Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Невыход «Взгляда»

В эфир не выходит «Взгляд».

Выпуски «Взгляда» запрещены еще и 4, и 11 января, после чего станет ясно, что он окончательно закрыт. «Ставшая первой жертвой политической цензуры нового руководства ЦТ во главе с Леонидом Кравченко» – так о программе напишет газета «Коммерсантъ». «Взгляд» вернется в эфир спецвыпуском после путча (см. 19-21 августа 1991, о назначении Кравченко главой Гостелерадио см. 14 ноября 1990.)

Цензура программы связана с отставкой министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе. 20 декабря с трибуны Верховного Совета СССР он неожиданно заявил об уходе со своего поста, в знак «протеста против наступления диктатуры». Выразив глубокую благодарность Михаилу Горбачеву, назвав себя его другом и единомышленником, Шеварднадзе сказал: «Я всегда поддерживал и буду до конца моих дней поддерживать идеи перестройки, идеи обновления, идеи демократизации. Мы сделали великие дела на международной арене». Но тут же «заявил со всей ответственностью», что «наступает диктатура», что «никто не знает, какая это будет диктатура и кто придет, что за диктатор и какие будут порядки». «Я не могу примириться с теми событиями, которые происходят у нас в стране, с теми испытаниями, которые ждут наш народ», — заключил он.

Как отмечает исследователь Георгий Вачнадзе, Центральное телевидение перестало упоминать о Шеварднадзе «через несколько часов после его заявления, хотя он еще три недели продолжал исполнять обязанности министра иностранных дел». (Вместо Шеварднадзе министром был назначен Александр Бессмертных, который потерял свой пост во время развала СССР. А Михаилу Горбачеву пришлось искать новую кандидатуру на пост вице-президента — планировалось, что его займет Шеварднадзе — в итоге пост был предложен Геннадию Янаеву, ставшему одним из участников августовского путча.)

Через неделю, 27 декабря, Леонид Кравченко, будучи в Кремле, позвонил, как он рассказывает в мемуарах, своему первому заместителю, поинтересовался, «какие у них есть неотложные вопросы». Кравченко пишет: «Он сообщил, что в популярной программе «Взгляд», выходящей в эфир на следующий день, предусматривается большое интервью с Шеварднадзе. Но правильно ли это? В ответ я высказал предположение, что ушедший в отставку министр вряд ли согласится давать интервью. Но на всякий случай решил посоветоваться с президентом. Ближе к вечеру, в перерыве между заседаниями, подошел к Горбачеву и рассказал о существующем замысле. В ответ он откровенно высказал свои сомнения: «Знаешь, Леонид, это несвоевременно. Эдуард Амвросиевич очень подвел меня. Я объяснялся с ним, убедить не смог. Не думаю, что он согласится сейчас давать интервью. У него не то настроение…» Вечером, в начале девятого, как это было предусмотрено режимом работы в съездовские дни, я приехал в Останкино. После всего виденного и слышанного в Кремлевском дворце и в кулуарах на душе было тревожно и неуютно. По всему чувствовалось, что где-то в самых высоких политических сферах происходят подвижки, которые могут серьезным образом отразиться и на нашей работе».

Поговорив со своими тремя замами и главным редактором молодежных программ ЦТ Александром Пономаревым, отмечает Кравченко, он связался с помощником Шеварднадзе Игорем Ивановым и спросил, возможно ли участие министра в завтрашней программе. Иванов ответил, что тот «зарылся в листьях», и «его даже Горбачев найти не может». И только после этого Кравченко встретился с ведущим «Взгляда» Александром Любимовым и предложил пригласить в качестве основного гостя Геннадия Янаева. Тот отказался. «Хотя, как показали дальнейшие события, думаю, что интервью с Янаевым, возможно, стало бы историческим».

Команда «Взгляда» предложила начальнику разговор в эфире с ближайшими помощниками экс-министра – Теймуразом Степановым и Сергеем Тарасенко, однако тоже получила отказ. Обсуждая следующий выпуск «Взгляда», который должен был выйти в эфир 4 января, Любимов предложил повторить передачу о поездках Шеварднадзе по странам Африки. И на этот вариант Кравченко не пошел.

«Настоящей провокацией», «неожиданностью», «коварной подлостью по отношению к человеку, который все делал накануне, чтобы спасти выход передачи, но не получилось» назовет Кравченко последующее выступление диктора Игоря Кириллова. Кравченко так цитирует Кириллова о невыходе передачи: «Сотрудники программы «Взгляд» сообщают, что сегодня передача не выйдет в эфир, поскольку у взглядовцев кардинально разошлись взгляды с председателем Гостелерадио СССР Леонидом Кравченко относительно итогов закончившегося съезда народных депутатов». (Цитата Кириллова по «Коммерсанту»: «Программа «Взгляд» сегодня снята с эфира. Такое решение принято в результате обсуждения руководством телевидения предложенных авторами и ведущими оценок некоторых событий, происшедших на Съезде народных депутатов».)

В этот же день Александр Любимов и Александр Политковский заявили «Радио Свобода», отмечает журналист Вера Тольц, что Кравченко запретил выход программы с обсуждением отставки, которая не была сюрпризом ни для Горбачева, ни для других политиков.

На следующий день в «Комсомольской правде» появилась статья Александра Васильева «С глаз долой, из «Взгляда» вон. Кто и почему запретил телепередачу с участием помощников Э. Шеварднадзе?». В ней приводились слова Теймураза Степанова (цитата — по Вачнадзе): «После отставки Шеварднадзе возникла странная ситуация. На Западе — все бушует, а здесь у нас какая-то зона молчания. Выдвигаются версии одна глупее другой. Вот потому мы и решили с Тарасенко выступить во „Взгляде“». Он не знал, почему в этом было отказано. А Любимов в свою очередь рассказал, что повтор фильма «Команда», о Шеварднадзе и его сотрудниках, запрещен к показу 4 января. «Ситуация более чем странная, — заключает журналист «Комсомолки». — К тому, что со «Взглядом» порой происходят такие вещи, мы уже привыкли. Но сейчас речь о Шеварднадзе, чье имя, похоже, вообще запретили упоминать в эфире. Кто же теперь поверит в заявления о том, что внешняя политика СССР остается неизменной?»

«Коммерсантъ-Weekly», рассказывая о конфликте, ссылается на наблюдателей: «Началось удаление с ЦТ всех передач, которые не стыкуются с линией на «защиту телевидением государственных интересов», декларированную президентским Указом «Об упорядочении телевизионного и радиовещания в СССР»». (Постановление с таким названием принято на самом деле Советом министров СССР, а «Коммерсантъ», очевидно, имеет в виду указ президента СССР «О демократизации и развитии телевидения и радиовещания в СССР», см. 11 июля 1990 Н.Р.). В этом указе, напоминало издание, содержалось положение о том, что «недопустимо превращение государственного телерадиовещания в средство пропаганды личных политических взглядов его работников», которое и послужило для руководства Гостелерадио прямым руководством к действию. (В документе положение звучит так: «Недопустима монополизация эфирного времени той или иной партией, политическим течением или группировкой, а также превращение государственного телерадиовещания в средство пропаганды личных политических взглядов его работников».) Газета замечает, что «пока остается неясным, от кого исходит инициатива конкретных запретов на ЦТ и насколько председатель Гостелерадио самостоятелен в принятии решений».

«Уже на следующий день я вышел сам в эфир вечером и рассказал телезрителям, где правда, а где ложь и чистой воды провокация», — напишет в мемуарах Кравченко.      29 декабря в интервью Александру Крутову он опроверг, что закрыл программу, подтвердил, что не рекомендовал показывать интервью бывшего министра, объяснив это неготовностью программы.

«Коммерсантъ-Weekly» фиксирует: «2 января в середине дня заместителю председателя Гостелерадио СССР Григорию Шевелеву была направлена верстка «Взгляда», в целом совпадающая с вариантом, не вышедшим в эфир 28 декабря. Фрагменты видеоматериалов, не вошедшие в фильм «Команда-1» о Шеварднадзе, и комментарий «Взгляда» под названием «Замены в Команде — игра окончена?» с участием помощников Шеварднадзе Сергея Тарасенко и Теймураза Степанова были сохранены. 2 января в 17.30 Григорий Шевелев, позвонив главному редактору главной редакции программ для молодежи Центрального телевидения Александру Пономареву, «дал добро» на выход «Взгляда» в эфир. Всеобщее удивление сотрудников вызвали слова Шевелева о том, что «согласовывать с Кравченко не надо». К утру 3 января основные блоки программы были смонтированы. Кроме Сергея Тарасенко и Теймураза Степанова, в студию 4 января согласились прийти генерал Родионов (комментарий по военной реформе), Александр Бовин (комментарий по теме «Уходящий комми» — читай «коммунизм»). Тем не менее 3 января в 13.00 Григорий Шевелев сообщил Александру Пономареву и Александру Любимову, что        4 января «ВиД» выйдет без «Взгляда». Запрет он мотивировал следующей фразой: «Я всю ночь думал и понял, что принял скоропалительное решение»».

Когда программа вновь не вышла в эфир, уже 4 января, ведущий Игорь Кириллов опять появился с сообщением перед зрителями «Орбиты» на Дальнем Востоке. Программа не выйдет в эфир по тем же политическим причинам, что и неделей раньше, сказал он.

Вместо «Взгляда» выходит фильм «Лицо экстремизма». Демократическая пресса негодует. «Нас пытаются убедить, что «новый курс» направлен на деполитизацию вещания, — возмущены «Московские новости» (цитата — по Лысаковой). — Но как в это поверить, если 4 января взамен запрещенного «Взгляда» появляется кое-как сляпанный, на скорую руку озвученный неуклюжим дикторским текстом фильм «Лицо экстремизма»? Он наконец-то раскрывает «истинную причину армяно-азербайджанского конфликта», который результат происков британской военной разведки».

«Аргументы и факты» сообщают, что 8 января «руководителю программы А. Любимову в кабинете заместителя председателя Гостелерадио П. Решетова было заявлено, что программа снимается с эфира на неопределенное время» (цитаты — по Вачнадзе). «Мы видим в этом не просто единичный факт закрытия эфира для «Взгляда», а подтверждение определенных тенденций, которые появились в нашей политической жизни, — отмечает руководитель телекомпании «ВиД» Андрей Шипилов. — Я это воспринимаю как проявление политической цензуры, которая по закону «О печати и других средствах массовой информации» запрещена». Ведущий Владислав Листьев добавляет: «На протяжении двух с половиной лет на телевидении была возможность выражать различные точки зрения. «Взгляд» это и делал. Мы вписывались в общую тенденцию, более того, были первыми. Сейчас, когда потребовалось укрепление централизованной власти, тенденция стала меняться. Мы пришлись не ко двору».

9 января принимается решение о «приостановке» программы, и 11-го числа она вновь не выходит в эфир. Первый заместитель председателя Гостелерадио Петр Решетов подписывает «Указание», в котором говорится следующее (цитата — по Раззакову):

«1. Главной редакции программ для молодежи ЦТ (т. Пономарев А. С.) представить уточненную творческую концепцию программы «Взгляд», основные тематические направления, предлагаемые для разработки в 1991 году, с учетом обсуждений, состоявшихся на встречах с руководством редакции, авторами и ведущими передачи.

  1. Поручить товарищам (фамилии) разработать условия контракта, предусматривающего права авторского коллектива программы «Взгляд», взаимную ответственность руководства ЦТ и указанного коллектива за содержание и качество программы, соблюдение технологии ее подготовки, эфирной дисциплины.
  2. До рассмотрения указанных выше вопросов приостановить производство и выход в эфир программы «Взгляд».

Белла Куркова, глава Ленинградского телевидения, предлагает программе эфир на своем канале. Первым становится выпуск о событиях в Литве (см. 11 января 1991). Позже «Взгляд» начинает записывать видеокассеты и распространять их через телецентры в трех республиках Прибалтики, в Грузии, Армении, Молдове и Сибири, а также через 200 кооперативных и местных студий кабельного и эфирного телевидения. Их станут называть «Взглядом из подполья». Позже взглядовцы решат создать акционерное общество и продавать продукцию частным лицам и видеосалонам. Так появится телекомпания«ВиД» («Взгляд и другие»).

Годы спустя Кравченко напишет: «В ходе политических баталий ведущие программы обрели большую известность в стране своими независимыми демократическими взглядами. Они не постеснялись использовать собственную популярность во время кампании по выборам народных депутатов Российской Федерации. Почти все они были выдвинуты кандидатами в народные депутаты по списку от движения «Демократическая Россия». Само это движение решительно поддерживало Бориса Ельцина и перешло в оппозицию к Михаилу Горбачеву. Как следствие, и программа «Взгляд» стала занимать откровенно антигорбачевскую, антиправительственную позицию. Я знал об этом. Понимал, почему взглядовцы попытались целиком посвятить передачу Шеварднадзе. Ведь он, по существу, переходил в оппозицию к президенту. И передо мной вставала непростая задача. С одной стороны, я был категорически против введения какой бы то ни было цензуры на телевидении. С другой — трудно было примириться с тем, что на государственном телевидении за деньги, выделяемые правительством, создается программа, которая откровенно дискредитирует президента и правительство. Более того, «Взгляд» все больше стал использоваться как влиятельный инструмент в противостоянии Горбачев — Ельцин».

Годы спустя Александр Политковский  в интервью автору этих строк признает, что «Взгляд» был на стороне Ельцина, хотя «по журналистской идее, не надо было». «И у того были тараканы, и у этого, – говорил он. – Надо было быть более объективным. Но общество требовало перемен, Ельцин был неким знаменем  <…>». А о периоде совмещения депутатства с журналистикой скажет так: «Я и сегодня убежден, и тогда был, на сто процентов, что журналист не должен <…> быть никаким депутатом Верховного совета, ни сенатором. Человек должен заниматься своей работой. Но в тот момент необходимо было победить на выборах. У меня был национально-территориальный округ, за меня четверть Москвы голосовала, нужно было не пропустить, победить в выборах, чтобы сделать какие-то перемены».

Факт закрытия программы на рубеже 91-го года воспринят совсем не так, как хотелось бы Кравченко. Игорь Кириллов 11 января вновь выходит в эфир с сообщением о невыходе «Взгляда»: «Оттепель закончилась. Наступают крещенские морозы» (цитита — по воспоминаниям Дмитрия Захарова в книге Евгения Додолева «The Взгляд»).

Сам Додолев, автор книги, напоминает: «ТВ тогда было предельно политизированным, развлекухой не баловало, а самые яркие звезды Центрального телевидения были параллельно и действующими политиками: ведущие «Взгляда» Александр Любимов, Владимир Мукусев и Александр Политковский с весны 1990 года вовсю депутатствовали в Верховном Совете РСФСР. Забавно, что Любимов, возмущенный в тот Новый год действиями цензоров, публично пригрозил такой депутатской опцией, как «обращение за поддержкой к правительствам иностранных государств», что воспринималось тогда совершенно нормально – ну куда еще бежать за справедливостью? Конечно, к «цивилизованным» народам… Политковский собирался протестовать по-другому – готовил политическую голодовку и/или нелегальный прорыв в эфир. Последнее, замечу, не было столь уж нереальным в контексте царивших в ту пору настроений в «Останкино» – выпускающий Андрей Разбаш вполне готов был такой демарш осуществить технологически. В кулуарах стали поговаривать о целесообразности разделения эфира на «президентский» (прогорбачевский) и «российский» (проельцинский), то есть назрела тема конфронтации взглядов».

Уже в январе начнутся публичные протесты против деятельности Кравченко на посту главы Гостелерадио, с призывами деятелей культуры бойкотировать ТВ (см. 10 января 1991). Они выльются в массовые демонстрации (см. 22 февраля 1991). Во время освещения событий в Прибалтике (см. 13 января 1991) с проблемами столкнется другая телевизионная программа — ТСН. В марте она будет отцензурирована, а ее главные ведущие уволены (см. 11 марта 1991). Возмущение общественности не помешает Горбачеву утвердить Кравченко главой реформированного телевидения (см. 8 февраля 1991), который будет на этой должности до окончания путча (см. 19-21 августа 1991). И хотя заместитель Кравченко Валентин Лазуткин пообещает в марте возродить «Взгляд», этого не произойдет.

После закрытия программы Владимир Мукусев уедет в Новосибирск, где начнет работать с Яковом Лондоном; его НТН-4 станет одной из первых независимых телекомпаний страны. А через 10 лет в книге, посвященной десятилетию I Съезда народных депутатов РСФСР, Мукусев скажет: «Если бы вновь вернуться туда, в 90-й, я вряд ли бы согласился «идти в депутаты». Почему? Журналистом я мог одним трехминутным сюжетом решать проблемы, на решение которых депутату Мукусеву приходилось тратить месяцы, а то и годы. «Взгляд» называли всесоюзной жалобной книгой. Сегодня у людей нет этой книги, им некуда идти со своей бедой, им некого просить о помощи».

Ведущие Александр Любимов и Александр Политковский организуют АО «Взгляд из подполья», а после провала путча станут вести программы «Политбюро» и «Красный квадрат». Владислав Листьев, в свою очередь, запустит программы «Поле чудес» и «Тема», а Дмитрий Захаров станет лицом программы «Веди».

  1. Алексеев, Юрий. «Взгляд» ушел в подполье и стал акционерным обществом». «Коммерсантъ», 8 апреля 1991.
  2. Без подписи. «Взгляд» снова не вышел». «Коммерсантъ», 31 декабря 1990.
  3. Вачнадзе, Георгий. «Секреты прессы при Горбачеве и Ельцине». Москва, АО «Книга и Бизнес», 1992.
  4. Додолев, Евгений. «The Взгляд». Москва, «Алгоритм», 2013
  5. Залевская, И. (Ред.). «Парламент России: Политическая элита. 10 лет I Съезду народных депутатов РСФСР: Иллюстрированный информационно-аналитический альбом». Москва, 2000.
  6. Кравченко, Леонид. «Как я был телевизионным камикадзе». Москва, «АиФ-Принт», 2005.
  7. Лысакова, Ирина. «Пресса перестройки». Санкт-Петербург, «Астра-Люкс», 1993.
  8. Раззаков, Федор. «Гибель советского ТВ». Москва, ЭКСМО, 2009.
  9. Ростова, Наталия. «Телезвезды: Александр Политковский, Интервью одного из ведущих программы «Взгляд». Meduza, 25 ноября 2015. https://meduza.io/feature/2015/11/25/telezvezdy-aleksandr-politkovskiy
  10. Mickiewicz, Ellen. «Changing Channels. Television and the Struggle for Power in Russia». Duke University Press. Durham and London. 1999.
  11. Tolz, Vera. «The USSR in 1989: A Record of Events». Westview Press, Boulder, Oxford, 1990.
Ранее:
"Независимая газета"
Далее:
Газета "День"

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: