Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Рождение «Эха Москвы»

В свет выходит «Радио-М» («Эхо Москвы»).

«Радио-М» начинает вещать на частоте средних волн 1206 кГц (прежде на ней выходил «Маяк»), позже оно станет радио «Эхо Москвы». Это первое разговорное, новостное, коммерческое радио в стране, учредителями которого выступают Московский городской совет народных депутатов, факультет журналистики МГУ, редакция журнала «Огонек» и ассоциация «Радио» при Минсвязи СССР. Зарегистрировано 9 августа Моссоветом, через 8 дней после вступления в силу Закона о печати (см. 12 июня 1990). Поначалу вещает с 18.57 до 21 часа на Москву и область, к 1994 году станет вещать круглосуточно.

Первый директор — Михаил Розенблат, а с 1992 по февраль 2014 генеральный директор — Юрий Федутинов. Главный редактор — Сергей Корзун, который еще до выхода в эфир обещает «Коммерсанту», что радио будет конкурировать не только с Гостелерадио, но и с «Радио Свобода».

«Думаю, появление и работа «Эха Москвы» сделали российский пейзаж немножко другим, – говорил Корзун в интервью автору этих строк. – Не было бы «Эха», общая конфигурация была бы все же другой. Изменили ли сознание слушателей? Не думаю. Вроде была такая задача – создать свободное поколение, создав «свободное радио для свободных людей» – слоган, который как был в начале, так и возвращается.

Особую свободу вроде не испытаешь, но по тому, что люди говорили в эфире иногда, оказывалось, что можно и то, и это. <…> Вся сила «Эха» – в прямоэфирности. Пришел человек и за свой базар отвечает – в том числе по закону.
 С самого начала радио выстраивалось как антицензурное. Мы знали, что такое советская цензура. Поэтому идея цензурировать «Эхо» или самоцензурировать его просто в голове не возникала. А как? Кого-то не звать? Так что хотя бы мы, те, кто его делал, с этим радио перестроились».

«Появление «Эха Москвы» означает, что в конкуренцию за советский коммерческий эфир, в которой кроме государственных радиостанций до сих пор участвовали только радиостанции с иностранным капиталом (Radio Nostalgie — Moscou и «Европа плюс Москва»), включились и национальные станции, — пишет в те дни «Коммерсантъ». — Эксперты пока оценивают их шансы как примерно равные, так как профессионализму зарубежных радиожурналистов придется на первых порах конкурировать за аудиторию с интересной для советского слушателя политической тематикой «Эха Москвы». Однако по мере падения интереса к политике (которое, как показывает опыт Восточной Европы, происходит достаточно быстро), советским коммерческим радиостанциям придется, видимо, усвоить западную манеру радиовещания, в соответствии с которой передачи должны быть насыщены музыкой, рекламой и короткими вставками экспресс-новостей. И в этой ситуации, по предварительным прогнозам, советскому коммерческому радио придется, возможно, отступить».

Уже в апреле следующего года руководители «Эха» заявляют «Коммерсанту», что радиостанция начала окупать текущие расходы на ее эксплуатацию. «Это стало одной из причин, позволивших «ЭМ» увеличить объем вещания: с 15 апреля к вечернему блоку добавился утренний, передачи которого выходят в эфир с 7 до 10 часов. Таким образом, объем ежедневного вещания радиостанции увеличился почти вдвое и достиг 7, а по субботам — 8 часов», — сообщает издание. Доходы поступают от рекламы: ее минута оценивается в 500-1000 рублей, а изготовление аудиоклипов в 200-600.

Проблемы с властями начинаются с самого начала вещания «Эха». Как рассказывал в интервью The New Times главный редактор радио с 1994 года Алексей Венедиктов, «ровно через месяц после создания станции, в 90-м году, на Совете безопасности СССР при Горбачеве (это мне много позже рассказал Горбачев) ставился вопрос о закрытии «Эха Москвы»: было сказано, что в 200 метрах от Кремля вещает враждебная радиостанция».

«Эхо» станет заметным в январе 1991 года, при освещении событий в Вильнюсе (см. 13 января 1991), а настоящее общественное признание получит в августе 1991-го, когда будет единственной советской радиостанцией, представляющей разные точки зрения. За три дня путча она будет отключена из эфира четырежды, подтвердив один из первых своих слоганов – «Свободное радио для свободных людей».

  1. Без подписи. «Вместо руки у Москвы теперь будет «Эхо». «Коммерсантъ», 30 июля 1990.
  2. Без подписи. «Радиостанция «Эхо Москвы»: Денег уже достаточно, но пока еще мало». «Коммерсантъ», 15 апреля 1991.
  3. Ростова, Наталия. «Изменили ли мы сознание слушателей? Не думаю» Главный редактор «Эха Москвы» (май 1990 – февраль 1996) Сергей Корзун. Slon.ru, 8 сентября 2009. https://slon.ru/russia/izmenili_li_my_soznanie_slushateley_ne_dumayu-127827.xhtml
  4. Цуканова, Любовь. «Свобода в несвободной стране. Алексей Венедиктов — The New Times». «The New Times», 23 августа 2010.
Ранее:
Виталий Игнатенко - пресс-секретарь президента
Далее:
Реорганизация Главлита

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: