Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В свет выходит журнал «Итоги»

Империя Владимира Гусинского оформлена: к телеканалу (НТВ), радиостанции («Эхо Москвы») и газете («Сегодня») , наконец, добавляется журнал. Он выходит совместно с американским Newsweek в группе «Мост» (в следующем году она будет преобразована в «Медиа-Мост»). Это четвертое иноязычное для Newsweek издание, после японского, корейского и испанского.

Во главе издания — политический журналист Сергей Пархоменко, известный прежде по «Независимой газете» и «Сегодня».

Обложка первого номера журнала «Итоги». Из собрания Библиотеки Конгресса.

«Мы все знаем, что журнал ‘Итоги’ начинает издаваться в исключено важное для России время, в преддверии июньских выборов, — отмечает в приветственном слове главный редактор Newsweek Мейнард Паркер. — За ту неделю, что мы провели в Москве, работая над журналом, мы успели встретиться с несколькими ключевыми фигурами российской политики, в частности, с некоторыми из тех, кто надеется занять президентское кресло. Все они, независимо от политических позиций, казалось, были едины в том, что Россия находится на распутье, что для нее настал момент, когда необходимо совершить исторический выбор».1

«Мы намерены делать это дело долго и здорово, — в свою очередь отмечает Сергей Пархоменко. — Мы намерены сделать журнал нашей мечты. Такой, которого никогда в этой стране не было. Мы изобретаем — заново, с нуля, жанр (а на самом деле, наверное, целый тип) ‘ньюсмэгэзина’ для России. Пора. Стоит оглянуться назад: новая российская пресса существует пять лет. Все начиналось, в хронологическом порядке, с ‘Коммерсанта’ (еще еженедельного, еще таблоидного формата) и с ‘Независимой’. Две газеты — две компании (через ‘о’, я настаиваю); два подхода; два стиля; две традиции; вообще два мира: неудивительно, что переходы из одного в другой удавались только в редчайших случаях. Идея ‘Коммерсанта’ — это газета-завод. В ряд станки, производственная дисциплина, план, вал, жесткая иерархия синих и белых воротничков. ГОСТы, типоразмеры, спецификации, допуск плюс-минус полпроцента. Оплата по факту. Закрыл наряд — пройди в кассу. Не можешь — научим. Не хочешь — заставим. Недоволен — пошел вон. Просто, но эффективно. Идея ‘Независимой’ — это газета-студия. Художественное товарищество. Барбизон. Культ автора, неприкосновенность мнения, таинство иноговорения. Горькие рыдания и вопли восторга над клавиатурой при чтении только что написанного собственного текста. Тяжело, но упоительно. <…> Все схемы, чудесные в своей стерильности и своем максимализме, развалились к исходу второго года. Дисциплинированные, подтянутые аскеты как-то обмякли и снизошли до ‘Домового’ с ‘Автопилотом’. Мятущиеся души поклонников независимости мнений реинкарнировались в мускулистую ‘Сегодня’. Что-то подобное произошло и на телевидении: эволюция от РТР к НТВ оказалась необратимой, как дарвиновская сила естественного отбора. Выяснилось, что журналистика требует вовсе не лихорадочного блеска в глазах, а прежде всего хладнокровия и расчетливости. Еще — длинного, стайерского дыхания. И денег. Очень много денег».2

Пархоменко отмечает, что в нише, которую намерен занять журнал, практически нет конкурентов.

Кадр из фильма Маши Слоним «Тяжкое бремя свободы».

Во время давления на «Медиа-Мост» в 2001 году вслед за Пархоменко ушел весь коллектив журнала. Интересуясь о тех событиях годы спустя, автор этих строк получила от него такой ответ: «Давайте назовем вещи правильными именами. Никто никуда ни за кем не уходил. Ни один человек. Это – первый и последний в истории русской журналистики случай полного локаута. Команда была уволена в один день, ‘по сокращению штата’, в полном составе. 74 человека. Ни один человек не написал заявления об уходе сам. Никто не говорил ‘я ухожу’ и ни одному не говорили ‘оставайся’. Всех просто поставили перед фактом. Мы пришли 17 апреля 2001 года, во вторник, на работу и нам сообщили, что мы все уволены: потому что наши должности сокращены. Нам позволялось, начиная с такого-то часа, по одному, в сопровождении охранника, заходить в отдел кадров издательского дома – получать извещение об увольнении. Никто не мог даже зайти в редакцию за оставленными там вещами… Другое дело, что потом, спустя несколько недель, начали обзванивать по одному и спрашивать: не хочет ли кто вернуться обратно в журнал. На это согласились два корректора и один водитель – шофер моей главноредакторской машины, который потом много лет, как мне рассказывали, был персональным водителем тещи генерального директора издательского дома – была там и такая должность…»3

После ухода Пархоменко и его коллектива журнал Newsweek снял с обложки свой логотип, а «Итоги» стали издаваться рядом журналистов газеты «Сегодня» во главе с Кириллом Дыбским. В 2013 году холдинг «Газпром-Медиа», который издавал журнал, решил его закрыть.

В Россию Newsweek пришел еще раз в 2004 году, когда в издательском доме Axel Springer стал выходить «Русский Newsweek». Журнал был закрыт в октябре 2010-го. Его главными редакторами были Леонид Парфенов, Кирилл Вишнепольский и Михаил Фишман.

  1. Паркер, Мейнард. «Теперь — в России». «Итоги», 18 марта 1996.
  2. Пархоменко, Сергей. «Дальше — вместе с Newsweek». «Итоги», 18 марта 1996.
  3. Ростова, Наталия. «‘Журналисты проиграли дуэль власти’.  Главный редактор журнала ‘Итоги’ (май 1995–апрель 2001), главный редактор ‘Еженедельного журнала’ (ноябрь 2001–февраль 2003) Сергей Пархоменко». Slon.ru/ Republic.ru, 29 сентября 2009. https://republic.ru/posts/13201
Ранее:
Игорь Малашенко соглашается войти в предвыборный штаб Ельцина
Далее:
В «Советской России» опубликована предвыборная платформа Геннадия Зюганова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: