Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

РИА сообщает о несостоявшейся встрече президента России с премьер-министром Ирландии как о состоявшейся

Борис Ельцин срывает встречу с Альбертом Рейнольдсом на пути из США в Москву, не выходя к нему из самолета. Это не мешает агентству сообщить о встрече.

Прибывший в аэропорт Шеннон на встречу премьер-министр Ирландии Альберт Рейнольдс не застает президента России. Вместо него из самолета выходит первый вице-премьер Олег Сосковец и говорит, что президента не будет. Уже в Москве Ельцин скажет журналистам: «Я скажу честно, я просто проспал. 18 часов в полете, до этого, понимаешь, столько не спал, а служба безопасности не пустила тех людей, которые должны были меня разбудить. Я, конечно, разберусь, врежу им как следует. Что случилось? Первый зам председателя правительства встретился там, поговорил».

После дирижирования оркестром в Германии, которое случилось за месяц до нового дипломатического прокола, пресса, и мировая, и российская, начинает иронизировать над президентом и делать выводы о его алкогольной зависимости. Однако, по данным биографа Ельцина Тимоти Колтона, в этот день у президента случился очередной приступ стенокардии, причиной которого было ишемическое нарушение кровоснабжения сердца. Предыдущие приступы происходили в сентябре-октябре 1991-го и в январе 1992-го.1

«Коржаков, присутствовавший при этом происшествии, подчеркивает, что у Ельцина были нелады с сердцем, однако все выпивали и на земле, и в воздухе, — пишет Колтон. — В ходе избирательной кампании 1996 года губернатор Нижегородской области Борис Немцов, который насмехался над происшествием в Шенноне (а прежде, в Германии, потребовал прекратить пить перед приемом у Гельмута КоляН.Р.), сопровождал Ельцина во время поездки в Чечню. На обратном пути Немцов выпил почти литр водки (Ельцин пил мало) и не смог выступить перед прессой в московском аэропорту. Он вернулся в Нижний, и на следующий день в шесть утра его разбудил звонок от Ельцина, который язвительно напомнил ему о сходстве этой ситуации с ирландским инцидентом». Ельцин «очень чувствительно отнесся к насмешкам по поводу его извинений», — добавляет он.

Несмотря на дипломатический провал, на следующий день, 1 октября, «Новая ежедневная газета» публикует на первой полосе информацию «Борис Ельцин и Альберт Рейнольдс удовлетворили взаимное любопытство». «Президент России Борис Ельцин по пути из США на родину совершил часовую остановку в ирландском аэропорту «Шеннон», — говорится в сообщении газеты за подписью «РИА». — Во время остановки состоялась его встреча с премьер-министром Ирландии Альбертом Рейнольдсом. Ельцин ознакомил Рейнольдса с результатами своих визитов в Великобританию и США. В свою очередь, премьер-министр Ирландии проинформировал российского президента о деятельности его правительства, направленной на урегулирование североирландской проблемы».2

В следующем номере газета вынуждена объясняться. Она публикует оригинал сообщения РИА под номером IE00745, переданного на ленту в 14:15:11, под заголовком «ПРЕЗИДЕНТ-ВИЗИТ ПРЕЗИДЕНТ БОРИС ЕЛЬЦИН ВСТРЕТИЛСЯ С ПРЕМЬЕР-МИНИСТРОМ ИРЛАНДИИ АЛЬБЕРТОМ РЕЙНОЛЬДСОМ ШЕННОН, ИРЛАНДИЯ (РИА)». «Президент России Борис Ельцин по пути из США на родину совершил часовую остановку в ирландском аэропорту Шеннон, — говорится в сообщении агентства. — Во время остановки состоялась его встреча с премьер-министром Ирландии Альбертом Рейнольдсом. Президент России и премьер-министр Ирландии обсудили вопросы двухсторонних отношений и ряд актуальных международных проблем. Ельцин ознакомил Рейнольдса с результатами своих визитов в Великобританию и США. В свою очередь премьер-министр Ирландии проинформировал президента о деятельности его правительства, направленной на урегулирование североирландской проблемы. В заключение состоялась совместная пресс-конференция, на которой Ельцин и Рейнольдс дали высокую оценку поступательному развитию российско-ирландских отношений на благо народов других стран, в интересах укрепления безопасности и стабильности в Европе».3

После этого «Новая» сообщает своим читателям: «Такое сообщение было распространено в пятницу днем по каналам Российского информационного агентства. И с небольшими сокращениями напечатано в субботнем номере нашей, газеты, который подписывался в печать также днем в пятницу. Переданное позднее предупреждение РИА (см. ниже) уже не успело остановить производственный процесс в типографии».

Новое сообщение РИА под номером F100152 озаглавлено так: «ВНИМАНИЮ ПОДПИСЧИКОВ! СРОЧНО. Переданный материал № IE00745 «ПРЕЗИДЕНТ БОРИС ЕЛЬЦИН ВСТРЕТИЛСЯ С ПРЕМЬЕР-МИНИСТРОМ ИРЛАНДИИ АЛЬБЕРТОМ РЕЙНОЛЬДСОМ» — снять (РИА)».

Сейчас, спустя годы, журналист Сергей Авдеенко рассказывает: «Мой друг Боря Королев, который уже восемь лет как умер, тогда — собкорр РИА в Ирландии, написал заметку заранее, дождался приземления самолета и отправил текст в редакцию — чтобы быть первым». О том, что это была обычная практика, говорит и бывший главный редактор «Известий» Василий Захарько. «Накануне каких-то важных ожидающихся событий (часто это визиты глав государств) собкоры, а то и спецкоры поставляли в газетные редакции как бы проекты своих информаций, репортажей, которые обычно становились основой и даже оригиналами публикуемых материалов, — рассказывает он специально для YeltsinMedia. — Это была вынужденная практика по двум главным причинам. Во-первых, не нынешняя, а в советское время ужасная, часто очень ненадежная связь, которая могла подвести в любую минуту. Вот эта практика и выручала. Во-вторых, заранее полученный материал позволял редакциям неторопливо выверить, отредактировать его с политической точки зрения».

«Российская дипломатия в очередной раз оскандалилась, — рассуждает после публикации сообщений РИА автор «Новой». — Напрасно премьер-министр Ирландии четверть часа ждал у трапа самолета нашего президента — общаться ему пришлось с Сосковцом. Причиной конфуза послужило… Здесь допускаются разночтения… Сообщение пресс-службы президента, переданное вечером в пятницу агентствами РИА и ‘Постфактум’, утверждает, что ‘Борис Ельцин почувствовал легкое недомогание, связанное, как полагает личный врач президента, с интенсивной нагрузкой во время переговоров, встреч и поездок по стране’ (под страной имеются в виду Соединенный Штаты). ‘В этой связи по поручению Президента РФ, — продолжает пресс-служба, — переговоры с премьер-министром Ирландии Альбертом Рейнольдсом в аэропорту Шеннон, где приземлился президентский самолет, вел вице-премьер Олег Сосковец’. Сам же Борис Ельцин и по прибытии в Москву, и позднее, в интервью для ‘Итогов’, настаивал на другой версии: он проспал, поскольку находился в воздухе 18 часов, а до этого много недосыпал. По словам Ельцина, как сообщает радио ‘Свобода’, охрана не пропустила к нему людей, которые должны были его разбудить. ‘Я, конечно, разберусь и врежу им как следует’, — сказал президент. Итак — Ельцин спал. И, значит, ничего не мог поручить Сосковцу. Неувязочка получается у президентской пресс-службы… Переданное вечером в пятницу сообщение РИА номер MW00387 о том, что алкоголь создает реальную угрозу здоровью и нравственности россиян, и о том, что межведомственные комиссии Совета безопасности РФ по охране здоровья и по экологической безопасности намереваются просить Государственную Думу вынести на парламентские слушания проблему борьбы с алкоголизацией населения, — упоминается в этой заметке по ошибке и никакого отношения к рассматриваемому эпизоду российской государственной жизни не имеет».

О том, что в прессе той поры начали смешивать проблемы алкоголя с «реальными недомоганиями» пишет в мемуарах  пресс-секретарь президента Вячеслав Костиков:4

Помню, как Борису Николаевичу хотелось пойти на открытие небольшой церкви иконы Казанской Божьей матери, которую заново отстроили на Красной площади. Я оповестил журналистов. Посещение было приурочено к горьким дням октябрьских событий 1993 года. Это был бы жест личной скорби по погибшим в те дни. Предполагалось, что Борис Николаевич выйдет из Спасских ворот Кремля и пешком дойдет до церкви. Но у него так сильно разболелась нога, что стало больно ступать. Было заметно, как он приволакивает ногу. Посещение пришлось отменить. Конечно, разумней всего было бы выпустить небольшое коммюнике лечащего врача и снять всякие подозрения. Но о президенте как-то неловко было говорить, что у него «болит нога». В этом отношении в Кремле осталась масса предрассудков и дурных традиций, идущих от сталинских времен. В результате в газетах на следующий день опять появились гадания на вечно живую тему — «здоровье президента».

Участившиеся отсутствия и недомогания президента, которые скрывать становилось все труднее, уже, впрочем, не вызывали столь острой реакции. Подписание  Договора об общественном согласии весной 1994 года в какой-то степени сняло остроту политического противостояния. В комитетах Государственной  Думы продолжалась драка, доходящая иногда до настоящего мордобоя, но политика ушла с улиц. В обществе постепенно налаживались механизмы взаимодействия, консультаций, поиска компромиссов. Оппозиция, за исключением небольших групп «непримиримых», в целом принимала идею цивилизованной парламентской борьбы. Большинство известных лидеров начинали задумываться о перспективах следующих парламентских и президентских выборов и не хотели дискредитировать себя. Первомайские праздники, которые в последние годы рассматривались как демонстрация сил коммунистической оппозиции, в 1994 году прошли на удивление спокойно, без эксцессов.

В этой обстановке наметилась определенная эволюция отношения в обществе к Ельцину. Постоянно теряя число сторонников, он по рейтингам по-прежнему превосходил других политических деятелей. Но он уже не воспринимался как единственный гарант и защитник демократии. Демократическая пресса, которая во времена яростной конфронтации с Верховным Советом явно щадила президента, теперь как бы сняла «эмбарго» на его критику. Все чаще президенту стали напоминать о его обещании найти и воспитать себе преемника.

Пресса тем временем гадает о причинах произошедшего в аэропорту. «В печати распространилась достаточно абсурдная, но от этого не менее вероятная версия, что о кратком визите в Ирландию еще за неделю до вылета президента в США вообще никто не знал, — пишут в те дни «Московские новости». — Один из российских дипломатов в Дублине будто бы узнал о нем случайно, изучая компьютерные данные об авиаполетах. После чего позвонил в МИД в Москву, где ему долго толком ничего не отвечали, а затем ответили утвердительно. После этого началась спешная подготовка встречи, ради которой премьер Рейнольдс сократил на день свой вояж в Новую Зеландию. Президентские службы теперь уверяют, что визит не подготовил МИД России, хотя на нем и настаивал. В МИДе рассказывают другую историю. Поручение подготовить визит пришло на Смоленскую площадь 19 сентября из аппарата президента. После этого началась подготовка и переговоры с ирландской стороной. Трудно сказать вообще, кому в голову могла прийти идея встречи в Шенноне после двух психологически и физически сложных визитов — в Англию и особенно в США. Наверняка о ней знал помощник по международным делам Дмитрий Рюриков, но его за день до отъезда президента из Москвы из списка российской делегации вычеркнули. О переговорах в Шенноне знал и министр иностранных дел Андрей Козырев, который, однако, остался в Нью-Йорке на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Скорее всего, в отсутствие главных фигур голос других на охрану не подействовал. Что вновь поднимает вопрос о роли охраны в президентском окружении».5

Именно в этой поездке Борис Ельцин представляет Биллу Клинтону молодого нижегородского губернатора Бориса Немцова, которого «Московские новости» называют «несомненной звездой кулуаров этого саммита». «Ельцин представил его Клинтону (как до этого в ФРГ канцлеру Колю) как ‘своего преемника’, — отмечает газета. — Пресса отметила, что Борис Николаевич все время дружески похлопывал по плечу своего тезку и все повторял: ‘Готовься’. Несмотря на то, что Немцов с некоторым раздражением заявил корреспонденту ‘МН’, что ‘этого не будет’, Клинтону этот молодой российский политик, судя по всему, чрезвычайно понравился. Здороваясь перед обедом в Белом доме, Клинтон сказал: ‘Когда я был губернатором Арканзаса, меня тоже называли мальчиком из провинции. Ты знаешь, чем это кончилось.  Давай!'».6

Описание его поездок в СМИ вызывает недовольство президента, которое он выказывает на встрече с главными редакторами московских СМИ 19 октября.

  1. Колтон, Тимоти. «Ельцин». «КоЛибри», 2013.
  2. РИА. «Борис Ельцин и Альберт Рейнольдс удовлетворили взаимное любопытство». «Новая ежедневная газета», 1 октября 1994.
  3. Тупикин, Влад. «История в телеграммах и радиосообщениях». «Новая ежедневная газета», 4 октября 1994.
  4. Костиков, Вячеслав. «Роман с президентом». «Вагриус», 1997.
  5. Без подписи. «Цитата. ‘… Откровенно говоря, я просто проспал…'». «Московские новости», 2 октября 1994.
  6. Радышевский, Дмитрий. «Ельцин в США: мелочи большой политики». «Московские новости», 2 октября 1994.
Ранее:
Президент издает распоряжение о создании Комиссии по рассекречиванию документов, созданных КПСС
Далее:
В России - громкое заказное убийство журналиста, Дмитрия Холодова из "Московского комсомольца"

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: