Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

«После заката гласности»: анализ ВЦИОМ

Фото: Иллюстрация «Московских новостей»

«Московские новости» публикуют статью социологов ВЦИОМ Бориса Дубина и Юрия Левады, которые объясняют падение тиражей печатной прессы. (О проблеме падения тиражей читайте статью первого выпуска YeltsinMedia.)

«Пресса была главной средой и опорой общественного феномена, который обозначается непереводимым словом «гласность», — пишут они. — Гласность стала мотором «перестройки». Если продолжать эту линию сравнений, придется сказать, что мотор, давно работавший с перебоями, заглох. С эпохой гласности общество вкусило глоток свободы, и это привело к ошибочному отождествлению понятий гласности и свободы (мысли, слова, отчасти и действия). Сегодня свобод у нас больше, чем три-пять лет назад, а гласность развеялась «как дым, как утренний туман». Исчерпана та уникальная социальная функция, которую исполняла пресса на заре социально-политического кризиса. Дело сделано. Колпак принудительного единомыслия и торжественного славословия в адрес «самого передового строя» сломан необратимо. Вернуться к состоянию девственного отупения не сможет никто. Как и вернуться к общественной атмосфере эпохи гласности».

Гласность опиралась на старые, специфические структуры воздействия на умы, пишут социологи, — массовую прессу и публицистику. Наиболее характерными для медиа страны они называют две черты: обращение к массе и стремление к мобилизации. «Не информирование, не просвещение, да и не организация людей, а именно мобилизация, то есть возбуждение и упорядочение страстей человеческих», — объясняют они, и рассчитана эта мобилизация исключительно на массы, то есть на читателя без специфических групповых, профессиональных и культурных интересов. А после окончания эпохи гласности новые условия для прессы таковы, что нет пространства для смелых намеков, так как «само понятие публичной смелости лишилось смысла». Нет мобилизующего потенциала прессы. Нет общих сплачивающих символов. Нет массового читателя.

«Часто говорят о растущей деполитизации масс, утрате интереса к политике, — добавляют они. — Данные многих опросов свидетельствуют о росте политического индифферентизма. Но следует учесть, что тот взрыв массового политического интереса, который наблюдался года три назад, скорее напоминал политическое возбуждение, чем реальное участие в реальной политической жизни».

(Проблему падения тиражей в первом выпуске YeltsinMedia также объяснял глава нынешнего Левада-Центра, социолог Лев Гудков.)

 

Дубов, Борис; Левада, Юрий. «После заката гласности. Размышления об очевидном и ожидаемом». «Московские новости», 31 мая 1992.

Ранее:
Конференция "Freedom Forum" и "Известий"
Далее:
Выходит газета "Век"

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: