех его предыдущих шагов на пропагандистской ниве. Говоря о своей роли на ОРТ, Березовский замечал: ‘К этому можно подходить как к политике, можно как к бизнесу. Я попытался рассмотреть оба варианта’. Но если телевидение как бизнес пока не приносит особого дохода, то его влияние на политику и экономику огромно. И слова о том, что российский бизнес заинтересован в стабильности, превратились в кредо Березовского как бизнесмена-политика. Так финансово-промышленно-издательский магнат входит в круг лиц, облеченных особым доверием политического истеблишмента. Заговорили о роли Березовского в пропаганде блока ‘Наш дом — Россия’, которую он выполнял в связке с тогдашним главой ИТАР-ТАСС, а позднее вице-премьером Виталием Игнатенко (также членом совета директоров ОРТ). Причем якобы именно на Березовского было возложено финансовое обеспечение блока. Думается, что и в период создания ОРТ, и в дальнейших предвыборных баталиях влияние Березовского на этот самый истеблишмент неуклонно росло как вглубь, так и вширь — ведь ему удавалось поддерживать тесные контакты с людьми совершенно противоположных взглядов — от Анатолия Чубайса до Александра Коржакова. Кстати, среди экспертов получила популярность версия, что именно Березовский приложил руку к возвращению Чубайса».

Владельцем самого издательского дома ‘Коммерсант’ Борис Березовский станет в 1999 году.

  1. Франко, Иван. «Человек, умеющий решать вопросы». «Коммерсант», 2 ноября 1996.
Ранее:
В «Известиях» выходит статья о возможном израильском гражданстве Бориса Березовского
Далее:
Борису Ельцину проводят операцию на сердце

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: