Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В эфир выходит канал СТС

Канал «Сеть Телевизионных Станций» создан при участии американской телекоммуникационной корпорации «Story First Communications».

«К моменту выхода канала в эфир договоры о сотрудничестве будут подписаны с 40 телекомпаниями в ключевых регионах России, — отмечает телевизионный обозреватель газеты «Сегодня» Григорий Симанович, анонсируя в октябре появление нового канала. – К концу 1997 года СТС планирует стать телевизионным каналом общероссийского масштаба. Сетка вещания канала СТС будет сбалансирована таким образом: 50% программ составят российские передачи и собственные программы СТС, другую половину времени займут образцы телепродукции Европы и США. По словам менеджера канала Петра Собецки, основной принцип компании – создание действительно семейного канала, передачи которого интересны телезрителям всех поколений: от самых маленьких до дедушек и бабушек. <…> Солидная инвестиционная база, которой располагает СТС, позволяет предложить телезрителям 15-17 часов высококачественных российских и зарубежных программ ежедневно. <…> В основу работы СТС заложен качественно новый технический принцип: весь цикл – от монтажа программ до передачи сигнала – происходит в цифровом виде. Сигнал транслируется через спутник, и на какое бы расстояние ни передавался сигнал, ‘картинка’ и звук остаются безукоризненными».1

В 2010 году первый генеральный директор СТС Сергей Скворцов рассказывал в интервью автору этих строк о первых днях канала.2

Вот фрагмент этого интервью:

— В 1996 году на меня вышел пресловутый Питер Герви, который тогда возглавлял Story First Communications и с которым мы были знакомы с 1982 года – по самым-самым первым телемостам. (Это те мосты были, которые даже еще в эфире не прошли, но тем не менее состоялись. Питер Герви был тогда на той стороне, американской…) С тех пор мы общались. А позже он затеял Story First. И была там такая схема: лицензии оформлялись на российские юрлица, которые американцам не принадлежали, все основывалось на неких пацанских договоренностях. В Питере, где у них были очень профессиональные люди, работала головная станция, а в Москве – достаточно мутные личности. Словом, все было выстроено через одно место. При этом существовала очень сильная, суперпрофессиональная американская команда, которая здесь, в России, не сильно могла работать – в силу объективных причин, по менталитету. И в ней был уникальный человек Том Баттиста – программный директор, легенда мирового телевидения, человек, который придумал концепт ТЖК – тележурналистского комплекта. Много лет назад он работал на какой-то станции, по-моему, чикагской. Новости они тогда снимали на кинопленку. И для того, чтобы выдать новости в эфир, нужно было провести съемку, проявить, напечатать, смонтировать и озвучить. И только после этого выдать в эфир. А Том придумал закатить на место события электронные камеры, записать на видео и таким образом опередить других, с которыми была страшная конкуренция. Как-то мы приехали на NATPE (National Association of Television Programming Executives, крупнейшая международная выставка телевизионных технологийН.Р.) в Лас-Вегас, и с ним невозможно было пройти: его останавливали тысячи человек за день. Когда-то он возглавлял группу станций CBS. С ним интересно было работать. Умнейший мужик, у которого мы очень многому научились. Научились выстраивать базу данных по правам – с этим никто не умел работать, не было больших объемов прав тогда. Научились у него выстраивать отношения с большими дистрибьюторами и правильно работать с [программной] сеткой. В качестве одного из примеров приведу такой. У нас, исторически, приобретались права на два показа в течение двух лет. А он говорит: дураки, мол, ничего не понимаете, нужно 5 лет и 7 показов. И если говорить об истории СТС, то это «Беверли Хиллс» и «Мелроуз плейс», которые были куплены именно по такой схеме, по его настоянию. Это, кстати, был один из моих последних контрактов как гендиректора СТС. По окончании последней серии вновь ставилась первая, и все это работало как часы у [Романа] Петренко и чуть ли даже еще и не у [Александра] Роднянского. Финансовый директор Брюс Баттервик тоже нас научил многому: от формы бюджета до его правильного чтения, тому, что считается сейчас азами. Он научил нас постулатам, которые можно в бронзе выбивать и вешать на стене. Например: «контракт не является контрактом, пока деньги не заплачены и не упали на счет в банке». Но в какой-то момент у них начались проблемы в американской части. Поскольку они финансировали проект очень неровно, первые полгода я был вынужден занимать деньги на зарплату.

– До вашего прихода на СТС в каком виде она существовала?

– Так же, как и ТНТ, – в виде набора станций и вещания из Питера. Это была схема, напоминающая сегодня НТС. Это, скорее, была не телесеть, а некий набор программ без единой сетки и программной политики. Не было никакой единой политики в региональных окнах – ни для местных программ, ни для рекламы. Не было русской части контента, с помощью которой можно было бы воплотить в жизнь правильные мысли, обкатанные на американском рынке. Никто не знал тогда здесь, как строится телесеть, а объяснить было сложно. Был просто набор станций. А у нас в это время что было? Только центральное телевидение. Останкино. Оттуда – бабах, и все уехало на спутник, передалось – и все приняли. Вещания по поясам тогда не было, мы это вместе придумывали и воплощали. Когда Герви приглашал нас на работу, он сказал, что необходимы две вещи: чистые сортиры и зарплата вовремя. С чистыми сортирами справились (хотя до сих пор есть куча зданий в Москве, где с этим не справились), а вот зарплата вовремя от нас не зависела. На стартап деньги должны были приходить от инвестора, но поступали они крайне нерегулярно.

– Герви сам не инвестировал?

– Насколько мне известно, нет. Главным инвестором был Майкл Вик, его партнер, который привлекал деньги своей семьи. А поскольку он – из финансовых кругов, он мог ходить по всяким финансовым институтам, банкам и привлекать какие-то еще деньги…

– На далекую Рашу.

– На далекую, непонятную Рашу 1995–1996 годов, где вообще непонятно, что будет. Вот приходят коммунисты к власти – и все. Мы с российского телевидения, кстати, ушли именно потому, что [председателя ВГТРК Олега] Попцова поперли. И вся его команда тогда развалилась. (Читать интервью полностью.)

В свою очередь другой медийный управленец – Владимир Ханумян, занимавший поначалу должность коммерческого директора СТС, в интервью, записанном в 2012 году, вспоминал: «Никакого рынка не было. Но был энтузиазм, связанный не только с тем, что мы создавали компанию, которая стала яркой, интересной, но и с тем, что мы создавали рынок – и мы, и коллеги с других каналов, и из «Видео Интернешнл». С нуля создали то, чего прежде не было вообще. Любопытно, что многие тогда считали, что телевидения как бизнеса быть не может, что это только инструмент – пиара, пропаганды, политический инструмент, вспомогательный, а не самостоятельный бизнес… Однако основатель нашей компании Питер Герви и его коллеги были американцы, и понятно, что подход к СМИ у них другой, и прямо противоположный: они считали СМИ таким же, работающим по тем же финансовым правилам бизнесом, как и другие. Правда, телевидение – это бизнес особого рода, с особой ответственностью. И мне кажется, что это ощущение ответственности – важная часть в работе медиаменеджеров».3 (Читать интервью полностью.)

  1. Симанович, Григорий. «В России появится новый телеканал». «Сегодня», 12 октября 1996.
  2. Ростова, Наталия. «Когда Герви приглашал нас на работу, он сказал, что необходимы две вещи: чистые сортиры и зарплата вовремя». Генеральный директор СТС (1996–1997), генеральный директор ТНТ (1997–1998) Сергей Скворцов. Slon.ru/ Republic.ru, 8 февраля 2010. https://republic.ru/posts/15895
  3. Ростова, Наталия. «У нас люди не готовы не только к демократии, но даже к вождению транспортных средств». Коммерческий, генеральный директор «СТС-Москва» (1996-1998), генеральный директор «СТС Регион» и «СТС-Москва» (1999-2004), исполнительный директор СТС-Медиа (2004-2008), генеральный директор НМГ-ТВ (2009–2010) Владимир Ханумян рассказал Slon о своем взгляде не современное телевидение». Slon.ru/ Republic.ru, 18 ноября 2011. https://republic.ru/posts/19580
Ранее:
Программа «Скандалы недели» снята с эфира ТВ-6
Далее:
Появляется «вечерний интернет»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: