Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

Создана Московская хартия журналистов

27 известных журналистов подписывают декларацию и оставляют ее открытой для подписания другими. Это один из первых профессиональных этических кодексов новой России.

Обязательства «способствовать укоренению, распространению и защите в России» 11 принципов, уважение к которым они считают «непременной и неоспоримой основой развития честной, свободной, профессиональной журналистики», берут на себя Алик Батчан, Михаил Бергер, Лев Бруни, Сергей Бунтман, Ольга Бычкова, Алексей Венедиктов, Анатолий Вербин, Дмитрий Волков, Наталья Геворкян, Александр Гольц, Владимир Гуревич, Аркадий Дубнов, Равиль Зарипов, Алексей Зуйченко, Ирина Иновели, Сергей Корзун, Владимир Корсунский, Вера Кузнецова, Вероника Куцылло, Анна Мельникова, Сергей Мостовщиков, Леонид Парфенов, Сергей Пархоменко, Маша Слоним, Михаил Соколов, Лев Тимофеев и Юлия Хайтина.

Среди принципов есть и те, что копируют положения закона о СМИ — сохранение тайны источника информации, возможность снять свое имя под искаженным сообщением, но также звучат и этические обязательства — не брать в руки оружия, не состоять в органах власти и политических организациях, не брать платы за распространение информации, не клеветать, не заниматься плагиатом.

Маша Слоним, Анна Качкаева, Ольга Бычкова. Кадр из фильма Маши Слоним «Тяжкое бремя свободы».

Подтверждая общность в понимании нашего гражданского и профессионального долга, мы скрепляем своими подписями настоящую Хартию и тем принимаем на себя взаимные обязательства способствовать укоренению, распространению и защите в России нижеследующих принципов, уважение которых мы полагаем непременной и неоспоримой основой развития честной, свободной, профессиональной журналистики:  

  1. Журналист распространяет, комментирует и критикует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен. Он прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому-либо ее неполнотой или неточностью, намеренным сокрытием общественно значимой истинной информации или распространением заведомо ложных сведений.
  1. Журналист сохраняет профессиональную тайну в отношении источника информации, полученной конфиденциальным путем. Никто не вправе принудить его к раскрытию этого источника.
  1. Журналист отвечает собственным именем и репутацией за достоверность всякого сообщения и справедливость всякого суждения, распространенного за его подписью, под его псевдонимом либо анонимно, но с его ведома и согласия. Никто не вправе запретить ему снять свою подпись под сообщением или суждением, которое было хотя бы частично искажено помимо его воли.
  1. Журналист полностью осознает опасность ограничений, преследований и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью. Выполняя свои профессиональные обязанности, он противодействует экстремизму и ограничению гражданских прав по любым признакам, включая признаки пола, расы, языка, религии, политических или иных взглядов, равно как социального или национального происхождения.
  1. Журналист сознает, что его профессиональная деятельность прекращается в тот момент, когда он берет в руки оружие.
  1. Журналист полагает свой профессиональный статус несовместимым с занятием должности в органах государственного управления, законодательной или судебной власти, а также политических партий и других организаций политической направленности. 
  1. Журналист рассматривает как тяжкие профессиональные преступления злонамеренное искажение фактов, клевету, получение при любых обстоятельствах платы за распространение ложной или сокрытие истинной информации, а также плагиат; используя каким-либо образом работу своего коллеги, он ссылается на имя автора.
  1. Журналист считает недостойным использовать свою репутацию, свой авторитет, а также свои профессиональные права и возможности для распространения информации рекламного или иного коммерческого характера, если о таком характере не свидетельствует явно и однозначно сама форма этого сообщения. Журналист не принимает платы за свой труд от источников информации, лиц и организаций, заинтересованных в обнародовании либо сокрытии его сообщения. 
  1. Журналист уважает и отстаивает профессиональные права своих коллег, соблюдает законы честной конкуренции, добивается максимальной информационной открытости государственных структур.  Журналист избегает ситуаций, когда он мог бы нанести ущерб личным профессиональным интересам своего коллеги, соглашаясь выполнять его обязанности на условиях заведомо менее благоприятных в социальном, материальном или моральном плане.
  1. Журналист отказывается от задания, если выполнение его связано с нарушением одного из упомянутых выше принципов.
  1. Журналист пользуется и отстаивает свое право пользоваться всеми предусмотренными гражданским и уголовным законодательством гарантиями защиты в судебном и ином порядке от насилия или угрозы насилием, оскорблений, морального ущерба, диффамации.

Совершено в Москве, 4 февраля 1994 года

Кадр из фильма Маши Слоним «Тяжкое бремя свободы».

Одна из участниц этого закрытого клуба, встречавшегося регулярно с ньюсмейкерами, журналист Елена Трегубова рассказывала о нем в «Байках кремлевского диггера». «’Хартия’ родилась из легендарного ‘Клуба любителей съезда’, существовавшего еще в кулуарах Верховного Совета, — писала она. — Несмотря на провокативное название, съезд в этом Клубе не любил никто. Точнее было бы назвать его ‘Клуб любителей выпить’. Причем — именно в кулуарах съезда. Я, еще будучи ‘салагой’ лет девятнадцати от роду, не способной взять в рот ни грамма алкоголя (как, впрочем, увы, и сейчас), с благоговением наблюдала в буфете Большого Кремлевского дворца, как мои ‘старшие товарищи’ — Володя Корсунский с ‘Немецкой волны’, Алик Бачан с ‘Голоса Америки’, Лева Бруни с ‘Радио Франс’ и примкнувшая к ним фракция газеты ‘Сегодня’ — с особым цинизмом, прямо под звуки трансляции из зала заседаний, ‘принимали поправки’. Сначала принималось по рюмке ‘за основу’, через пару минут — уже ‘в первом чтении’. А когда все поправки были уже единогласно приняты, им приходилось удаляться домой к Слоним — ‘на парламентские чтения’».1

Сергей Пархоменко. Кадр из фильма Маши Слоним «Тяжкое бремя свободы».

В свою очередь Маша Слоним рассказывала в интервью для проекта YeltsinMedia, как родилась хартия. «Сергей Пархоменко читал всякие хартии международные, я несла что-то, потому что все-таки работала на ‘Би-Би-Си’ и у нас была своя хартия для работников, Лева Бруни что-то такое читал, да и другие, — говорила она. — И в конце концов составили свод простых принципов работы журналистов, решив создать писаную хартию. А помимо нее — клуб. В 1994 году мы хартию опубликовали и продолжили собираться раз в неделю. И получалось, что всегда кто-то из ньюсмейкеров приходил к нам. И у нас было одно правило, что все, что мы слышим от них на этих наших встречах, это конфиденциально, мы об этом не пишем. Это всегда работало, и они нам стали доверять. Было интересно и нам, и им, мне кажется. Хотя они, конечно, пытались влиять на нас, хартию. Мы (обычно — девочки с ‘Эха Москвы’) обзванивали всех и собирались у меня на квартире. Одно время даже снимали помещение в здании ‘Московских новостей’, потом это как-то ушло».

Это был закрытый клуб и — открытая для подписания хартия, говорила она. Гостями клуба в разное время были Анатолий Чубайс, Альфред Кох, Борис Немцов, Борис Березовский, Михаил Ходорковский, Сергей Юшенков, Сергей Дубинин, Татьяна Дьяченко, Григорий Явлинский, Александр Гольдфарб и другие.

Наталия Геворкян, Сергей Пархоменко, Борис Немцов, Маша Слоним, Сергей Корзун. Кадр из фильма Маши Слоним «Тяжкое бремя свободы».

«Каждый из нас добровольно подписался под правилами, которые он обязался выполнять в профессии, — писала Трегубова годы спустя. — Хартия гласила, в частности, что журналист ‘не принимает платы за свой труд от источников информации, лиц и организаций, заинтересованных в обнародовании либо сокрытии его сообщения’. Кроме того, каждый из нас поставил свою подпись под тем, что журналист ‘отстаивает права своих коллег, соблюдает законы честной конкуренции, добивается максимальной государственной открытости государственных структур’. А также ‘избегает ситуаций, когда он мог бы нанести ущерб личным или профессиональным интересам своего коллеги, соглашаясь выполнять его обязанности на условиях, заведомо менее благоприятных в социальном, материальном или моральном плане’. Именно эти пункты нашей журналистской ‘Декларации прав человека’ очень скоро стали так болезненно актуальны для многих из нас. Ровно с такой гордой и свободолюбивой цеховой ‘конституцией’ мы, ведущие политические журналисты страны, и встретили внезапно обрушенные на нас олигархами информационные войны, а потом — путинский разгром негосударственных СМИ. И в какой мере каждый из нас сдержал это добровольное обещание, скрепленное подписью, — судить теперь только нам самим».

  1. Трегубова, Елена. «Байки кремлевского диггера». «Ад Маргинем», 2003.
Ранее:
Компания "МММ" начинает продажу акций
Далее:
Александр Ильин избран главным редактором "Правды"

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: