Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В свет выходит «Русский журнал»

Это одно из первых сетевых СМИ в стране под руководством Глеба Павловского.

Поначалу он занимался републикацией некоторых статей из бумажного журнала «Пушкин».

«В ‘Русском журнале’ публикуются эссе и статьи русских и зарубежных авторов о самоопределении России, об актуальных событиях общественной и культурной жизни, — отмечают в те дни «Московские новости». — Частью журнала являются «Антологии» — сетевые версии крупных печатных изданий. Некоторые рубрики Русского журнала обновляются ежедневно, цикл полной смены текстов равен двум неделям. «Пушкин» посвящен русской культурной жизни. Первые его номера объемом 60 полос будут выходить ежемесячно, впоследствии — два раза в мес.».1

В редакторской статье Глеб Павловский и Марат Гельман объясняют выход «Пушкина» (слоган — «тонкий журнал/читающим по-русски»). «Издание этого журнала мы предпринимаем в конце странного для России периода: последнее десятилетие ‘густым частоколом дат’ отметило сразу несколько исторических крушений, — отмечают они. — Поверх событий временных и полуслучайных, псевдоизобилия, скорости потребления информации и отправки ее в утиль в нашем сознании и культурных привычках произошел поистине эпохальный сдвиг: захлебнувшись массой неосмысленных подробностей, повседневность исторгла из привычного обихода КНИГУ, лишив смысла и содержания саму процедуру ЧТЕНИЯ. Наш прежний общий опыт выживания в узком зазоре между уничтожаемостью и разрешенностью — лишь ностальгические припоминания ДРУГОЙ, ушедшей, реальности. Проследить эту ‘органику деформаций’, цензурировать ментальные, языковые и поведенческие клише, сгущения и пустоты, нащупать контуры обрыва и возможности восстановления среды и нормы: через разговор о книгах и дальше — к проблемной дискуссии, научному досье, анализу совокупности идей и образов в культуре современной России. Вот материал, с которым работает ‘Пушкин’. ‘Пушкин’ — УНИВЕРСАЛЬНАЯ СИСТЕМА: вросшие друг в друга журнал и газета, вариант-инверсия регулярного обозрения КНИЖНОГО МИРА, эссе, рецензий, рекомендаций и одновременно журнал-дайджест перепечаток, переводов».2

О журнале той осенью пишет поэт Лев Рубинштейн. «В те времена, когда мечталось легко и бескорыстно, когда мечтания не раполагали ни к какому буквально действию, я тоже мечтал о журнале с названием — не ‘Пушкин’, но близко — ‘Евгений Онегин’. И вот, пожалуйста, — отмечает он в рецензии в журнале «Итоги». — ‘Название слишком ко многому обязывает’, — скажет охранительно настроенный критик и будет в чем-то прав. ‘Пушкин’ и правда обязывает. И обязывает он прежде всего к легкости и неангажированности, к ясности и адекватности. Издание, носящее столь ‘веселое имя’, и само обязано быть веселым. Не развязным, не (не выношу это слово) стебным, а именно что веселым. Вступительное ‘Слово о Пушкине’ (то есть как бы Пушкинская речь), подписанное редактором Глебом Павловским и соредактором Маратом Гельманом, особой веселости не демонстрирует, а демонстрирует, напротив, не самое продуктивное сочетание невнятности с манерностью. Из двух знаменитых сестер на месте оказалась лишь краткость, что уже похвально. Впрочем, лимит лаконизма у главного редактора на этом исчерпался вполне, и в конце номера его прорвало публикацией длиннющей переписки с неким Сергеем Чернышевым. Неуклюжая многозначительность, явленная уже в названии (‘К возобновлению русского’), распространяется на всю публикацию».3

«‘Русский журнал’ – дитя дефолта, ребенок, родства не помнящий, – журнала ‘Пушкин’, – писала о журнале работавшая заместителем главного редактора Елена Пенская. – Но ‘Пушкин’ тоже возник не в одночасье, а как-то дурил и морочил голову, пока, пусть и на короткий срок, не стал тем, чем он стал. Отцы-основатели – Глеб Павловский, Марат Гельман, Сергей Чернышев – не сразу нащупали верную дорогу и одно время всерьез обсуждали журнал ‘Идиот’, со всей необходимой атрибутикой, автономной редакцией и главредом-идеологом Игорем Яркевичем, подконтрольным Марату Гельману. Уж и номер был собран. Но ‘идиотизма’ показалось мало. Да и во взглядах не сошлись. ‘Пушкин’ на время устроил всех, правда, тихо, но норовисто сбрасывал очередного шеф-редактора. Среди зачинателей ‘Пушкина’ – Игорь Захаров и Ирина Богат (ныне владельцы издательства ‘Захаров’ (Соломон Волков о Бродском, что-то о Пугачевой и демистификация национального кумира Д. С. Лихачева) просуществовали пару недель. Затем семейная пара исчезла, справедливо предпочтя синицу в кулаке (издательство) сомнительному журавлю в небе (журналу Павловского)».4

Рассказывая о первом номере журнала «Пушкин», «Независимая газета» упоминает редакционную статью, написанную Глебом Павловским и Маратом Гельманом. «Пожаловавшись, что с наступлением свободы печати из обихода исчезла книга, Павловский и Гельман тем не менее не отчаиваются, — отмечает издание. — Им кажется, что ‘бескнижье идет к концу’. На этом предчувствии поворота и задуман журнал: ‘сквозь чтение книг дальше — к подробностям и фактуре идей современной России’. Издание делится на несколько рубрик: ‘Лирика власти’, ‘Опыт’, ‘Интеллектуальные путешествия’, ‘Вопрос времени’, ‘Подоплека'».5

 

Читать историю журнала подробнее.

  1. Без подписи. «Неделя». «Московские новости», 30 сентября 1997.
  2. Павловский, Глеб; Гельман, Марат. «Слово о ‘Пушкине'». «Пушкин», 1 октября 1997.
  3. Рубинштейн, Лев. «На рождение ‘Пушкина'». «Итоги», 3 ноября 1997.
  4. Пенская, Елена. «История ‘Русского журнала’». «Новый мир», http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_10/Content/Publication6_7029/Default.aspx
  5. Шумахер, Юрий. «Новые издания. Слово о ‘Пушкине'». «Независимая газета», 15 октября 1997.
Ранее:
С поста главного редактора газеты «Сегодня» уходит Евгений Серов
Далее:
Проходит аукцион по продаже государственного пакета акций компании «Связьинвест»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: