Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В свет выходит журнал «Матадор»

Журнал — это печатная версия одноименной телепрограммы Константина Эрнста, рассказывавшая с 1990 года о кино, музыке и моде.

Годы спустя в интервью «Афише» Эрнст рассказал, как родился бумажный «Матадор». «Потребность в журнале была тогда у многих, — говорил он. — Появился Игорь Григорьев с «Империалом», а потом с «ОМом», Игорь Шулинский с «Птючем». И к этому моменту у меня возникло ощущение эфемерности телевидения. Телевизионная программа существует в тот момент, когда ты «эфиришь». А потом рассеивается в воздухе. Хотелось создать какой-то «тактильный» продукт, который можно потрогать, поставить на полку, а когда захочешь, опять полистать. И в итоге там собрались довольно любопытные ребята, потом много чего интересного наваявшие. Илюша Ценципер, не нуждающийся в представлениях, был замом главного редактора. Валера Панюшкин — специалист по флорентийским средневековым праздникам — там начал работать в журналистике. За литературную критику отвечал Слава Курицын. Главный художник Рем Хасиев сейчас делает дизайнерский «Монитор», который продается во всем мире. Наш завхоз Гена Иозефавичус стал потом мощнейшим обозревателем красивой жизни, соучредитель журнала Александр Роднянский тоже, в общем, не последний парень на деревне. С одной стороны, мы делали ставку на контркультурную идеологию, а с другой — были визуальными перфекционистами. Хотя я, конечно, понимаю, что совершенные фотографии за последние 15 лет всех сильно утомили, и поэтому, чтобы привлечь к чему-то внимание, нужно без вспышки снимать, темно, радикально, откуда-нибудь «из-под мышки». Но тогда хотелось делать иначе. Был такой общественный запрос».1

Телевизионная программа «Матадор» была знаковой для своего времени, а в 1993 году была признана Ассоциацией независимой кинопрессы лучшей программой о кино. В интервью газете «Известия» в январе 1993-го Эрнст говорил о противоречиях между телевидением и кино, которое он решил снимать в 14 лет. «И сейчас, когда мне 31, я нахожусь в состоянии 14-летнего мальчика, который еще не подтвердил, что его догадка верна, — говорил он. — Я так часто начинаю говорить о своих кинематографических планах лишь для того, чтобы отрезать себе возможность продолжать дальше работу на телевидении. Я надеюсь, что в какой-то момент все эти разговоры достигнут критической массы, и все скажут: ‘Старик, ты уже полгода назад решил снимать фильм, почему же ты до сих пор не уходишь?'»2

На вопрос, переживает ли телевидение расцвет с точки зрения художественности, Эрнст отвечает, что на телевидении действительно происходит ренессанс. «За последний год общая ‘картинка’ совершенно изменилась, — говорит он. — Я получаю визуальное удовольствие от нашего телевидения, чего не было в прошлые годы. Меня оно раздражало своей визуальной тупостью. Телевидение стало не только профессиональным, но и приятным для глаза. Телевидение сегодня, конечно же, зона благоприятного экономического производства, чего не скажешь, например, о кино. И очевидно, что за 1993 год телевидение поднимется еще на порядок выше, я уверен. Но одновременно и произойдет жестокая селекция профессионалов и непрофессионалов. Платить деньги халтурщику никто не станет. Поэтому плохие программы умрут».

Журнал «Матадор» будет закрыт в декабре 1998 года.

  1. Ванина, Елена.  «История русских медиа. 1989-2011». «Афиша», 2011.
  2. Малярова, Ирина. «Константин Эрнст. ‘Господи, мне опять повезло'». «Известия», 22 января 1993.
Ранее:
В Чечне гибнет первый журналист
Далее:
В эфир ТВ-6 выходят "Акулы пера"

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: