Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Проходит «устричный бал» «НГ»

«Независимая газета» отмечает своего годовщину создания.

Газета, вышедшая в конце 1990-го года, отмечает годовщину рождения только в феврале 1992-го. Годы спустя в интервью РИА Новости главный редактор Виталий Третьяков объяснял это так: «Газета была популярной, авторитетной. И хотелось, естественно, первый год ее существования отметить. 21 декабря 1990 года газета впервые вышла, соответственно, в декабре, 21-го, 22-го или 23-го, я предполагал, что мы это отметим. Тем более после августа – новая власть, демократия, новое правительство, я их почти всех знал, [Егора] Гайдара, [Петра] Авена, [Александра] Шохина, [Андрея] Козырева, они были мои друзья или хорошие знакомые. Советский Союз разрушался, текучка отвлекала, и никак нельзя было сконцентрироваться — и я понял, что в нужный день, в нужную дату, ровно год спустя, я просто не устрою этот праздник, не получится. И я перенес его на 29 февраля (1992 год был високосный) 1992 года».

«Горбачев, Шапошников, Руцкой, Гайдар и еще тысяча именитых гостей собрались 29 февраля на праздник «НГ», – гласит заголовок на первой полосе. – В этот вечер журналисты «НГ» угощали друзей и авторов газеты устрицами, доставленными самолетом из Парижа». Текст, состоящий из перечисления прибывших и оправданий для не прибывших (среди них – и президент России), завершается словами о том, что гостей ждало «угощение, которого Москва не видела с 1917 года». Устрицы, говорилось в нем, стали подарком Национальной федерации производителей устриц Франции. Помощь в организации праздника оказал собкорр газеты во Франции Александр Бангерский.

«Обрадовавшись небывало ранней и дружной весне, совпавшей к тому же с масленицей, политики посвятили неделю праздникам и увеселениям, – отмечал «Коммерсант». – Карнавальную стихию развязал главный редактор «Независимой газеты» В.Т. Третьяков, устроив бал с двенадцатью тысячами устриц, пятью выписанными из Парижа открывальщиками устриц и одним М.С. Горбачевым. На балу присутствовало великое множество военачальников во главе с маршалом Е.И. Шапошниковым, что имело для В.Т. Третьякова совершенно неожиданные последствия: на следующий день тринадцать маршальских порученцев, тяжело кряхтя, внесли в его редакторский кабинет гранитную глыбу размером с письменный стол, в которую были вмонтированы маленькие часы, модель самолета и табличка с благодарственной надписью от маршала, которому полюбились вкусные устрицы. Так что теперь редактор «НГ» лишен рабочего стола и принужден творить, притуляясь на редакционные подоконники».

Другим последствием приема стал скандал. Третьяков вспоминал это так: «Мало того, что Третьяков Горбачева назвал президентом СССР, а не экс-президентом, так он еще, когда вокруг голод, на устрицы какие-то там миллионы тратит! Все сразу о голоде вспоминают, рыночники вдруг в этот момент вспоминают о голоде!» По его словам, газете этот праздник почти ничего не стоил, – устрицы были подарены, доставку бесплатно организовал «Аэрофлот», а деньги на концертную постановку, которую организовал Борис Краснов,  внесли другие спонсоры. «Эти 3 миллиона, – говорил он, – были – за абсолютную точность опять же не ручаюсь, но вряд ли сильно ошибусь – получены: миллион рублей – от [Владимира] Гусинского, это достал Миша Леонтьев, который тогда сильно дружил с Гусинским; миллион рублей от «Менатепа»; и миллион рублей дал Константин Затулин, это была Московская товарная биржа. Артисты все выступали бесплатно, Гена Хазанов и так далее».

«Я нашел спонсора, – вспоминал годы спустя Бангерский. – Вернее, просто поклонника нашей страны и нашей газеты, который сначала попытался заинтересовать фирмы, разводившие и продававшие плоды моря. Но они не проявили особого интереса». Им стал доктор Ришар д’Аббу, который купил устрицы. Газете пришлось понести только неожиданные траты – пять билетов Париж – Москва, туда и обратно, две ночи в «Метрополе» и экскурсию по Кремлю для чемпионов Франции по открыванию устриц.

«Собратья наши по перу в подавляющем большинстве своем не сумели скрыть зависть, принимавшую разные формы – от желчной иронии до злобной ругани, – вспоминал Бангерский. – Чувства, обуревавшие пишущую братию, довольно точно выразила Татьяна Толстая: «Людям обидно не то, что другой ест что-нибудь эдакое, а то, что он не забывает сообщить об этом городу и миру. Обидно не то, что «Независимая газета» в день своего юбилея поела устриц (жареная картошка в общем и целом вкуснее), а то, что устрицы в европейском культурном сознании – символ запредельной роскоши».

После праздника газета учредила свои премии – «Золотая устрица» и «Серебряная устрица», вручавшиеся политическим деятелям.

  1. Бангерский, Александр. «12 тысяч устриц на закуску после путча». «Независимая газета», 21 декабря 2010.
  2. Без подписи. «Горбачев, Шапошников, Руцкой, Гайдар и еще тысяча именитых гостей собрались 29 февраля на праздник «НГ». «Независимая газета», 3 марта 1992.
  3. Без подписи. «Прежде всего». «Коммерсант», 9 марта 1992.
  4. Морев, Глеб. «Третьяков: где небоскреб «Независимой газеты»?». РИА Новости, 3 декабря 2013. https://ria.ru/media_Russia/20131203/972350610.html
Ранее:
Указ о Российском агентстве интеллектуальной собственности
Далее:
Выходит газета We/Мы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: