Наталия Ростова,
при поддержке фонда «Среда» и Института Кеннана

Расцвет российских СМИ

Эпоха Ельцина, 1992-1999

РЕФЕРЕНДУМ: Первая «война компроматов» и «11 чемоданов Руцкого»

«Одиннадцать чемоданов Руцкого», как это словосочетание вошло в историю, – это одно из первых громких публичных обвинений в коррупции высших должностных лиц.

Вице-президент генерал Александр Руцкой, находящийся в глубокой оппозиции президенту Ельцину, в Верховном Совете объявляет, что располагает 11 чемоданами компромата на высших должностных лиц. С октября 1992 года он руководил Межведомственной комиссией Совета безопасности по борьбе с преступностью и коррупцией, а 19 февраля в «Рабочей трибуне» опубликовал программу борьбы с коррупцией, состоящую из 12 пунктов. В докладе названы ближайшие сторонники президента, включая Егора Гайдара, Геннадия Бурбулиса, Михаила Полторанина, Владимира Шумейко, Александра Шохина, Анатолия Чубайса, Андрея Козырева и др.

Через пять дней после этого, отвечая в интервью на вопрос газеты «Аргументы и факты», не боится ли он «одиннадцати чемоданов» Руцкого, Борис Ельцин отвечает: «Я ему говорил: почему не сдаете документы в прокуратуру? Ведь, суля по всему, Генеральный прокурор к нему совсем неплохо относится, а дел-то в прокуратуре нет. Может, причина в том, что в тех документах, которыми грозит Руцкой, мало что есть криминального. Не может же он один насобирать больше, чем все правоохранительные органы. Ведь тысячи следователей работают». В том же интервью он говорит, что жалеет, что взял себе Руцкого в соратники. «Аналитики говорят, что он нам практически ничего не принес для победы на выборах», — так он отвечает на вопрос, в чем он мог бы покаяться за то время, которое прошло после старта реформ. Он также выражает сожаление, что не удалось «более четко сформулировать цели реформы, разбить ее поэтапно, разъяснить ее, чтобы ее все поняли умом». «Люди чувствуют, что дело нужное, прогрессивное, а что это такое — в глубине души многие не понимали», — заключает он. Журналисты — а это главный редактор газеты Владислав Старков и его заместитель Андрей Угланов, — задают еще и вопрос о персональных привилегиях, о доме, который строят для президента в Крылатском. «Чего только об этом не говорят!» — звучит восклицание в вопросе. «Я приехал в Москву по назначению, а не по своей воле, — отвечает Ельцин. — Мне дали квартиру рядом с Белорусским вокзалом. Грязь, шум. Но я же все-таки Президент России, да и семья большая. Разве я могу в эту свою квартиру пригласить руководителя другой великой страны? Нет, конечно. Я не стал, как мой предшественник, строить себе новый дом. А эта коробка в Крылатском простояла 10 лет — без окон, без дверей. Этот дом начинал строить еще Чазов. Потом его как заказчик выкупило управление охраны и решило достроить. Там двадцать квартир. Никаких 500-метровых квартир, никаких бассейнов, о чем пишут, там и близко нет. Но если, упаси Бог, кто-то там проявит излишнее рвение, о чем я не знаю, то это будет устранено. Я и сейчас, как был, так и остаюсь против привилегий, и не важно, кто их получает — депутаты или кто-то еще. Но посмотрите: вице-премьер Б. Федоров живет в гостинице, руководитель ТВ В. Брагин также не имеет квартиры. Разве это нормально?»

А Егор Гайдар пишет об эпизоде с «одиннадцатью чемоданами» в своих мемуарах так:

В длинной, патетической речи – разнообразный малосимпатичный набор: от реальных фактов злоупотреблений, материалы по которым он обязан был не хранить на черный день в чемоданах, а давным-давно передать прокуратуре, до слухов и нелепиц, замешанных то на полном непонимании сути дела, то на умышленном искажении. Несколько раз звучит и мое имя. Оказывается, именно я вывез золотой запас и разбазарил изумруды. Да и в целом вся исполнительная власть, кроме кристально чистого вице-президента, погрязла в воровстве.

Что ни говори, а удар серьезный, и ведь дорого-то яичко как раз ко Христову дню. Пока разберутся, поймут, что к чему, сколько времени нужно, а референдум – вот он! И как же доверять президенту, если вице-президент говорит, что у него в правительстве одни жулики.

Пока я был у власти, ритуальные обвинения в коррупции ко мне как-то не прилипали. Но в тот вечер после выступления Руцкого, как давно собирались, отправились с Машей во МХАТ на новый спектакль, и тут-то впервые почувствовал на себе по-особому заинтересованные взгляды: «подумать только, схарчил золотой запас страны и сидит как ни в чем не бывало…» Положение неприятнейшее. Единственный выход – прямой, подробный, перед миллионами телезрителей разговор с Руцким, в котором можно показать всю несуразность его обвинений, привести цифры и факты. Но согласится ли он на такой диалог, на прямую дуэль?

Дал очень злое интервью популярной телевизионной передаче «Итоги» в надежде, что это его раззадорит. На следующее утро позвонил Олег Попцов, президент Российской телерадиокомпании, сказал, что А. Руцкой согласился на встречу в радиопередаче. Я попросил пригласить тогда уж и телевизионщиков. Увидев телекамеры, свита А. Руцкого всполошилась, замахала руками, но он сам, скривясь, согласился телеоператоров не выпроваживать. После разговора я вышел из студии в омерзительном настроении. Хотя и уличил Руцкого в массе передержек, рассказал, как на деле принимаются и реализуются решения об экспорте золота, о золотом запасе, который в 1992 году впервые за долгие годы не сократился, а увеличился, хотя и попытался продемонстрировать полную несостоятельность его примитивных экономических построений, было ощущение, что он буквально утопил все это в бесконечном словесном потоке. Согласно хронометражу, Руцкой наговорил в два с половиной раза больше, чем пришлось на мою долю.

Посмотреть передачу не смог, вечером уезжал в Санкт-Петербург. Только там, на встрече, неожиданно для себя узнал, что общественным мнением явная победа присуждена мне, а эффект «чемоданных» выступлений в Верховном Совете во многом нейтрализован.

Свои воспоминания оставил в мемуарах и другой обвиняемый генералом – Владимир Шумейко. Вот что он пишет:

А тогда, в апреле, советская власть во главе с Хасбулатовым и (так и хочется сказать: примкнувшим к нему) Руцким от политических методов борьбы перешла к уголовно-политическим с организацией шумных процессов. Но если в приснопамятные времена «врагов народа» обвиняли в шпионаже и космополитизме, то в наше время самым «актуальным» является обвинение в коррупции. Правда, организаторы тогдашней «борьбы с коррупцией» забыли, что трагедии в истории повторяются, как правило, в виде фарса, да и они вдвоем, хотя один с усами, а другой кавказец, по масштабам личности мало смахивают на Сталина. Одним из главных героев «компромата», вываленного Руцким из знаменитых «одиннадцати чемоданов», стал я. Желающие разгребать этот «чемоданный скарб» нашлись. Очень «красиво», с явными карьерными устремлениями, поступил тогдашний зам. Генерального прокурора Н. Макаров. Наплевав на законность, презумпцию невиновности и прочую «конституционную чепуху», он выступил перед депутатами Верховного Совета с обвинительной речью и обратился к Президенту с просьбой отстранить меня от должности. Незавидная роль досталась в этом деле и тогдашнему Генеральному прокурору Валентину Степанкову, который был не только прокурором, но и народным депутатом, членом Верховного Совета. Когда я позвонил ему и напрямую спросил, что происходит, он ответил:

— А что я могу сделать, когда то Руцкой, то Хасбулатов по два раза на день спрашивают, когда, наконец, я посажу Шумейко. Между прочим, грозят мне всякими карами.

Этот его ответ соответствовал напряженности политической борьбы. Или ты с Ельциным, или с Хасбулатовым. Третьего не дано! После состоявшегося по моей просьбе обстоятельного разговора с Президентом Борис Николаевич подписал распоряжение: до выяснения всех обстоятельств с Генпрокуратурой я временно был отстранен от должности первого заместителя Председателя Правительства России.

Началось мое каждодневное общение с прокуратурой по «выяснению обстоятельств». Очень трудно доказать свою невиновность, если «надзирающие за законностью» имеют установку – посадить. Слава Богу, судьба послала мне на помощь блестящего юриста, «профессионально нахального» адвоката и честного, порядочного человека Бориса Аврамовича Кузнецова, которому я пожизненно благодарен. С его помощью через двадцать один день «за неимением состава» по официальному письму Генерального прокурора Степанкова с 22 сентября 1993 года я был восстановлен в прежней должности.

Неделю спустя Руцкой выступает против сторонников президента, обвиняя их в том, что они развернули, по сообщению газеты «Правда», «мощную «оправдательную агитационную» кампанию с целью заставить население голосовать за политику разграбления страны, когда лучшее эфирное время и первые полосы газет предоставляются именно тем людям, кто непосредственно замешан в приведенных примерах». «А. Руцкой, понимая серьезность обстановки, обратился в телерадиокомпанию «Останкино» с просьбой предоставить час прямого эфира в пятницу 23 апреля. В этом вице-президенту было отказано», – отмечает газета. По данным же «Коммерсанта», это глава телерадиокомпании «Останкино» Вячеслав Брагин предложил ему принять участие в телепрограмме «Взгляд», а «Руцкой, просивший час прямого эфира для обнародования документов по коррупции, отказался участвовать в программе».

В конце апреля президент Ельцин отстранил Руцкого от руководства комиссией, на время сам став во главе ее, – позже руководителем станет адвокат Андрей Макаров.

16 июня Руцкой пообещал передать чемоданы в прокуратуру, и 23 июля Верховный Совет дал согласие на возбуждение уголовного дела против Владимира Шумейко.

Но и самого Руцкого обвинили во владении счетом в швейцарском банке, в результате чего 1 сентября Борис Ельцин отстранил от должности и Руцкого, и Шумейко.

Но позже прокуратура прекратила дело против бывшего вице-премьера: принадлежность ему банковского счета не была доказана. Дело было прекращено и в отношении Шумейко, который вскоре стал исполняющим обязанности министра печати.

  1. Без подписи. «Власти перед референдумом. Хасбулатов готов уйти в отставку вместе с Ельциным». «Коммерсант», 23 апреля 1993.
  2. Гайдар, Егор. «Дни поражений и побед». «Вагриус», 1997.
  3. Соб. Инф. «Заявление А. В. Руцкого». «Правда», 23 апреля 1993.
  4. Старков, В.; Угланов, А. «Жизнь и политика. Интервью Президента России Бориса Ельцина». «Аргументы и факты», № 16, 21 апреля 1993.
  5. Шумейко, Владимир. «Байки из коридоров власти». М: Издательство «Печатные традиции», 2008.
Ранее:
«НГ» публикует статью от имени Бориса Ельцина
Далее:
РЕФЕРЕНДУМ: «Аргументы и факты» публикуют интервью Бориса Ельцина

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: