Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

В эфир ОРТ выходит «19.59»

Программа первого канала, получившая название по времени выхода в эфир, — одна из первых попыток инфотейнмента в России. Она была разгромлена телекритиками и закрылась после нескольких выпусков.

В прессе только декорации студии оценивались в 200 тысяч долларов, ее ведущими были четверо: политолог Дмитрий Орешкин (политические новости), журналист Александр Минкин (этика), экономист Владимир Мау (экономика) и кадровый сотрудник МВД Олег Аксенов (криминал).

На телекритика Ирину Петровскую «19.59» произвела такое сильное впечатление, что она была «вынуждена изменить своему правилу не сразу вонзать зубы в новые проекты». Ей не понравилась форма программы, «претенциозность оформления».1  «Проект во всех отношениях супероригинальный, — писала она в «Известиях». – Усилиями художников создана настоящая виртуальная реальность – все блестит, мигает, вертится, наплывает. Студия напоминает то ли зал атомной АЭС, то ли цирковую арену. Единого ведущего нет. Его партия разложена на несколько голосов, направляет которые Дмитрий Орешкин». Но, по ee мнению, «главная беда заложена в концепции» программы, потому что «это попытка исполнить Баха, одновременно отплясывая канкан, — поясняла она. – Видимо, создатели ’19.59’ исходили из того, что политика – материя чрезвычайно скучная и мало кому в серьезном изложении интересная. Так, зритель ‘Итогов’ – это в первую очередь человек с определенным уровнем образования. Чтобы привлечь зрителя простого, массового, необходимо из политики сделать ‘попсу’, то есть максимально облегчить, внести элементы клипа: вставить кадрики из популярных фильмов, подложить музычку. Вышло из этой затеи форменное жанровое недоумение».

Режиссеру Максиму Иванникову, который в начале 90-х делал программу вместе с Леонидом Парфеновым, критик не прощает иронии, которая была, на ее взгляд, уместна в «Намедни», но не в новой программе. «Хроника преступлений дудаевских боевиков, — описывает она программу. – В кадре война, убитые солдаты, разрушенные дома, заложники. За кадром текст, перечисляющий злодеяния боевиков: ночные обстрелы, похищения рабочих, приехавших восстанавливать Грозный, изнасилования старух, стрельба в спину нашим солдатам, огонь из-под юбок заложниц в Буденновске. Неожиданно документальные кадры, сопровождающие рассказ, сменяются кадрами художественными, из фильма Никиты Михалкова ‘Раба любви’. ‘Господа, вы звери, господа, вы будете прокляты своей страной’, — стонет Елена Соловей в образе звезды немого кино Веры Холодной. — <…> Серьезная аналитика представлена Александром Минкиным, который учит население, как правильно выбрать президента: надо выбирать не лекарство, а врача. Мысль создателям программы кажется настолько ценной, что ее разбивают на куски и протягивают во времени и пространстве».

Другой критик — Анри Вартанов, тоже в пух и прах разнес программу.  «<…> дилетантизм, который дал себя знать во всех передачах ОРТ с приходом туда большого числа руководителей, далеких от ТВ, в этой программе расцвел, как нигде еще, — писал он. — В ‘19.59’ все началось с грубого посягательства на законы жанра: серьезную аналитическую программу решили построить по канонам… развлекательного шоу. Отсюда – громадная, пестро, с явными излишествами, оформленная студия. Ярко-синий пол, ярко-оранжевые выгородки. Электронные эффекты, которые успели стать ненавистными после бесконечных клипов и попсовых музыкальных номеров».2 «Телезрителю было невдомек, почему один ведущий освещал лишь политические темы, другой – экономические, третий пужал криминальными сообщениями, а четвертый утешал после услышанного и давал советы, как жить, — добавлял он. — Любопытно, что никто из них не утруждал себя необходимостью держаться в хронологических рамках недели, говорил о том, что можно было бы сказать и месяц, и квартал, и даже год тому назад. Программа со скандалом провалилась и у зрителей, и у критиков. Пришлось ее, несмотря на громадные затраты, пошедшие на оборудование студии и электронику, спешно закрывать. Правда, руководители ОРТ пытались сделать хорошую мину при плохой игре и говорили что-то насчет того, что все это было заранее продуманным экспериментом, что он дал ожидаемые результаты, что работа в том же направлении будет продолжаться и т. д. Тем не менее, нокаут, полученный в течение месяца, когда выходила в свет «19.59», оказался настолько чувствительным, что следующая, пятая, попытка была сделана лишь спустя полгода. 12 октября 1996 г. состоялась премьера аналитической программы, которую вел С. Доренко».

Через неделю после «19.59» в эфир РТР вышло «Зеркало» Николая Сванидзе.

Позже руководитель информационного вещания ОРТ объясняла причины закрытия программы. «Передача ‘19.59’ пала жертвой отсутствия в ней лидера, — рассказывала она в интервью агентству «Телескоп». — У информационно-аналитической передачи должен быть хозяин, и им не может быть режиссер — иначе она превращается в некоторую художественную форму и перестает быть информационно-аналитической программой. Я по-прежнему считаю, что такого интеллектуального потенциала, который был у команды, делающей ‘19.59’, не было ни у одной программы на телевидении. Но команда не смогла выдвинуть лидера, лидера не смогли предложить со стороны, и в итоге все превратилось в чисто режиссерский эксперимент: люди, занимающиеся содержательной частью программы, после 15-го дубля уже не понимали, что происходит».3

  1. Петровская, Ирина. «На ОРТ появились свои ‘Итоги’. Эта штука посильнее…» «Известия», 20 апреля 1996.
  2. Вартанов, А. С. «Актуальные проблемы телевизионного творчества: На телевизионных подмостках: Учебное пособие». «Высшая школа», 2003.
  3. КТА «Телескоп». «Информация на ТВ — пропаганда или аналитика?» «Новая газета. Понедельник», 18 ноября 1996.
Ранее:
«Комсомольская правда» проводит акцию с призывом «Не стреляйте в поэтов и журналистов!»
Далее:
Выходит спецвыпуск «Общей газеты», посвященный памяти Надежды Чайковой

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: